Угол зрения

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
14 сентября 2009, 19:49

Накануне начала избирательной кампании в Московскую городскую думу «Эксперт ТВ» показывает цикл программ, в которых кандидаты от разных партий отвечают на вопросы научного редактора журнала «Эксперт» Александра Привалова. На этот раз его гостем стал руководитель фракции «Справедливая Россия» в Государственной думе и глава списка справедливороссов на выборах в Мосгордуму Николай Левичев.

В

выступлении на IV съезде «Справедливой России» он так сформулировал свое кредо: «В начале XXI века “новый социализм” становится наиболее актуальной моделью развития человечества, альтернативой провалившемуся либеральному проекту. Наш выбор в пользу “нового социализма” был обусловлен самой историей нашей родины последних десятилетий… Нам необходимо способствовать развитию собственной, национальной социал-демократии с учетом особенностей нашей страны. Россия остается левой и в силу историко-культурных традиций, и в силу социальной ситуации, которая сложилась сегодня. Мы глубоко уверены в том, что наша идеология приобрела общенациональную значимость по широте охвата и по масштабам постановки перед обществом стратегических целей и задач развития».

 

— Скажите, пожалуйста, для начала, а почему вы возглавили московский список — вы, насколько я понимаю, питерец по происхождению, по началу карьеры?

— Ну, начнем с того, что я москвич, я 30 лет живу в Москве.

— То есть вы уже «перекрасились», вы не последнего призыва?

— Во-вторых, я депутат Государственной думы именно от Москвы, так же как и моя коллега Галина Петровна Хованская, которая в городском списке идет на второй позиции в общегородском списке. Она была депутатом Московской городской думы, поэтому в этом есть логика. Мы два года работаем в Государственной думе, работали с московским избирателем, вели прием граждан-москвичей. Мы в курсе московских проблем и хорошо понимаем, что большинство этих проблем невозможно решить без воздействия на федеральное законодательство. Поэтому мы с Галиной Петровной обеспечиваем «стыковку» кандидатов в Мосгордуму, которые идут за нами по 17 округам. Это в основном люди молодые, энергичные, которые только начинают политическую жизнь. Среди них, кстати, есть несколько бывших депутатов Московской городской думы, так что сплав молодости и опыта, как говорится, у нас тоже присутствует. А мы с Галиной Петровной гарантируем взаимосвязь работы будущей фракции «Справедливой России» в Мосгордуме и нашей фракции в Государственной думе.

— Я где-то читал, что Галина Петровна утверждает, что в случае успеха она поменяет мандат, уйдет в Московскую думу. Вы так не собираетесь?

— Я о политике в сослагательном наклонении предпочитаю не говорить. Во всяком случае, нельзя исключать, что либо мы оба, либо кто-то из нас поменяет мандат депутата Госдумы на городской. Все будет зависеть от результатов выборов.

— Но ни она, ни вы по отдельному округу не баллотируетесь, только в списке?

— Галина Петровна в 17-м округе.

— Она и в списке, и в округе?

— Да, в одномандатном.

— Это показывает некоторую особую серьезность намерений.

— Да. Мы посмотрели — ведь мы же специально последними выдвигали свой список. Знаете, как на велотреке — встаешь на колесо.

— В велоспорте это называется сюрпляс.

— И после того как коммунисты выдвинули Владимира Уласа и в списке, и в округе, после того как некоторые товарищи, например спикер Мосгордумы Платонов, и в списке, и в округе, мы решили, что и у нас есть такой резерв.

— Раз такие многоопытные люди делают так, давай и мы так сделаем. В этом, несомненно, есть резон. Но, видите, сюрпляс — дело рискованное, можно засидеться. Скажите, пожалуйста, каких итогов от этих выборов для своей партии вы ожидаете, о чем, может быть, мечтаете? Какой у вас уровень притязаний?

— Ну, как принято — разделим на программу-минимум и программу-максимум. Поскольку «Справедливая Россия» партия молодая, нам еще трех лет не исполнилось, и мы штурмовать бастионы Московской городской думы будем впервые, для нас, конечно, программа-минимум — это обеспечить присутствие «Справедливой России» в Московской городской думе. То есть преодолеть 7-процентный барьер.

— Или выиграть один из округов, или это не спасает?

— Это уже дополнительно. В любом случае парламентская партия должна уже на любых региональных выборах преодолевать барьер. К этому надо стремиться. У нас сегодня, к слову сказать, в 67 субъектах Российской Федерации «Справедливая Россия» уже присутствует в региональных органах законодательной власти.

— Это действительно достижение, хотя Москва — это весьма специфический субъект федерации.

— А если говорить о мечтах, мы реалисты, но реалисты-мечтатели…

— Программу-максимум.

— Конечно, нам бы хотелось, чтобы фракция «Справедливая Россия» в Московской городской думе была настолько сильна, чтобы без ее влияния ни одно кардинальное решение в области московской жизни не могло бы пройти.

— Я даже не буду говорить, как на сторонний взгляд, не вовлеченный в партийные дискуссии, выглядит ваша программа-максимум, вы и сами это прекрасно знаете. В общем, понятно, как минимум пройти, а там уж как бог даст. Скажите, пожалуйста, а есть ли какие-нибудь оценки того, в какой степени именно московский избиратель готов поддержать вашу партию?

— Я могу сослаться на уважаемые социологические центры — в июльском исследовании «Левада-Центр» дал нам 9% рейтинга.

— Это все-таки очень издалека.

— Это было в 20-х числах июля, еще до начала кампании. Ну, поживем увидим.

— А как вы будете вести кампанию, на что будете напирать? Какие будут ваши ключевые лозунги?

— Ну, надо сказать, что к лозунгам в отношении завоевания умов и сердец москвичей я отношусь достаточно скептически.

— Москвичи — народ тертый, одними лозунгами их не возьмешь. Но слоганы тоже нужны.

— Мы выходим на эти выборы с программой, которая была принята на Московской городской конференции. Программа эта, с одной стороны, отталкивалась от программы партии «Справедливая Россия», которая только 25 июня на IV съезде была принята. Это объемный документ, который мы в течение года обсуждали по всей стране очень широко. А с другой стороны, это московская выжимка из нашей федеральной программы, она основывалась на многочисленных письмах москвичей, на общении с москвичами. То есть учитывала и конкретику московской проблематики. Вот это основной документ. Ну, как всегда водится, агитационные материалы будут какими-то дайджестами из этой программы — буклеты, листовки, газета.

— Мы с вами оба понимаем, что общую партийную программу читали, условно говоря, полтора человека, а московскую выжимку 2,5 человека. А вы же хотите поддержки достаточно широкой, даже 9% — это очень много. Они не будут читать.

— Это реальная проблема, которая поставлена перед всеми участниками выборов той процедурой, которая, собственно говоря, предваряла принятие решения о выборах. Как известно, с начала года была такая информация, что полномочия Московской городской думы будут продлеваться. В законодательстве есть такая лазейка, и они пройдут в единый день голосования, в весенний. Может быть, это специальный такой прием технологический, а может быть, сказалась динамика мирового финансового кризиса, который уже стал не только мировым, но и нашим отечественным. И опять же, уже во втором чтении дата была изменена. И, таким образом, летом мы узнали, что выборы состоятся в октябре. 7,5 млн избирателей города Москвы, которые уже, по сути, находились в летних отпусках, на дачах, конечно, не могут быть охвачены сугубо московскими средствами массовой информации.

— В отличие от любого другого города как раз в Москве городские средства массовой информации не очень заметны на фоне федеральных.

— Поэтому информационное поле москвича — это, конечно, федеральное информационное поле. Это отчасти и обусловило решение, чтобы в составе списка кандидатов в Мосгордуму присутствовали депутаты Госдумы, политики федерального уровня.

— Как более узнаваемые. Но с чем вы идете, на что будете ловить вашего избирателя?

— Главная мысль, которую мы хотим донести, — что назрели большие перемены в организации московской жизни. Мы считаем неприличным, когда в столице нашей родины, в огромном мегаполисе представительная демократия осуществляется 35 депутатами на десятимиллионный с лишним город. Прецедента такого нет не только среди мировых столиц, не только среди крупных политических центров, но даже в субъектах Российской Федерации такой пропорции вы нигде не увидите. Поэтому мы считаем, что нужно бороться за то, чтобы представительство москвичей в органах законодательной власти соответствовало современным представлениям. Мы готовим сейчас и будем бороться на федеральном уровне за принятие федерального закона о местном самоуправлении в городах федерального подчинения — в Москве и Санкт-Петербурге, где оно сведено до нуля, на наш взгляд.

Потому что бороться с глобальными проблемами, которые на нас обрушиваются, не пробудив инициативу и ответственность граждан, на наш взгляд, невозможно. Этот путь исчерпан для нашего государства. При общении с президентом уже мы получили поддержку и надеемся, что наша законотворческая работа втуне не пропадет.

— Законотворческая работа скорее федерального уровня, чем московского.

— Тут нужно очень тщательно проработать московскую проблематику, потому что речь пойдет о перетряске всей системы управления городом. Вы знаете эту систему: префектуры, управы. Муниципальные депутаты практически лишены всяких полномочий и всяких возможностей.

— У них карман пустой, они ничего не могут.

— Да, поэтому нужно, наверное, думать о новом территориальном делении.

— А это уже внутримосковский вопрос?

— Конечно. Об уровне функций, о взаимодействии между различными уровнями.

— У вас есть уже конкретные предложения, вы готовы предложить какой-то документ на рассмотрение московских законодателей?

— Я боюсь сглазить, удастся ли нам внести этот законопроект до 11 октября, но мы будем стараться.

— Нет, удастся ли внести — это отдельная песня. Просто он готов? Существует некий продуманный комплексный текст по этому поводу, который можно обсуждать?

— Вы знаете, любой текст до того, как молотком не стукнут: продано — он все время, так сказать, в стадии подготовки.

— Это хорошо, это не минус, это плюс.

— Да, у нас сейчас начинаются встречи с избирателями. Только что была имитация общественного слушания по поводу Генплана. У людей накипело, мы получаем вал предложений, замечаний, конечно, это все тоже будем пытаться как-то учесть.

— Николай Владимирович, вас как возглавляющего список в кандидаты депутатов Мосгордумы устраивает тот уровень контроля, который сегодняшняя Мосгордума имеет над исполнительной властью города Москвы?

— Ну, пока это еще впечатление стороннего наблюдателя.

— Стороннего, стороннего. Но вы же должны понимать, куда вы идете.

— Я как житель города Москвы рассуждаю, но у меня складывается почему-то впечатление, что Московская городская дума в основном оформляет те решения, которые принимаются в недрах исполнительного органа власти — мэрии Москвы. Каких-то прецедентов, когда бы Московская городская дума выкатывала исполнительной власти требование московских граждан, сформулированные в виде их волеизъявления, оформленного органом представительной власти, что-то на ум не приходит.

— И вы полагаете, что основной причиной такого, видимо, все-таки неправильного положения является малосоставность Мосгордумы?

— И монопольное представительство в Московской городской думе, так же как и в Государственной думе на сегодняшний день представителей одной партии.

— То есть вы видите свою судьбоносную роль в том, чтобы это изменить?

— Да, мы видим свою роль в развитии многопартийности в нашей стране. И я уже сказал, что в ряде регионов наша фракция, по крайней мере, уже не дает спокойно спать представителям сильных мира сего, скажем так. Надеемся, что такая же фракция появится и в Мосгордуме.

— Вы не первый человек в этой нашей серии разговоров с людьми, идущими в Мосгордуму на осенних выборах. Не считая представителей «Единой России», все остальные более или менее в агрессивных выражениях выражали неудовольствие по поводу того, как шла регистрация, как готовится кампания, какие административные ресурсы применяются, затрудняя им ход к избирателям, и так далее, и так далее. А почему все эти ропоты так разрозненны, почему вы не выступаете единым фронтом с вашими коллегами? Да, они ваши политические конкуренты, но в этом-то вопросе вы должны быть едины, почему нет?

— Мне трудно сказать. Мы ведь «на новенького» на политическом поле. Когда я попадаю в какие-то дебатные форматы, где есть представители по крайней мере парламентских партий, все нападают на «Справедливую Россию». Потому что мы как гриб, который тут всем-всем мешает. И в этом плане нам никто не предлагает объединять усилия. Мы, сжав зубы, идем сами по себе, нас зажимают, нас преследуют. Нас не регистрируют, но мы реалисты.

— «Его преследуют хулы: он ловит звуки одобренья не в сладком ропоте хвалы, а диких криках озлобленья».

— Я могу привести свое определение административного ресурса: пару лет назад сформулировал на моем сайте Levichev.info это как эпиграф — «административный ресурс это предоставление возможности подчиненному или зависимому от тебя человеку нарушить закон». Ведь кто нарушает закон — тысячи и тысячи членов избирательных комиссий, граждане России, которым говорят: подпиши пустой лист протокола избирательной комиссии, а мы потом туда впишем, что надо, или там целый ряд еще процедур. До тех пор пока гражданское самосознание и политическая культура наших граждан будут позволять идти на эти процедуры, да, очень сложно бороться.

— Николай Владимирович, если вот так стоит вопрос, так никогда вы не получите возможность бороться. Потому что существует в Уголовном кодексе кара за фальсификацию выборов. И пока обиженные оппозиционные и полуоппозиционные партии судятся в принципе за то, чтобы изменить результаты выборов, они получают кукиш. И все так и будет навсегда. Надо судить за то, чтобы сажали конкретного мальчика.

— Я не раз выступал в Центризбиркоме на эту тему. Ни одного прецедента нет.

— Так просто подавать соответствующие иски.

— У нас есть портфолио. Да, допустим, когда я получаю из правоохранительных органов такого рода разъяснение: в судебном слушании было подтверждено, что такие-то, такие-то члены или председатели избирательных комиссий совершили такие-то такие неправомерные действия; но, поскольку они имеют на воспитании малолетних детей, положительно характеризуются по месту работы и в их деяниях не было умысла. А в законе обязательно умысел должен быть.

— Ну, конечно, умысел. То есть как не было умысла?

— То уголовное преследование не наступает.

— То есть человек подписал пустой бланк без умысла, находясь в бессознательном состоянии.

— Да-да, да. У меня хранятся вот такие документы.

— Поразительно!

— Но, во всяком случае, у нашей партии за краткое наше время есть прецедент, когда уже постфактум снимали и прокурора субъекта РФ, и председателей избирательных комиссий. Поэтому мы кусаемся, мы кусаемся.

— Дай вам бог, потому что это дело уж точно общеполезное, независимо от ваших узкопартийных интересов.

— На этих выборах в Мосгордуму наши представители, что называется, закроют все избирательные участки. На всех избирательных участках будут наши наблюдатели — члены комиссии с правом совещательного голоса. Поэтому фокусы будут затруднены.

— Вашу партию интересует вопрос явки?

— Конечно.

— Вам нужно большую явку или меньшую явку?

— Даже статистические данные показывают, что повышение явки играет на нас.

— То есть вы тоже относитесь к числу людей, которые полагают, что чем меньше явка, тем проще ведущей партии, да?

— Конечно, да. При снижении явки наступают перекосы в социально-возрастном представительстве. Оно же непропорционально.

— Ну естественно.

— К сожалению, я знаю довольно много людей, работающих на телевидении, в журналистике, которые даже бравируют тем, что на выборы не ходят. Ну вы тогда не жалуйтесь, господа хорошие.

— На счет жаловаться — этого тоже нельзя отнять: конституционное право. Скажите, пожалуйста, в ваших выступлениях в этой кампании, в ваших встречах с избирателями как вы будете отзываться о московском правительстве и конкретно о его руководителях?

— Ну, я сразу должен сказать, что все-таки это выборы не мэра города Москвы.

— Да, конечно. Но говорить о московских проблемах и не говорить о градоначальнике с 20-летним стажем…

— Я считаю оправданным присутствие в списке депутатов Государственной думы. Потому что мы все-таки занимаемся законотворческой работой, которая в том числе, может быть, не в первую очередь, но и в том числе затрагивает интересы городского уровня и жителей столицы. Но мне кажется, что в принципе и по стране, и в конкретном случае, когда эти списки кандидатов в законодательные органы возглавляют руководители исполнительной власти региона — здесь, конечно, имеет место некий момент лицемерия. Потому что ни Юрий Михайлович, ни Людмила Ивановна Швецова при моем глубоком личном уважении к ней, наверное, все-таки не собираются менять сферу своей деятельности таким кардинальным образом.

— Да вряд ли.

— Вот. Значит, поэтому я вижу в этом некоторую такую политическую некорректность.

— Понимаю. Весьма логично, на мой взгляд. Но об их основной деятельности, о титульной деятельности правительства Москвы и мэра Москвы вам же придется как-то отзываться, естественно. Как вы это будете делать, в каких тонах, какие оценки вы им поставите?

— Мы будем конкретно оценивать деятельность по тем проблемным полям, которые больше всего затрагивают москвичей. Я, как и все москвичи, утром не могу добраться на работу гарантированным образом. Значит, я, например, обязательно сочетаю личный автотранспорт с поездкой в метро — и там, и там, есть свои неудобства, свои плюсы и минусы. У меня, например, не получается делать ставку на какой-то один вид транспорта. Мы, конечно, возмущены тем, что в историческом центре Москвы продолжается застройка, мягко говоря, убивающая душу города. Эта тема не может остаться вне поля нашего внимания. Все, что касается тарифов, все, что касается взаимодействия уровня власти, который обеспечивает бытовую жизнь москвичей, бесправие московских граждан, — все это, естественно, будет подвергнуто не просто критике деструктивной, как принято говорить, а у нас по всем этим позициям есть свои предложения, что нужно сделать для того, чтобы эти отношения оптимизировать.

— Хорошо. Скажите, пожалуйста, вот я не могу похвастаться доскональным знакомством с вашими программными документами, но я их просматривал, как, впрочем, и других партий. Я нахожу довольно много пересечений в ваших предложениях с предложениями, например, КПРФ. Собираетесь ли вы сотрудничать в случае, если и вы, и они пройдут в Мосгордуму на городском уровне?

— Политика — это искусство возможного. И в Государственной думе, и в ряде субъектов федерации так или иначе у нас довольно часто совпадает позиция с позицией фракции КПРФ, особенно в области социальной политики, социальной защиты наших граждан. Поэтому будем стараться. Особенно в условиях доминирования одной партии, когда даже совокупность оппозиционных сил не дотягивает до так называемого блокирующего пакета, без такого взаимодействия, конечно, не обойтись.

— Мне говорили о том, что в Мосгордуме традиционно по сравнению с Думой государственной, в которой вы сейчас депутатствуете, несколько больше возможности отдельных депутатов, микрофракций по конкретике, в частности поправок законопроекта. Да, им так же невозможно, как в Госдуме, вывести и провести свой законопроект, но поправить идущий сверху у них больше возможностей. Так ли это, по вашему наблюдению?

— Я не берусь высказать экспертное мнение, потому что нужно все-таки иметь какую-то значимую статистику.

— То есть только изнутри вы готовы будете об этом судить.

— Да. Опыт работы в Государственной думе показывает, что все-таки если демонстрировать активность, если демонстрировать публичность своей позиции, то так или иначе мы поддавливаем. У нас, например, фракция в Государственной думе самая активная. На одного депутата приходится за прошедшее время уже четыре внесенных законопроекта.

— Ну, внесенных.

— Это больше, чем у всех остальных.

— Это называется «не догоню, хоть согреюсь».

— 25 законопроектов мы провели.

— Ну в одном отношении невозможно спорить с вами: если не проявлять активность, то ничего особенного изменить нельзя и не особенного — тоже.