Принуждение к бережливости

Али Алиев
3 июля 2009, 19:19

Минэкономразвития вносит последние поправки в проект закона об энергосбережении, чтобы уже с 1 января 2010 года он мог вступить в силу. Помимо экономических мер, государство готово прибегнуть и к жесткому администрированию, чтобы сделать российскую экономику менее энергоемкой.

«Мы сейчас будем ускорять работу над этим законопроектом, но не в ущерб качеству. Мы в ближайшее время доработаем и оценим, успеем ли мы в весеннюю сессию либо мы примем в самые первые дни работы в осеннюю сессию», – заявила министр экономического развития Эльвира Набиуллина после прошедшего в четверг заседания президиума Госсовета по вопросам повышения энергоэффективности российской экономики. По ее словам, предполагается, что основные меры этого законопроекта начнут действовать с 1 января 2010 года. «Одновременно мы готовим подзаконные акты, необходимую нормативную базу для того, чтобы он начал действовать», – отметила она.

Законопроект об энергосбережении призван помочь в снижении энергоемкости ВВП, простимулировать создание новых технологий, создать новые рынки и рабочие места, внести вклад в решение проблемы изменения климата. Четыре главных направления касаются населения, государственного сектора, электроэнергетики и ЖКХ, а также содержат меры, которые должны будут стимулировать к энергосбережению частный сектор.

Минэкономразвития предлагает обязать бюджетные организации в течение пяти лет снизить на 15% свои расходы на оплату электроэнергии и другие энергоресурсы, при этом если получится сэкономить больше, то эти деньги останутся в их распоряжении. На бытовых приборах и компьютерах появится специальная маркировка со сведениями об их энергоэффективности. Не исключено, что в перспективе все энергопотребляющие устройства, не имеющие специальной маркировки, будут запрещены для продажи. А затем будет введен прямой запрет на «неэффективные» устройства при наличии на рынке аналогичных товаров.

В новом законопроекте предполагается ускоренная амортизация энергоэффективных устройств и оборудования, предоставление инвестиционного налогового кредита под внедрение сберегающих программ, субсидирование процентной ставки по кредитам. А регионы и муниципальные образования смогут претендовать на бюджетные субсидии по реализации программ по энергоэффективности и энергосбережению. Предусматривается также софинансирование в размере 50% мероприятий по энергосбережению в многоквартирных домах. Все новые дома и дома после капремонта будут в обязательном порядке оснащены счетчиками электроэнергии, тепла, расхода воды и газа. При этом застройщики будут нести ответственность за сохранность энергоэффективных свойств дома в процессе его эксплуатации.

«Без мер либо налогового стимулирования, либо софинансирования проектов энергоэффективности успешные проекты в этой области невозможны. Такие механизмы надо будет предусмотреть», – отметила Эльвира Набиуллина. Напомним, что первоначальный проект закона вызвал резкое неприятие специалистов и аналитиков, которые указывали на то, что излишнее администрирование в этой сфере может привести к всплеску коррупции. По их мнению, целью закона должно стать создание условий для свободных участников рынка, направленных на энергосбережение, чтобы экономия была выгодна и потребителям, и производителям.

Однако, судя по всему, государство намерено использовать и директивные методы. Так, по словам Набиуллиной, с 1 января 2011 года может быть введен запрет на производство и оборот ламп накаливания мощностью более 100 ватт. Это в масштабах страны, по мнению главы МЭР, должно привести к экономии от 10% до 20% стоимости услуг за электроэнергию.

Повышение энергоэффективности и запрет «лампочек Ильича» – это, безусловно, правильное решение, считает управляющий партнер НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Иван Андриевский. Однако для того, чтобы перейти на энергосберегающие лампы, необходимо наладить собственное производство. «Сейчас в нашей стране наибольшая часть ламп импортного происхождения, однако лидером продаж является Китай: стоимость ламп, произведенных в Поднебесной, существенно ниже российских аналогов. Именно такая продукция и пользуется спросом в период кризиса, хоть и качество ее оставляет желать лучшего, – напоминает аналитик. – Навряд ли пенсионер из глубинки захочет платить 150-300 рублей за смену лампы, пусть даже она более долговечна, чем обычные лампы накаливания».

По словам Андриевского, в России импортные электрические лампочки задвигают в тень отечественные из-за низких таможенных пошлин, установленных государством на эту продукцию. Например, поставляя российские лампы в Иран, нужно заплатить 300% таможенных пошлин от их стоимости, в Европу – минимум 60-70%. Таможенные пошлины в России на ввоз такой продукции составляют 15-20%. Это развитию отечественной светотехнической промышленности явно не способствует.

Впрочем, государственный почин уже подхвачен – генеральный директор Томского электролампового завода (ТЭЛЗ) Владислав Голубев не только поддержал введение запрета на оборот ламп накаливания, но и предложил развивать производство энергосберегающих ламп на базе действующих предприятий, поскольку они уже обладают налаженными каналами сбыта и специалистами, способными реализовать новые проекты. «Не говоря уже о том, чтобы в это сложное время люди не потеряли работу», – отметил Голубев. Правда, по его словам, «для кардинального переоборудования производства и создания новых мощностей потребуются инвестиции в размере 1,57 млрд рублей». Зато он подтвердил, что контроль над заводом перешел к структуре Сбербанка, и нашел в этом положительный момент: «Сейчас, когда фактическим собственником завода стал Сбербанк со всей его финансовой мощью, реализация этой инициативы президента может быть решена „на раз, два, три”».