О «внятной аналитике» и правах неэффективных собственников

На этой неделе политико-экономический театр абсурда начал превращаться в лицензированный сумасшедший дом. Владелец строительного холдинга пожаловался президенту: СМИ отказываются печатать «нормальную, внятную аналитику» по прогнозу цен недвижимости (видимо, строго вверх?), произведенную его собственными «аналитиками», и даже имеют наглость предрекать (заметим: совершенно обоснованно) дальнейшее понижение цен на недвижимость, препятствуя этим наметившимся сделкам. «Наехал» этот же удивительный персонаж и на банки, которые, уже имея полные закрома неплатежеспособных девелоперов, почему-то не желают дополнительно кредитовать на миллиарды рублей его новые строительные проекты – это в условиях полной неопределенности, нулевых продаж и навалом готового жилья на рынке! То есть, как и СМИ, банки тоже не слушают «внятных аналитиков». Незадолго до того уже другие проблемные заемщики подали судебный иск к кредиторам, и тоже по поводу «внятного анализа»: вы, банкиры, прогнозировали дальнейшее процветание и побуждали этим нас брать дополнительные кредиты. Поэтому теперь не имеете права требовать досрочного погашения по причинам, связанным с не предсказанным вашими же «внятными аналитиками» кризисом. (Как будто думать своей головой, и в том числе не верить ничьим аналитикам, подписывая кредитный договор на сотню миллионов долларов, запрещено законом.) По ходу пьесы еще и законодатели спешно принимают к рассмотрению поправки к законам о введении долгосрочного моратория на проведение процедуры банкротства, подобные американской Chapter 11. Ведь выводить миллиардные активы – дело долгое, и надо предоставить неплатежеспособным собственникам дополнительное время: а то залоги и вправду отойдут к банкам-кредиторам.

Все это – проявления отчаянной борьбы за сохранение собственности в руках ее докризисных «эффективных собственников». Тех самых, которые действительно легкомысленно не предвидели кризис и набрали столько долгов, что при нынешних ценах и продажах оказались неплатежеспособными. Самые горячие общественные темы последних двух десятилетий: приватизация, залоговые аукционы, эффективность частных собственников и т. д. – вновь всплыли в пору кризиса в новом обличье. Оставим в стороне вопросы справедливости: правильно ли, что оказавшийся неэффективным собственник не будет наказан кризисом через лишение его этой собственности, как это предусмотрено правилами капитализма? Предположим, что решение принято радикальное, в пользу свободной конкуренции и народного гнева: собственность (залоги) отходит за долги кредиторам. Тогда вариантов – два. Если кредиторов много и у них в залогах у кого акции, у кого оборудование, у кого строения и земля – существует риск, что предприятие как таковое исчезнет, будет распродано – хотя и с убытками для кредиторов – по частям. Чаще всего проблемные должники – предприятия совершенно нормальные, и банкротства обусловлены избыточными нецелевыми долгами собственника, когда под один бизнес брали кредиты на покупку другого или постройку новых зданий. В таких случаях банкротство является социально нежелательным. Ведь распродажа активов по частям – это увольнение трудового коллектива почти целиком (относительно повезет охране, дежурным электрикам, газовщикам, сантехникам и т. п.), потеря коллективного опыта, нарушение хозяйственных связей – утрата всего, что отличает действующее предприятие от груды имущества.
Если же у банка-кредитора консолидирован достаточный пакет акций, он будет продавать предприятие целиком, как бизнес. Тогда велики шансы, что оно сохранится и в среднесрочной перспективе продолжит нормальную жизнь в новых руках и под новым управлением. Хотя на время продажи – а в кризис даже дешево целые предприятия продать непросто, потому что немногочисленные покупатели с деньгами выжидают, пока цены упадут посильнее, – предприятию и его временным владельцам придется несладко. Банки не располагают готовым управленческим ресурсом. А оставлять на предприятии без надзора собственников старую команду, уверенную, что спустя несколько месяцев новые акционеры ее заменят, рискованно. На самых крупных предприятиях, где управление имело «корпоративный» характер, инерция велика, и какое-то время они будут работать нормально – если у них достанет оборотных средств и если их управляющие умеют самостоятельно работать в условиях кризиса. Там, где собственники, независимо от своего формального положения, оперативно руководили бизнесом – а это подавляющее большинство наших предприятий – есть риск управленческого паралича.

Получается, оставлять просчитавшимся собственникам их предприятия несправедливо (это еще и поощрение безрассудного поведения в будущем), а лишать – неэффективно с общественной точки зрения: высок риск исчезновения важных для экономики предприятий и хозяйственных связей, углубления сверх меры и без того тяжелого кризиса. Промежуточное решение – лишать не всего, а только существенной части имущества (то есть сохранить хозяйскую заинтересованность) и давать возможность выкупить остальное обратно у кредиторов после погашения всех задолженностей – может сработать и уже применяется на практике. Но у него есть ограничение. Если время, потребное для погашения задолженностей, растягивается до семи-десяти и более лет (реальный и нередкий случай), получается, что собственник все это время работает на «дядю», а не на себя. Насколько подобное решение создает именно хозяйскую мотивацию, а не желание вывести активы, как это мог бы сделать и не имеющий доли в предприятии недобросовестный управляющий, – неочевидно.

Так есть ли на самом деле устраивающий всех выход? По гамбургскому счету, совершенно комфортного выхода нет и быть не может. В основе всех подобных проблем лежит избыточный, не оправданный никакими экономическими расчетами спекулятивный кредит периода предкризисной лихорадки. Употребляют модное теперь слово «пузырь». Но пузырь – это некая фикция, надувательство: с виду огромное, на самом деле пустое. И это «пустое» – огромная доля докризисной рыночной стоимости всех активов. Пока в ходе кризисного обрушения всего и вся эта «лишняя стоимость» не исчезнет – до той поры стоимостное равновесие в экономике (соответствие стоимостных пропорций натуральным) не восстановится, а новый экономический рост не получит твердой основы. А в том, чтобы цены недвижимости (в первую очередь, но не только) упали очень сильно – ровно на монопольно-спекулятивную составляющую предкризисного сумасшедшего роста, включая и «административную ренту», – заключается важнейшее условие начала здорового выхода из кризиса. Да, это означает потерю всей или части собственности господином Казинцом (жалобщиком президенту на СМИ, владельцем корпорации «Баркли») и прочими деятелями строительного сектора. Но ведь не просто же так: это плата за то, что вместо сельского хозяйства, скажем, которое казалось раньше не столь выгодным, инвестировали, в погоне за сверхприбылью, в строительство. А за ошибки надо платить – и в том числе собственностью, если ставил ее на кон. (Вот депутат предыдущего созыва Госдумы, афганский десантник и добрый русский человек Андрей Самошин в 2007 году начал новое, несомненно, общеполезное дело, и теперь его хозяйство в Тульской области – крупнейший производитель картофеля в России. Кризис для него не так страшен, как для строителей.)

Но не надо, сложив руки, ждать конца экономического светопреставления. Посмотрев и в самом деле некомфортной действительности в лицо, необходимо сделать несколько вещей, которые пока во внятной форме не сделаны. Первое – официально признать, что собственники предприятий – проблемных заемщиков оказались неэффективными (включая и государственные предприятия), и препятствовать рынку (в лице кредиторов) в отъеме у них собственности не след. Второе – точно так же во всеуслышание объявить, что общество и правительство не заинтересованы в распаде предприятий (за исключением совершенно неэффективных) и что будут приняты государством все меры для их сохранения. Предприятия и банки как «клетки» экономической плоти должны быть сохранены и излечены (хирургическому отсечению подлежит только на самом деле негодное к восстановлению, но кризис ведь обрушивает и вполне здоровые предприятия, лишая их жизненно важного кредита). Подобное недвусмысленное заявление правительства крайне важно, чтобы преодолеть кризис недоверия – то есть кредита.
Третье – необходимо волевое решение о создании специального инвестиционного фонда в собственности у Пенсионного фонда. Туда надо передавать на основе специально принятого закона акции предприятий, отходящие государству за долги, в том числе приватизированных, включая и недолжно розданные в ходе залоговых аукционов. Это восстановит попранную приватизацией справедливость: вернет гражданам их долю прежде общенародного достояния в виде пенсии (за счет дивидендов от предприятий). Народ искренне и единодушно поддержит подобное решение, в чем так нуждается правительство во время кризиса. А предприятия останутся в рыночной среде и будут управляться, как и любое другое частное предприятие.

Наконец, последнее по порядку, но крайне важное с точки зрения восстановления работо- (и кредито-, что следствие первого) способности экономики. Необходимо на гласной конкурсной основе привлекать команды управляющих – как отечественных, так и зарубежных – к управлению «осиротевшими» предприятиями. Это могут быть и «варяги», и группы управляющих «верхнего среднего уровня» с самих санируемых подобным образом предприятий. Управляющие должны вкладывать в «свои» предприятия в том числе и собственные деньги, как принято в секторе прямых инвестиций, чтобы вывод активов был им невыгоден, и мотивировать их следует совершенно так же, как УК фондов прямых инвестиций (private equity): долей в долгосрочном приросте рыночной стоимости. Это проверенная мировым и нашим опытом, безопасная и эффективная практика. Поскольку единый фонд (на всю страну) окажется слишком большим, чтобы быть эффективным, у него должно быть несколько десятков дочерних фондов «обычного» размера: то есть центральный фонд окажется «фондом фондов». А в руководство – инвестиционные комитеты – следует нанять преимущественно зарубежных асов и ветеранов фондов прямых инвестиций и просто опытных управляющих крупными компаниями с безупречной репутацией, которые своим добрым именем будут защищать подобные схемы от подозрений в коррупции. Сейчас кадры высокой квалификации на Западе, как и у нас, существенно подешевели. Они же должны выбирать на конкурсе и управляющие команды предприятий.

Впрочем, большое число судебных процессов последнего времени (например, «Социальной инициативы») послужит ограничением для негодной деловой практики, как и контроль со стороны опытных зарубежных управляющих фондами. Таким образом, уже витающая в воздухе идея фондов «плохих» активов сможет не только обогатить отдельных ловких малых, но способствовать экономической стабилизации, устранению общественных «фантомных болей» приватизации и окончательного решения проблемы финансирования Пенсионного фонда. Все в одном флаконе. Что же касается чудесного неологизма «внятная аналитика» – теперь, после публикации стенограммы встречи предпринимателей с президентом, ему уготовано самое почетное место в современном политико-экономическом словаре.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. У меня уже был коронавирус? Как узнать и что делать?
    Симптомы Covid-19 разнообразны, и медленный подсчет зараженных во многих странах невольно наталкивает на мысль, что многие, возможно, уже переболели коронавирусом, даже не зная об этом
  2. Китайская экономика пошла на поправку, но по-прежнему остается в минусе
    Фабрики и заводы возвращаются к работе, однако скорость восстановления замедляют ограничительные меры Пекина, направленные на борьбу с потенциально возможной второй волной эпидемии, которая может прийти из-за границ Поднебесной
  3. Чудеса устойчивости
    Ситуация на финансовых рынках мира постепенно стабилизировалась. Мировые индексы оттолкнулись от дна и начали восстанавливаться, хотя волатильность остается высокой, и рост сменяется падением. Тем не менее, никаких признаков паники уже нет, и особенно на этом фоне относительной стабильностью выделяется российский рынок
Реклама