Кризисное половодье

Али Алиев
1 июля 2009, 15:53

Вторая волна кризиса еще не накрыла российские финансы и промышленность, однако в ожидании ее прихода аналитики напряженно обсуждают, как бороться с ее последствиями. «Как не допустить массовых банкротств осенью 2009 года» – такая тема обсуждения была предложена участникам круглого стола, организованного Институтом политических исследований.

Последствия второй волны кризиса, которая, по мнению некоторых аналитиков, вот-вот должна обрушиться на российскую экономику, могут оказаться весьма серьезными. По мнению Олега Виханского, директора Института комплексных стратегических исследований, кризис не идет на убыль, а, напротив, углубляется. При этом аналитик призвал отказаться стыдливо называть его исключительно финансовым, поскольку, по его словам, «в реальном секторе экономики ситуация сегодня запредельно плохая». Коллегу поддержал вице-президент РАН Александр Некипелов. По его словам, если один из шоков – резкое падение мировых цен на нефть – российская экономика сумела пережить, то второй шок – отток капитала и скачок кредиторской задолженности – преодолеть пока не удалось. Как отметил академик, денежная накачка так и не дошла до производства – банки не спешат кредитовать реальный сектор. А когда их в директивном порядке заставили это делать, то выяснилось, что к настоящему моменту должники не в состоянии вернуть кредиты. Поэтому, считает Некипелов, вторая волна кризиса вполне вероятна. «Бытует мнение, что кризис даже полезен для экономики. Да, в его результате может возникнуть новая экономика, но с нуля – на развалинах старой. Вопрос – готовы мы платить такую высокую цену? Думаю, что нет», – уверен он.

В свою очередь, депутат Госдумы Валерий Зубов призвал определиться с приоритетами и понять, какую экономику мы хотим иметь. Он привел в пример Китай, экспорт машиностроительной продукции которого в Россию, по его словам, вырос за последние годы более чем вполовину. Говоря о конкретных мерах, которые необходимо принять, депутат предложил на государственном уровне пересмотреть стоимость (сильно завышенную, по его мнению) активов по всей производственной цепочке. «Государство обязано это сделать», – считает Зубов.

Более оптимистичную точку зрения высказал Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии. Он считает, что кризис не углубляется, и говорить о том, что все рушится, неверно. «Да, был отток внешних инвестиций, но уже весной он прекратился. Цены на нефть и газ растут и будут расти», – заявил он. По мнению Дискина, российскому Минфину надо не зажимать расходы и создавать механизм авансирования по госзаказу. Аналитик уверен, что в условиях кризиса банки неизбежно будут реструктурировать долги, поскольку им совершенно не нужны неликвидные активы, которые можно получить с должников по суду.

И вообще, по его словам, оценки ситуации в прессе и правительстве гораздо хуже того, что есть на самом деле. «У нас идет какая-то торговля страхом – я имею в виду позицию Алексея Кудрина, который рисует ситуацию в черных красках, – сказал Дискин. – Однако мне ближе позиция Центробанка, замглавы которого Алексей Улюкаев считает, что дно уже пройдено». На что директор по макроэкономическим исследованиям ГУ–ВШЭ Сергей Алексашенко довольно ехидно добавил: «Копаем еще глубже».

Впрочем, он согласился с коллегой, что даже если вторая волна кризиса и придет, то ничего страшного не случится. «Ничего похожего первой волне не будет. Гораздо хуже, если вторая волне не схлынет, а останется», – сказал Алексашенко. По его словам, нет более верного способа разрушить экономику, чем пустить в нее государство. «Наша экономика проела не только все нефтяные доходы, но и многомиллиардный приток иностранных инвестиций, – напомнил он. – Правительству не хватает оперативности в принятии решений в условиях быстро меняющейся ситуации. При этом нет и системного подхода – разовые акции, вроде разруливания в Пикалево, яркий тому пример». По словам Алексашенко, правительство должно понять, что экономику из кризиса выводит только бизнес. Ему надо создавать стимулы и следить, чтобы эти стимулы работали.

Оживленную дискуссию вызвала проблема применения статьи 451 Гражданского кодекса. Напомним, что, к примеру, 30 июня арбитражный суд Москвы отказал холдингу «Главмосстрой» в удовлетворении первого из семи исков к Альфа-банку об изменении кредитных договоров со ссылкой именно на эту статью ГК. В марте 2008 года Альфа-банк открыл «Главмосстрою» кредитную линию на 135 млн рублей под 13% годовых сроком до ноября 2008 года, а после истечения срока потребовал взыскания просроченной задолженности. В свою очередь. «Главмосстрой» потребовал отсрочить дату погашения кредита до 1 апреля 2012 года, а также объявить временный, до 2011 года, мораторий на выплату процентов по займу. Мотивировкой исковых заявлений служит статья 451 ГК РФ, в которой указано, что заемщик имеет право изменить договор, «если обстоятельства изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях». Существенным изменением обстоятельств «Главмосстрой» считает мировой финансовый кризис, негативно сказавшийся на хозяйственной деятельности компании. Альфа-банк категорически возражал против изменения договора, ссылаясь, в частности, на мнение председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) Антона Иванова о том, что кризис не является основанием для применения статьи 451 ГК.

Андрей Лисицын-Светланов, директор Института государства и права РАН, напомнил, что правоприменительная практика этой статьи ГК еще не сложилась – до сих пор не ясно, можно ли считать мировой кризис основанием для пересмотра кредитных, в частности, договоров. С одной стороны, если да, то это вызовет лавину исков от заемщиков и поставит кредиторов на грань краха. Кроме того, создание такого юридического прецедента грозит тем, что кризисом будут пытаться оправдать любое неисполнение обязательств. Однако, с другой стороны, сами банки не ожидали кризиса и прогнозировали рост экономики, поощряя оптимизм заемщиков. К тому же многие банки активно пользуются данной нормой, включая в кредитные договоры пункт о возможности повышения ставки процента «в случае изменения конъюнктуры рынка». Ряд банков в первые месяцы кризиса повысил ставки по уже выданным кредитам. Таким образом, налицо правовая дискриминация.

После бурной дискуссии, в ходе которой высказывались и прямо противоположные точки зрения, участники круглого стола все же сошлись во мнении, что оптимальным вариантом для обеих сторон – и кредиторов, и заемщиков – должно стать достижение консенсуса исходя из конкретных обстоятельств. Тем более что законом и без того предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования конфликта. И только если этого добиться не удалось, стороны имеют право на помощь государства, обратившись в суд.

Как резюмировал итоги дискуссии директор ИПИ Сергей Марков, конечно, прийти к консенсусу по всем затронутым проблемам невозможно. Однако нет сомнений в том, что бизнесу необходимо постараться самому искать решение собственных проблем. «Иначе, как в старом анекдоте, – придет лесник (в лице государства) и разгонит и белых, и красных, причем так, как он считает нужным», – пошутил он.