Закон о спасении детей

Михаил Рогожников
главный редактор Expert.ru
30 июля 2009, 13:38

Каждый день мы встречаем в газетах или журналах просьбы помочь на лечение больному ребенку, часто смертельно больному. К счастью, огромное количество людей откликаются на эти просьбы, а многие благородные люди занимаются организацией помощи.

В то же время государство обязано обеспечить право бесплатного лечения. Согласно ст. 41 п. 1 Конституции РФ, «медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». Для самого пациента ключевым словом здесь является «бесплатно». За счет каких средств оказывается помощь — дело государства и медучреждения.

Таким образом, если пожертвования собираются на лечение в России, то есть «в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения», это значит, что государство в данном случае не выполнило свою конституционную обязанность. Многие просьбы о помощи относятся именно к таким случаям. Так, фонд «Подари жизнь» создан, чтобы помогать (в том числе оплачивать лекарства) детям с онкологическими и гематологическими заболеваниями, лечащимся в российских клиниках. Он был бы, наверное, необходим в любой ситуации, так как и вообще без благотворительности обойтись нельзя, и лучше, если не приходится обходиться без той любви к детям, которую, помимо денег, «собирает» (в кавычках) и отдает (без всяких кавычек) этот и другие лучшие наши фонды. Но, к сожалению, сегодня благотворителям приходится не только оказывать больным детям дополнительную помощь, но и закрывать прорехи, оставленные государством.

Государство, впрочем, не является в российском законодательстве стороной, которая взяла на себя обязательство оплачивать любые счета, выставляемые ему государственными или муниципальными больницами. Конституционное положение о бесплатности лечения уточнено «Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». Согласно «Основам», сколько стоит лечение граждан России, определяется «Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи». Соответствующая программа на 2009 год указывает, что «на один койко-день в больничных учреждениях и других медицинских организациях или их соответствующих структурных подразделениях» тратится 1380,6 рубля (большую часть обеспечивает фонд ОМС). В этих пределах правительство и обязуется оплачивать «больничные счета», от зарплаты врачей и закупки лекарств до питания. Понятно, что норматив определяет средний расход и профильные клиники получают на одного больного гораздо большее финансирование, чем районные больницы. И все же, даже в специализированных учреждениях на многие дорогие лекарства и прочее средств не хватает.

Конечно, всегда на что-то не хватает, а у нас в здравоохранении — систематически и на многое. Но в отношении тяжело больных детей нужно перестать воспринимать нехватку средств как само собой разумеющееся.

Нельзя сказать, что представители государства не понимают этого. Непопулярный бывший министр Михаил Зурабов сказал три года назад: «Медпомощь детям в России должна осуществляться бесплатно. Это наша принципиальная позиция». Хорошо бы она не изменилась.

Вряд ли кто-то возьмется утверждать, что государство в принципе не может найти деньги на жизненно необходимые детям лекарства и другие лечебные нужды. Даже сейчас. Между тем есть опасность, что бюджетный дефицит станет оправданием для ухудшения ситуации там, где она и без того недопустимо плоха.

Требуются такие изменения в законодательство, в результате которых ежегодно принимаемые государственные гарантии бесплатной медицинской помощи дополнились бы еще одной строкой. В ней указывалась бы (повышенная до достаточного уровня) стоимость койко-дня при лечении заболеваний, представляющих угрозу жизни несовершеннолетних. А в целом законодателю нужно постулировать, что при лечении опасно больных детей государство всегда тратит на него столько, сколько необходимо, чтобы пациент окончательно выздоровел.

Благотворительность не может полностью заменить в этом вопросе государство. При всей доброте и щедрости граждан России, которые в данном случае не вызывают особых сомнений, любая просьба о помощи свидетельствует, что помощь уже запаздывает. Сбор денег отсрочивает лечение. Не на всякую болезнь есть крупный фонд, и что делать, если не хватает средств и в таком фонде? Не нужно быть врачом, чтобы знать, как важно время. Кроме того, ожидание означает страдания больного. И вот, когда государство уже могло бы (и должно бы) немедленно, автоматически начать финансировать лечение, оно этого не делает, а вместо этого начинается сбор денег по частным или общественным каналам. А сколько таких людей, кому так и не удается разместить объявления в достаточно популярных журналах и газетах или же разыскать адрес нужного фонда? Многие жители удаленных от столиц мест наверняка способны растеряться в такой ситуации.

Это конкретная проблема, которую наше общество действительно могло бы решить.