Без перемен

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
20 октября 2009, 19:46

Недовыбрали

20 октября президент Афганистана Хамид Карзай признал выводы Комиссии по изучению претензий и жалоб на президентских выборах в Афганистане, поддерживаемой ООН. По ее данным, итоги первого тура президентских выборов в Афганистане, прошедших 20 августа 2009 года, были сфальсифицированы. Члены комиссии заявили, что на этих выборах в реальности нынешний президент Хамид Карзай набрал не 55% голосов (цифра, объявленная афганским правительством) а около 47%. «Я принимаю выводы комиссии, считают их законными, — заявил Хамид Карзай. — Это решение является шагом на пути к демократии».

Таких шагов Афганистану придется делать очень много. «Слабость государственных институтов, пагубные действия тайных воротил от политики, широко распространенная коррупция и злоупотребления властью со стороны самых разных чиновников, а также ошибки, допущенные самими Международными силами содействия безопасности в Афганистане, дают афганцам мало оснований поддерживать свое правительство». Это слова не европейского и даже не американского аналитика, а командующего американскими силами в Афганистане генерала Стэнли Маккристала. После прихода Обамы Соединенные Штаты надеялись «перезапустить» афганский проект с помощью пересмотра своей политики в отношении этой страны и прежде всего ее руководства в лице президента Хамида Карзая. В Вашингтоне признают, что именно коррупционность и «непонятливость» афганского лидера являются препятствием для достижения победы в этой стране.

Поэтому США полностью поддержали оценки этой комиссии и фактически отказались признать Карзая победителем прошедших выборов. По словам главы аппарата сотрудников Белого дома Рама Эмануэла, новое афганское правительство может быть сформировано лишь двумя путями: посредством либо второго тура президентских выборов, либо с помощью переговоров между нынешним президентом Хамидом Карзаем и его основным политическим соперником на прошедших выборах Абдуллой Абдуллой. В любом случае «конечным результатом должно стать появление легитимного в глазах населения Афганистана и пользующегося его доверием правительства», — заявил американский чиновник. Он также добавил, что до тех пор, пока в Кабуле не появится новое правительство, США не станут посылать туда дополнительные войска. «Вопрос заключается не в том, сколько еще войск посылать, а в том, есть ли заслуживающий доверия афганский партнер, способный обеспечить безопасность и нужды населения, — сказал он репортерам. — Было бы безрассудно выносить решение об уровне американских сил в отсутствие тщательного анализа того, действительно ли афганский партнер готов заполнить пространство, создаваемое войсками США, и превратиться в подлинного помощника в управлении страной».

Столь жесткая реакция Вашингтона объясняется не тем, что выборы были сфальсифицированы (наивно было ожидать проведения честных выборов в Афганистане), а в том, что они были сфальсифицированы настолько откровенно. А Америка не может просто так провалить проект «Выборы». Прежде всего потому, что их успешное проведение должно было стать первым шагом в сторону выхода из Афганистана. Американские командующие надеются повторить в Афганистане иракский опыт — создать в стране более или менее адекватное правительство, наспех сформировать институты государственной власти (которые смогут стабильно функционировать хотя бы несколько лет), продемонстрировать всему миру достигнутые «успехи» и, сохранив лицо, уйти из этой авантюры. В этом плане прошедшие выборы стали серьезным ударом по этой стратегии.

Альтернативы нет

Прочувствовав всю серьезность ситуации (которую до него донесли специально прибывшие в Афганистан представители западных стран, в частности министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер), Хамид Карзай решил косвенно признать свою вину и согласился с выводами комиссии. Но это не означает, что он отказался от власти. Афганский президент, мастер закулисных интриг, надеется, что ему удастся сохранить за собой кресло главы государства.

Основная причина уверенности афганского президента в том, что альтернативы ему в Афганистане нет. В стране отсутствует пуштунские политики такого же калибра, как нынешний президент, готовые взять власть в свои руки. А основной соперник Карзая на прошедших выборах Абдулла Абдулла — этнический таджик — является еще менее приемлемой для Запада кандидатурой. Афганские пуштуны и так недовольны тем, что всю власть в стране к рукам прибрали «нацмены» из Северного альянса, и прежде всего таджики из так называемой панджшерской группировки. Именно из-за их доминирования американцам в Афганистане (в отличие от Ирака) не удалось создать более или менее адекватную национальную армию. Пуштуны не хотят служить под началом таджиков, занимающих абсолютное большинство должностей батальонных командиров в афганской армии.

Удаление «ширмы» в лице Карзая или даже передача части номинальной власти в руки таджика (чьи соплеменники, по мнению пуштунов, имеют и без того много рычагов управления государством) может вызвать бунт на сегодняшний день нейтральных племен и толкнуть их в объятья талибов, которые позиционируют себя как освободители Афганистана от таджиков.

Понимая это, западные аналитики уже предлагают различные способы «нового формата» президентской власти Карзая. «Ему нужно выдвинуть ряд жестких требований, которые даже не должны с ним обсуждаться: назначение более адекватных губернаторов, а также чиновников, не аффилированных с наркобизнесом… активное сотрудничество в ускорении темпов создания афганской армии и силовых структур», — считает американский политолог Роджер Коэн. Говоря о тоне, которым надо разговаривать с афганским президентом, он цитирует одного британского генерала: «Нужно положить Карзаю на стол документ и сказать, что либо на документе будет его подпись, либо его мозги». Однако продолжение единоличного правления режима Карзая — на какие бы уступки афганский президент при этом ни пошел — будет означать дальнейшую невозможность применения к Афганистану «иракского сценария».

Война для армии

Не лучшим образом для США обстоит дело и на пакистанской части фронта борьбы с Талибаном. Несмотря на то что местные власти рапортуют о своих успехах в войне с Талибаном, ситуация, с точки зрения Вашингтона, не улучшается, поскольку действия пакистанских властей носят исключительно конъюнктурный характер.

После проведенной боевиками серии терактов в Пакистане (в частности, нападения на высшие армейские объекты) 18 октября президент этой страны Асиф Али Зардари отдал приказ военному командованию страны начать наземное наступление на позиции боевиков в Южном Вазиристане. Против находящихся в этом районе 10 тыс. талибов брошены две армейские дивизии общей численностью 28 тыс. человек. Армейское командование обещает, что покончит с террористами в течение шести недель.

Однако, по мнению экспертов, эта операция необходима не столько пакистанскому государству, сколько пакистанской армии. В последнее время позиции пакистанской армии, долгое время державшей в руке рычаги управления государством, серьезно пошатнулись. Слухи о тесной аффилированности военных с некоторыми группировками боевиков лишают ее кредита доверия как внутри страны, так и за рубежом. Видя в двойной игре пакистанских военных угрозу своей политике в Афганистане, Соединенные Штаты пытаются всячески их ослабить. Так, в первой половине октября Барак Обама подписал закон об углубленном партнерстве с Пакистаном (так называемый закон Керри—Лугара—Бермана). В его рамках предусматривалось ежегодное выделение Пакистану 1,5 млрд долларов помощи. Однако в обмен Вашингтон фактически потребовал передать ему контроль над пакистанскими вооруженными силами, в том числе и ядерной программой.

Пытаясь не допустить этого, генералы решили продемонстрировать, что они сами вполне способны справиться с ситуацией. Они уже рапортуют о том, что за первый день операции были убиты 60 талибов. Однако весьма вероятно, что наступление вскоре захлебнется. «Настоящим испытанием для нас будут бои в горах и лесистой местности, когда боевики отступят со своих баз на равнине», — сообщил репортерам в Исламабаде пакистанский офицер. Международные военные аналитики объясняют, что пакистанская армия обучена воевать на равнинной местности (каковой преимущественно является граница с основным вероятным противником — Индией), а не в горах. В то же время в регионе назревает гуманитарная катастрофа. На сегодняшний день число беженцев уже достигло 150 тыс. человек. По данным экспертов ООН, общее количество вынужденно перемещенных лиц может превысить 500 тыс. человек.