Покусился на святое

Вадим Пономарев
5 августа 2009, 16:49

Губернатор Кировской области Никита Белых обратился к премьер-министру Владимиру Путину с предложением приостановить в 2010 году либерализацию рынка электроэнергетики во избежание роста цен. Он предлагает в следующем году сохранить долю регулируемых государством цен на электроэнергию на уровне первого полугодия 2009 года (70% рынка) и перенести дату окончательной либерализации рынка с 2011 года на более поздние сроки. Необходимость этой меры в правительстве региона объясняют массовыми обращениями промышленников и предпринимателей, расходы на электроэнергию которых за последние годы выросли в несколько раз.

Либерализация рынка электроэнергии в России является краеугольным камнем реформы энергетики, к которой команда реформаторов во главе с председателем правления ныне почившего в бозе РАО «ЕЭС России» Анатолием Чубайсом вплотную приступила в 2006 году. Идея заключалась в том, что государство постепенно откажется от регулирования цен на электроэнергию, а его место займут участники рынка (в первую очередь в сфере выработки электроэнергии), которые, конкурируя меж собой, установят наиболее справедливые цены на этот продукт. Под эту идею, собственно, и проводилась распродажа активов федерального энергохолдинга, которая вызвала появление на отечественном рынке многочисленных государственных, полугосударственных и частных инвесторов – от «Газпрома» до «КЭС-холдинга» Виктора Вексельберга. Именно поэтому, когда осенью прошлого года на фоне кризиса появились слухи о возможной заморозке либерализации российского энергорынка, глава германского концерна E.ON Вульф Бернотат срочно приехал в Москву, чтобы услышать правду из уст российского премьер-министра. «Насколько нас заверяют, ничего не изменилось. Нам важно знать, что все обязательства будут выполняться», – сказал Бернотат по итогам этой встречи (его концерну в России принадлежит ОГК-4 установленной мощностью 8,6 ГВт, образованная на базе пяти тепловых электростанций, расположенных в Тюменской области (Сургутская ГРЭС-2), Красноярском крае (Березовская ГРЭС), Московской области (Шатурская ГРЭС), Смоленской области (Смоленская ГРЭС) и Пермском крае (Яйвинская ГРЭС)).

Однако слухи эти были небеспочвенны. К ярым противникам Анатолия Чубайса, которые не переставали твердить о «неправильности» его реформы, присоединились нефтяники. Согласно плану реформаторов, утвержденному федеральным правительством осенью 2006 года, с января 2007 года на свободном рынке продавалось 5% энергии, с июля того же года эта доля удвоилась, а с нынешнего года цены уже 30% электроэнергии в России регулируются не государством, а рынком. С января следующего эта доля возрастет до 50%, а с 2011 года вся электроэнергия в нашей стране должна реализовываться по свободным ценам (за исключением населения). Нефтяники начали опасаться, что цена на электроэнергию в условиях кризиса будет расти пропорционально темпам либерализации рынка, поэтому, пользуясь своими лоббистскими возможностями, попытались «тормознуть» этот процесс. В ответ на это один из топ-менеджеров крупного энергетического холдинга в приватной беседе с «Экспертом Online» заметил: «Мы же не просили нефтяников поделиться с нами своей прибылью, когда цена на нефть зашкаливала за 150 долларов за баррель! А почему теперь мы должны делиться с ними своей прибылью?» Впрочем, и сами нефтяные компании, видимо, не особо рассчитывали на эту инициативу, предпочтя самостоятельно развивать энергомощности. «ЛУКойл», например, еще на этапе реализации федеральных энергетических активов купил ТГК-8, расположенную на юге страны, а ТНК-ВР выступила соинвестором Нижневартовской ГРЭС, расположенной вблизи одного из ее основных месторождений — Самотлорского в ХМАО.

Но количество противников темпов либерализации рынка электроэнергии нарастает. За продление «переходного периода» реформирования электроэнергетики, например, выступили депутаты законодательных собраний Красноярского и Забайкальского краев. «Потребители электроэнергии, поддерживаемые местными органами власти, прилагают усилия для консервации тарифной системы. Опасения противников либерализации понятны. Они совершенно обоснованно полагают, что либерализация рынка при фактическом сохранении территориального монополизма в энергетике может дать существенный толчок динамике реальных цен для потребителей. Даже сегодняшнее снижение потребления электроэнергии не является в полной мере гарантией гладкого перехода на рыночное ценообразование. На некоторых территориях обязательно возникнут ценовые перекосы, с помощью которых будут вынимать дополнительные деньги из кармана потребителей», – заявил «Эксперту Online» аналитик ИК «Церих кэпитал менеджмент» Николай Подлевских.

Парадоксально, но сейчас идея замедления темпов либерализации рынка электроэнергии начинает приобретать популярность и среди самих генерирующих энергетических компаний. «Спрос упал, соответственно, нестабильны и цены. И в этих условиях установленные государственными органами тарифы на производство электроэнергии – где-то даже и благо для энергокомпаний», – поделился мнением с корреспондентом «Эксперта Online» один из энергетиков. Тем более что в конце прошлого года государство сделало энергокомпаниям щедрый подарок – увеличило тарифы на генерацию для тепловых электростанций на 17%, для атомных – на четверть, а для гидрогенерации – почти на треть. Это вызвало взрыв прибыльности среди энергокомпаний. ОГК-1, например (объединяет Пермскую, Нижневартовскую, Уренгойскую, Ириклинскую, Каширскую и Верхнетагильскую ГРЭС общей установленной мощностью 9,5 ГВт, контролируется государственной «ИнтерРАО»), за прошедшие полгода более чем в 12 раз увеличила чистую прибыль по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) по сравнению с первыми шестью месяцами 2008 года – до 1,6 млрд рублей. И это при том, что выручка компании за это время снизилась на 20% – до 19,7 млрд рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Да и большинство других энергокомпаний увеличили чистую прибыль в два-пять раз. Дело дошло до того, что один из самых известных мировых инвесторов Марк Мебиус недавно заявил, что возвращается в Россию инвестировать именно в российскую энергетику (контролируемый им фонд Templeton Asset Management продал свой пакет в РАО ЕЭС незадолго до ликвидации федерального энергохолдинга).

Другое дело, что уже на будущий год, когда на свободном рынке должно продаваться более половины электроэнергии, по словам министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной, предельный размер роста тарифов на электроэнергию составит всего 5% (эта новость вызвала очень эмоциональную реакцию практически у всех энергокомпаний страны). В то же время рост тарифов на газ для промышленных потребителей в 2010 году составит втрое больше – 15%, что, безусловно, крайне негативно скажется на финансово-экономической деятельности тепловых генкомпаний, проданных частным инвесторам. Естественно, в этих условиях они постараются «отбить деньги» на свободном рынке. Но покупательная способность потребителей от этого не увеличится, поэтому часть из них вновь обратит свой взор на «тарифную» часть рынка, которая, может быть, и не столь жирна, но, безусловно, более стабильна.

Таким образом, сейчас складывается ситуация, когда не только потребители, но и часть энергокомпаний могут выступить за продолжение тарифного регулирования цен на электроэнергию. «Либерализация цен при относительно низком спросе позволила бы лучше адаптировать рыночные механизмы регулирования цен и лучше подготовиться к периоду, когда темпы роста спроса будут опережать темпы ввода новых мощностей», – считает, например, Подлевских. Однако правительство, руководствуясь идеей «сохранения социальной стабильности», все же может пойти на перенос сроков либерализации рынка электроэнергии. И то, что с подобной инициативой выступил не кто-нибудь, а именно Никита Белых – бывший глава Союза правых сил, либерал и соратник по реформам экономики Анатолия Чубайса – очень симптоматично. По сути, это некий сигнал к тому, что вероятность развития обстановки по этому сценарию очень высока. Другое дело, что, согласно тем соглашениям, которые РАО ЕЭС подписывало с частными инвесторами в энергетику при покупке ими генерирующих станций, отмена темпов либерализации рынка электроэнергии освобождает их от обязанностей строить новые электростанции в том объеме и в те сроки, которые предусмотрены этими соглашениями. Однако подавляющее большинство из них и так заявили о сокращении своих инвестпрограмм или о реализации их на три-пять лет позднее, чем планировалось командой реформаторов.