Луга против озер

Василий Каснакин
8 июля 2009, 16:06

В Самарской области завершились 36-й Всероссийский фестиваль авторской песни им. Валерия Грушина и 36-й фестиваль бардовской песни им. Валерия Грушина. Оба фестиваля проходили в одно и то же время в 15 км друг от друга. Что происходило на фестивалях и почему их было два, пришлось выяснять корреспонденту «Эксперта Online».

Идея Грушинского фестиваля возникла в 1967 году после того, как на реке Уде, спасая детей с перевернувшейся лодки, трагически погиб студент Куйбышевского авиационного института (ныне Самарский государственный аэрокосмический университет), исполнитель туристических песен, организатор и участник трио «Поющие бобры» Валерий Грушин. Осенью 1968 года друзья Валерия собрались на кордоне Колоды (еще одно название – Каменная Чаша) – одном из самых живописных мест Жигулевских гор, чтобы песнями вспомнить своего товарища. С тех пор фестиваль неизменно проводится в окрестностях Самары – то на Мастрюковских озерах, то на Федоровских лугах. В советское время фестиваль даже запрещали, но ненадолго. С 1986 года его опять начали проводить на Мастрюковских озерах.

В 2007 году в СМИ и других документах стало фигурировать уже два фестиваля, проводимых в одно и то же время в разных местах. Дело в том, что в 2006 году лесничество выставило площадку на торги, победитель которых должен был заключить договор долгосрочной аренды на 15 лет. Тендер выиграло ЗАО «Научно-производственная фирма „Мета”» (г. Жигулевск), которое предложило традиционному организатору фестиваля – Самарскому областному клубу авторской песни им. Валерия Грушина (Грушинский клуб, ГК) неприемлемые условия проведения. В соответствии с предложением клуб должен был взять на себя решение хозяйственных вопросов и организацию творческой части, а компания ОАО «Фестивальный парк» (сейчас ликвидирована, вместо нее создано ООО «Фестивальный парк») – заниматься всей коммерческой деятельностью. ГК не согласился, так как организация и проведение фестиваля такого уровня требуют достаточно крупной для некоммерческой организации суммы от 9 до 15 млн рублей, которые расходуются на создание и демонтаж временной инфраструктуры и уборку мусора. Обычно бюджет фестиваля формировали спонсоры и прибыль от коммерческой деятельности – сдачи в аренду торговых мест и сбора экологического взноса за проезд на поляну на автомобиле. Естественно, Грушинский клуб не мог отказаться от значительной части бюджета фестиваля при том, что все расходы на хозяйственные нужды ложились на него. После отказа клуба компания «Мета» в качестве организаторов художественной части привлекла некоммерческое партнерство «Творческое объединение „Самарские барды”», руководители которого уже некоторое время не разделяли точку зрения ГК на творческую часть фестиваля.

В итоге с 2007 года на традиционной площадке на Мастрюковских озерах Самарской области проходит «Фестиваль бардовской песни им. В. Грушина», причем сохраняя нумерацию. Также с 2007 года Грушинский клуб, который обладает правами на проведение Грушинского фестиваля, проводит Всероссийский фестиваль авторской песни им. В. Грушина на Федоровских лугах. Уже три года вопросы правообладания оспариваются в судах, и пока решения принимаются в пользу Грушинского клуба, но на данный момент решения последней инстанции нет. Возможно, новые организаторы изменили название для того, чтобы обезопасить себя от возможных санкций. Сейчас Самарское УФАС России возбудило дело по признакам нарушения статьи 14 ФЗ «О защите конкуренции» в отношении компании «Мета», НП ТО «Самарские барды» и фонда «Фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина», первое заседание было перенесено из-за необходимости выяснить дополнительные обстоятельства. С другой стороны, организаторы нового фестиваля на старом месте ведут активную PR-компанию против Грушинского клуба. Пока система российского правосудия пытается разобраться в истории, которой больше 40 лет, зрители сами выбирают один из двух фестивалей «имени Валерия Грушина».

Поскольку фестиваль на Мастрюковских озерах проходит на «натоптанном месте», где за годы проведения уже построена инфраструктура: проложен электрический кабель, построена лестница, пробурены артезианские скважины, отсыпаны дороги, то огромное количество народу приезжают сюда просто отдохнуть, абсолютно игнорируя творческую часть. Они составляют примерно половину временного населения Мастрюков. Другая часть – зрелые туристы или поклонники бардовской песни, живущие в обустроенных лагерях, которые приезжают встретиться с друзьями и послушать бардов. Таков, например, самарец Андрей Дунин, который считает, что та часть фестиваля, которая была интересна лично ему, осталась на мастрюковских озерах – это бардовская песня и много друзей со всей России.

На другой поляне – Федоровских лугах – собирается «молодая гвардия», поклонники именно музыки, хотя и отличающейся от «чистокровной бардовской песни». Среди них много и молодых людей, и старых «грушинцев». Сейчас они и их дети приезжают послушать совершенно разных исполнителей и группы, творчество которых лежит далеко за пределами мейнстрима музыкальной культуры. Таков спелеолог и любитель экстремальных развлечений Александр Решетников. «Тут концерты лучше, – мотивирует он свое присутствие на Федоровских лугах, – да и друзья все сюда ездят». Вот так и собираются люди с одними целями на двух площадках.

Затянувшийся конфликт наносит ущерб не только гостям фестиваля, которые вынуждены каждый год делать выбор – куда поехать, но и самому жанру. Дело в том, что сейчас на мастрюковских озерах сформировался «заповедник» бардовской песни, где не жалуют представителей «новой волны» (например, группу «Адриан и Александр»), которые уже давно не вписываются в рамки жанра. Действительно, если посмотреть на списки гостей, то на Мастрюках выступают преимущественно те, кого принято называть бардами (от кельтского bardos – певец, народный исполнитель собственных песен на собственные стихи) или исполнителями авторской песни, – это Александр Мирзаян, Александр Гейнц и Сергей Данилов, Вадим и Валерий Мищуки.

В это время на Федоровских лугах кроме классических исполнителей выступают люди и коллективы, музыку которых уже не назовешь бардовской песней. У них сильные тексты, большие коллективы, много электронных инструментов и они больше похожи на рок-группу. Многие из них вышли их среды туристической или самодеятельной песни, но пошли дальше. «Это закономерное развитие жанра, – считает Тимур Ведерников, музыкант, бывший солист группы „Грассмейстер”, лауреат Грушинского фестиваля 1990 года. – И если убивать все, что „другое”, обрезать „побеги”, это убьет все остальное».

Два фестиваля будут существовать, пока суды не вынесут свое решение. И пока неизвестно, сколько лет поклонникам музыки и друзьям придется преодолевать не только 15 км, но и идеологические разногласия между организаторами. В этом году обе поляны посетили около 100 тыс. человек. Кстати, шесть лет назад на юбилейном 30-м фестивале (до разделения) собралось, по различным данным, от 150 до 300 тыс. человек, что сравнимо с населением небольшого российского города.