Горячее море

Василий Авченко
19 февраля 2009, 16:07

Хотя Тихоокеанское побережье и далеко от пресловутого «пиратского клондайка» – Сомали, нынешней зимой в Японском море тоже кипят нешуточные страсти. Суда здесь тонут и пропадают без вести с пугающей частотой. На днях дело дошло и до стрельбы на поражение – имеется в виду история гибели сухогруза «Нью стар».

В минувшее воскресенье стало известно, что примерно в 50 милях от приморского порта Находка в штормовых условиях тонет сухогруз «Нью стар» под флагом Сьерра-Леоне с 16 членами экипажа (граждане Китая и Индонезии) на борту. Сигнал бедствия был подан рано утром в воскресенье. «Члены экипажа эвакуировались на два надувных плота, в район бедствия из Владивостока идет спасатель „Лазурит”, – сообщали информагентства. – На месте происшествия также находятся два российских пограничных катера». В понедельник со ссылкой на Владивостокский спасательно-координационный центр была опубликована информация о том, что пограничный сторожевой корабль «Приморье» спас восьмерых человек, подняв их на борт с надувного плота. Но восемь моряков из 16 погибли, не сумев перебраться с надувного плота на борт российского спасателя или пограничного корабля. Причем пятерых смыло с плота волнами, а трое сорвались в воду во время попытки поднять их на борт. В понедельник утром продолжились поиски их тел. На тот момент сам сухогруз уже исчез с экрана радара (либо затонул, либо еще держался на плаву, но был снесен в сторону – на море продолжался шторм). Обмороженных спасенных доставили в Находку для оказания медицинской помощи.

Постепенно открывавшиеся подробности придали этой истории характер настоящего боевика. Как выяснилось, за несколько дней до этого «Нью стар» (судовладелец – компания «Джи Рун Лани Шиппинг компани лтд» из Гонконга) якобы был пойман на перевозке контрабандного груза, задержан и доставлен в Находку. Однако в ночь с 12 на 13 февраля, как раз накануне прихода в Приморье снежного циклона, иностранные арестанты умудрились каким-то образом сняться с якоря и беспрепятственно ускользнуть из порта, не получив разрешения ни от пограничных органов, ни от капитана порта, ни от Центра управления движением судов. Пограничный сторожевой корабль «Приморье» отправился за ними в погоню. Понятно, что преимущество в скорости было на стороне пограничников, однако возвращаться «по-хорошему» беглецы не пожелали. Поэтому после безуспешных переговоров пограничники открыли огонь – сначала предупредительный, потом на поражение. После того как из 30-миллиметровых автоматических артиллерийских установок было выпущено более 500 фугасно-осколочных снарядов по носовой части, а также по винто-рулевой группе в кормовой части сухогруза, тот лег в дрейф и развернулся в сторону Находки. Однако некоторое время спустя в условиях шестибалльного шторма изрешеченный «Нью стар» начал тонуть. Тогда-то и началась операция, завершившаяся спасением одной половины экипажа и гибелью другой.

К проверке законности действий пограничников приступила Военная прокуратура России. А Дальневосточная транспортная прокуратура, со своей стороны, приступила к проверке исполнения законодательства о безопасности мореплавания. Пограничное управление ФСБ России по Приморскому краю дало официальный и довольно развернутый комментарий по поводу разыгравшейся в море трагедии. «Требований об остановке и возвращении в порт на рейд судно не выполнило и в 2.20 местного времени 13 февраля незаконно пересекло государственную границу РФ… Задачу на поиск и задержание сухогруза „Нью стар” получили российское патрульное судно „Маньчжур” и пограничный корабль „Приморье”. Обнаружив судно-нарушитель и подойдя к нему на расстояние визуальной видимости, пограничники потребовали застопорить ход, но на законные требования об остановке судно „Нью стар” не реагировало… Использовав все возможные меры остановить судно без применение оружия… пограничники, действуя в соответствии со статьей 35 закона „О госгранице РФ”, были вынуждены применить предупредительную стрельбу из штатного корабельного оружия», – говорится в этом сообщении. Однако и огонь не принес желаемых результатов, вследствие чего «была применена стрельба на поражение по носовой и кормовой частям суда, где отсутствуют жилые помещения». Только после четвертого залпа на поражение отчаянный капитан «Нью стара» согласился развернуться. «Во время обратного пути в ночь на 15 февраля, через 36 часов конвоирования, судно попало в сложные гидрометеорологические условия… В экстремальных условиях шестибалльного моря капитан «Нью стара» сослался на выход из строя главного двигателя судна и поступление в трюм забортной воды», после чего решил эвакуировать экипаж на двух плотах, один из которых к тому же «был абсолютно не приспособлен для сохранения жизни людей в условиях зимнего шторма», то есть не имел тента. Тем, кто попал на плот с тентом, повезло больше, в том числе и капитану.

Потом выяснилось, что никакой контрабанды, оказывается, не было, а бегство капитана из Находки объясняется совсем другими причинами. Оказывается, на самом деле судно «Нью стар» прибыло в Находку с грузом риса 29 января и спокойно его разгружало вплоть до 11 февраля. Однако в процессе транспортировки рис залило водой. Российский грузополучатель отказался принять испорченный товар и пригрозил подать в суд, а для обеспечения иска (речь шла о 300 тыс. долларов) инициировал арест судна. Тогда-то гонконгский судовладелец и дал распоряжение капитану немедленно ретироваться из российского порта. Далее, как говорится, по тексту: самовольное снятие с якоря, погоня, стрельба и спасательная операция, оказавшаяся успешной только наполовину.

По версии российских силовиков, во всем случившемся виноват именно капитан «Нью стара», который не только незаконно сбежал из Находки, но и не принял всех необходимых мер по борьбе за живучесть своего корабля (в частности, не оборудовал второй плот тентом). «Российские пограничники действовали абсолютно правомерно, – заявил информагентствам российский эксперт в области морского права Анатолий Колодкин. – Это даже стало обобщенным принципом: если судно совершило нарушение и пытается уйти, прибрежное государство вправе преследовать его в открытом море, захватить и вернуть… Тем более из порта они вышли незаконно». Правда, доподлинно неизвестно, из-за чего конкретно «Нью стар» начал тонуть – из-за шторма как такового или от полученных после снайперской стрельбы пограничников пробоин. Возможно, с юридической точки зрения это и не имеет значения, если действия пограничников будут признаны законными, однако на эмоциональное восприятие случившегося, безусловно, этот факт влияет.

Остается добавить, что в последние несколько дней сообщения о чрезвычайных происшествиях в Японском море неподалеку от берегов Приморья не сходят с лент информационных агентств. Как ранее сообщал «Эксперт Online», ничем завершились поиски исчезнувшей у берегов Японии шхуны «Ji Won No. 1» под панамским флагом с экипажем из граждан России. А в минувшее воскресенье, когда терпел бедствие «Нью стар», в заливе Находка загорелся теплоход «Ненси» под флагом Панамы. С него благополучно сняли весь экипаж в составе 23 человек (граждан России среди них не оказалось), пожар локализовали российские спасательные суда. На днях, кроме того, стало известно, что в бухте Золотой Рог, то есть прямо в центре Владивостока, затонул давно стоявший у причальной стенки большой морской рыболовный траулер «Йохан Келер»…

Самая же свежая новость на текущий момент такая: у мыса Мусудан в Японском море северокорейскими морскими силовиками задержан российский теплоход «Омский-122». Судно, принадлежащее ОАО «Амурское пароходство», следовало из южнокорейского Пусана во Владивосток мимо северокорейских берегов. Мыс Мусудан известен тем, что там находится ракетная база КНДР «Мусан-ри», поэтому задержание в этом районе российских судов происходит уже не в первый раз. Появившиеся было сообщения об освобождении «Омского» оказались ложными. 17 российских моряков с теплохода по-прежнему находятся в северокорейском порту Кимчхек, МИД России и посольство РФ в Пхеньяне предпринимают все возможные усилия для их освобождения.