Деловой успех

3 апреля 2009, 10:05

Проведенная на саммите «работа увенчалась результатом», заявил президент РФ Дмитрий Медведев журналистам. «Это результат коллективной работы, а не только деятельности одного государства или нескольких государств. Надо сказать откровенно и прямо: я считаю, что государства проявили весьма ответственный подход», – признал он. И вот почему: первый саммит в Вашингтоне « все-таки был в известной мере ознакомительный», «декларация, которая была принята, означала лишь набор тем и согласие действовать по определенным принципам». Лондонский саммит завершился принятием коммюнике, которое «содержит вполне конкретный набор тем и вполне конкретный набор решений, касающихся преодоления глобального финансового и экономического кризиса».

По словам Медведева, решения, которые были приняты «и по финансовой поддержке, и по стабилизации на рынках наших стран, и по протекционизму, и по ответственности государств за их макроэкономическую политику, и по судьбе финансовых институтов, – это все абсолютно конкретные серьезные решения, адресованные в будущее». Он отметил, что это не меры прямого действия, но в ходе дальнейшей работы, которая будет продолжена, «могут быть подготовлены уже и международные соглашения на эту тему».

Наднациональная валюта – дело будущего, дал понять президент РФ. «Никто не рассчитывал, что сегодня мы будем принимать решение о ней. Задача сейчас заключается в том, чтобы наши национальные валюты чувствовали себя нормально. Задача заключается в том, чтобы международные резервные валюты также были предсказуемы». Вместе с тем ситуация с национальными резервными валютами не устраивает глав 20 государств, обсуждавших эту тему в Лондоне. «Мы должны подвергнуть эту ситуацию самому серьезному анализу. И сегодня в принципе это было сделано», – пояснил Медведев. В коммюнике, сообщил он, содержится параграф на сей счет: «Мы предпримем все усилия для того, чтобы проводить сбалансированную монетарную финансово-кредитную политику… Мы вернемся к этому вопросу, обсуждая его как на уровне международного валютного фонда, так и в рамках „большой двадцатки”».

G20 потратит 5 трлн долларов на поддержку и развитие экономик – такое решение было принято на саммите. Эта сумма пойдет на реализацию самых различных национальных программ в США, в Евросоюзе, в Китайской Народной Республике, в РФ. «Это совокупная оценка, которая распадается на поддержку банковской системы, поддержку национальных предприятий, того, что называется реальным сектором. Это те программы, которые уже реализуются», – пояснил президент. По линии МВФ объем помощи составляет на сегодняшний день «1 100 млрд долларов и распадается на несколько составляющих. Он включает и прямую помощь, о которой договорились государства, и помощь в виде так называемых специальных прав заимствования (SDR), и некоторые другие формы поддержки. Но естественно, что параметры предоставления помощи, механизм предоставления еще будут определяться».

Россия будет «предоставлять помощь в тех размерах, которые, естественно, еще подлежат окончательному согласованию. Но значительная часть этой помощи (уже сегодня мы можем сказать) пойдет по линии так называемого антикризисного фонда стран ЕврАзЭС, который сейчас создается, и общий объем этого фонда определен в 10 млрд долларов. А также по линии наших двусторонних отношений с государствами, с которыми мы состоим в таких контактах». Это, как правило, соседние государства.

«Выход из этого кризиса, скорее всего, будет более продолжительным, чем нам бы того хотелось», – заявил Медведев. Он признался, что ему хотелось бы сказать, что это переломный момент, но «как ответственный человек я так говорить не буду». «Закономерностей развития этого кризиса пока не знает никто. Мы не только катимся вниз под уклон, но и по каким-то моментам все-таки наступают элементы стабилизации. Это пока не затрагивает экономики в целом, не отражается, к сожалению, на показателях жизни, уровне доходов. Но где-то по отдельным узлам происходит стабилизация. Если это так, значит, у нас есть шансы в какой-то момент принять совокупность решений, которые помогут нам выйти из крутого пике кризиса», – пояснил он. «Сегодня во многом мы „залатываем” бреши, которые возникли в финансово-кредитной системе и в мировой экономике в целом еще три-пять лет назад», но не надо было перегревать экономики...

Медведев припомнил времена Великой депрессии: «Чтобы осознать, что депрессия влияет на все мировые экономики (тем более ряд государств, как вы знаете, не участвовали в этих обсуждениях), потребовалось 15 лет и одна война – очень серьезная. Та скорость, с которой мы действуем, как минимум, наводит меня на мысль, что многие решения, которые мы принимаем, будут достаточно эффективными».

Протекционизм критикуют, он вреден для общего дела выхода из кризиса, но национальные интересы предполагают защиту. «Почти все страны клянутся в приверженности делу борьбы с протекционизмом. Отказываются от протекционизма, а де-факто все равно принимают защитные меры, поскольку большинство руководителей правительств делают выбор в пользу национальных интересов», – объяснил президент РФ.

Но в целом протекционизм – это вредная для мировой экономики штука. Это все прекрасно понимают, сказал он. В итоговом документе по этой проблеме сделано специальное заявление: «Мы, конечно, должны воздерживаться от принятия примитивных защитных мер, которые блокируют торговую деятельность и блокируют работу на рынках. Мы должны внимательным образом отнестись к тем мерам, которые уже приняты. Если эти меры (это касается всех, и России в том числе) покажут, что они неэффективны, тогда от таких мер следует отказываться. Но в некоторых случаях (и мы об этом открыто говорили, я об этом говорил своим коллегам) нам нужно еще убедиться, что такие меры не действуют или, наоборот, наносят вред интересам иностранных производителей, иностранным государствам. Поэтому вопрос протекционизма абсолютно конкретный, штучный, связанный с конкретными ситуациями».

С момента проведения вашингтонского саммита уже насчитывают от 100 до 700 случаев протекционизма в мире. Это означает, что жизнь берет свое. Тем не менее позиция лидеров государств простая – протекционизм в период кризиса как явление в целом вреден, ему нужно давать заслон, разъяснил Медведев.

Подводя итоги встречи с американским президентом, Медведев рассказал, что это «была хорошая встреча. И мне показалось, что нам удалось найти контакт. Конечно, это еще самая первая встреча. Впереди Москва». Оказалось, что на многие вопросы мировой политики Обама и Медведев «смотрят одинаково», хотя «при этом, конечно, сохраняются те расхождения, о которых хорошо известно. Я не могу сказать, что мы сильно продвинулись по наиболее сложным вопросам, но этого и не ожидалось».

«Президент США умеет слушать и умеет давать точные ответы на вполне конкретно сформулированные вопросы. Я думаю, что это очень ценный опыт для любого руководителя, тем более для руководителя такого государства, как США», – считает российский президент.

Говоря о перспективах ПРО, Медведев сообщил, что президенты «договорились, что разговоры на эту тему, контакты, обсуждения этой темы будут продолжены». «Мне, как минимум, показалось, что наши партнеры по этому вопросу не занимают примитивной позиции, а готовы обсуждать различные варианты. Это уже важно. До этого мы слышали совершенно другое: „Какая разница”, „Там какие-то жалкие несколько десятков ракет”, „Мы все уже решили”. Сегодня совершенно другая манера изложения вопроса, совершенно другой подход к обсуждению этой темы. Это меня весьма и весьма устраивает».