Скандинавский прагматизм

Али Алиев
5 ноября 2009, 19:05

Компания Nord Stream AG получила сегодня разрешение от правительств Швеции и Финляндии на использование их исключительных экономических зон (ИЭЗ) для прокладки газопровода по дну Балтийского моря. Это означает, что, несмотря на сопротивление Польши и государств Балтии, сняты последние политические препятствия на пути российского газа в обход стран-транзитеров по северному маршруту.

Для начала строительства Nord Stream было необходимо получить разрешения пяти стран, через ИЭЗ которых проложена его трасса. Впрочем, на самом деле трех, поскольку со стороны России и Германии как инициаторов проекта сложностей с выдачей разрешительных документов ожидать было бы странно. Главным требованием со стороны властей Дании, Швеции и Финляндии было соблюдение самых строгих экологических стандартов при прокладке трубы. Дно Балтийского моря с полным основанием можно сравнить с минным полем, да еще местами нашпигованным химическими боеприпасами – страшным наследием двух мировых войн. Возникали также вопросы об угрозе рыболовству.

Однако экологические требования при всей их важности были, в сущности, прикрытием политического противостояния России, которая решила проложить обходные пути для транспортировки своего газа в страны Евросоюза, и стран-транзитеров, во многом теряющих как финансовые, так и политические рычаги влияния на решение энергетических вопросов. При этом в стане противников газопровода оказались столь разные страны, как Польша и Белоруссия, Эстония и Украина, официальные лица которых в один голос утверждали, что Nord Stream – напрасная трата денег.

Для российского руководства срыв реализации «Северного потока» означал бы серьезную потерю лица – ведь проект был в свое время поддержан лично Владимиром Путиным, не без помощи которого председателем комитета акционеров и главным лоббистом Nord Stream стал экс-канцлер Германии Герхард Шредер. Немало усилий надо было приложить, чтобы добиться поддержки и нынешнего канцлера Ангелы Меркель. Чтобы избежать противодействия Эстонии, пришлось проложить трассу через финские воды, а подготовка всеобъемлющего экологического обоснования обошлась в 100 млн евро.

Зато усилия не пропали даром. В октябре этого года во время визита премьера Путина в Копенгаген Дания согласилась на строительство газопровода. Ее примеру сегодня последовали Швеция и Финляндия. «Я сам скептически отнесся к газопроводу. Но после выполненной нами домашней работы, внимательнейшего изучения всей документации все сомнения постепенно развеялись, – заявил сегодня министр охраны окружающей среды Швеции Андреас Карлгрен. – Ни одно шведское правительство – правое или левое – не смогло бы грубо нарушить законодательство, сказав „Северному потоку” „нет” и пойдя против международного права».

Как отмечает директор департамента НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Александр Шток, с разрешением Финляндии и Швеции строительству Nord Stream фактически дан зеленый свет. В первую очередь стоит отметить, что газопровод преодолел мощный политический барьер. Основным противником газопровода в последнее время считалась Швеция. С Данией и Финляндией России удалось договориться. Дания намерена увеличить долю газа в своем энергобалансе, и Россия готова этому поспособствовать. Так, в начале октября «Газпром» подписал дополнительный контракт с Dong Energy, об увеличении вдвое объема поставок газа в Данию.

Финляндию удалось заинтересовать также за счет экономических перспектив для страны. В частности, к строительству газопровода будут привлечены финские субподрядчики. Кроме того, на российско-финском саммите было принято решение о переносе сроков ввода заградительных пошлин на лес-кругляк, экспортируемый из России. Финская деревообрабатывающая промышленность весьма зависима от российского леса, таким образом, это решение было выгодно финской стороне.

Для давления на Швецию у России аргументов не было – у Стокгольма нет прямой экономической заинтересованности в проекте. Швеция не закупает и не собирается закупать российский газ. Политические отношения России и Швеции тоже оставляют желать лучшего.

Скорее всего, считает Шток, на позицию Швеции по проекту Nord Stream повлияла Германия, которая активно лоббирует проект в Европе. Также сказалось положительное решение Дании и Финляндии – ведь причина неодобрения Nord Stream у трех стран была одна – экологическая безопасность проекта. Поскольку Дания и Финляндия одобрили Nord Stream, у Швеции не осталось аргументов для противодействия проекту.

По мнению главы ООО «Финэкспертиза» Агвана Микаеляна, власти Швеции проявили здоровый прагматизм, отказавшись от «балтийской солидарности» и получив взамен возможность влиять на европейскую энергополитику, а заодно и неплохие деньги за транзит российского газа.

Аналитики уверены, что, учитывая активные работы по разработке ямальских месторождений газа, а также реализацию Штокманского проекта, проект Nord Stream имеет огромную значимость как для России, так и для Европы. Восстановление европейской экономики после кризиса потребует дополнительных энергоресурсов, которые будут обеспечены в том числе и за счет Nord Stream.