Плутониевые разговоры

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
5 ноября 2009, 19:38

Добивался долго

Спустя несколько дней после того, как КНДР объявила о получении оружейного плутония, США приняли решение сесть с северокорейцами за стол переговоров. Пока дипломаты двух стран договорились о двух раундах двусторонних переговоров. Потом планируется возобновление шестисторонних переговоров при участии дипломатов из США, КНДР, Китая, Южной Кореи, Японии и России. Последний раз в таком составе дипломаты садились за стол переговоров в Пекине 11 декабря 2008 года. Тогда Северная Корея отвергла проект соглашения, предусматривающего контролируемое сворачивание ее ядерных программ.

Сейчас КНДР считает, что шестисторонний формат можно возобновить только после американо-северокорейских встреч. «Предыдущие раунды шестисторонних переговоров показали, что независимо от того, как часто встречались стороны в этом формате, они не могли ничего решить. И не смогут до тех пор, пока не будут урегулированы двусторонние отношения между КНДР и США и между ними не возникнет атмосфера доверия», – утверждает северокорейский МИД.

На протяжении 2009 года КНДР делала различные шаги для того, чтобы заставить США пойти на уступки, – восстановила работу ядерного центра в Йонбене, проводила ракетные и ядерные испытания. Однако США отказывались идти на двусторонние переговоры. Традиционно их формула предполагала, что США либо должны пойти на определенные уступки, либо переговоры проваливались. А у администрации Обамы и без того была репутация очень слабой во внешнеполитическом плане, и она не могла позволить себе любой из двух вышеперечисленных исходов переговоров.

Не хотят быть Ираном

В последние месяцы ситуация изменилась – и не в пользу КНДР. Успешная дипломатия США в отношении Ирана, проводимая благодаря изменившейся позиции России, серьезно встревожила северокорейское руководство. В случае успешного завершения переговоров Запада с Тегераном США могли бы сконцентрировать все высвободившиеся ресурсы на КНДР, и если вместе с этим им удалось бы изменить позицию России и в отношении северокорейской ядерной программы, то Пхеньян оказался бы под колоссальным давлением и с единственным адвокатом в лице Китая. А может быть, и вообще без адвоката. Для Китая, привыкшего лавировать между интересами России и США и извлекать пользу из их разногласий, более важным является недопущение их успешного сотрудничества в решении проблем мировой политики, а не защита своего соседа.

В свою очередь Северная Корея не может просто отказаться от требований в силу причин внутриполитического характера – в ином случае это станет демонстрацией «слабости» Ким Чен Ира. Сейчас ему, вернувшемуся во власть после продолжительной болезни и начавшему готовить место для своего преемника, необходимо позиционировать себя как сильного лидера, не склоняющегося перед давлением Запада.

На условиях США

В начале ноября делегация северокорейского МИДа, под руководством главы ее американского департамента Ли Гына, побывала в США, где провела неформальную беседу с главой делегации США на шестисторонних переговорах Сон Кимом.

Во время встречи дипломатов в Вашингтоне американцы выдвинули три предварительных условия для проведения столь нужных Северной Корее прямых переговоров. Во-первых, США потребовали гарантию того, что вслед за двусторонними контактами возобновится шестисторонний формат. По словам официального представителя американского госдепартамента Иена Келли, США будут вести диалог с КНДР только в том случае, если у них будет понимание того, что целью этого диалога является возобновление шестисторонних переговоров. Официальная же позиция Северной Кореи состоит в том, что Пхеньян примет решение относительно участия в шестистороннем формате по итогам двусторонних переговоров с США.

Во-вторых, Вашингтон потребовал, чтобы эти переговоры состоялись между спецпосланником США Стивеном Босуортом с одной стороны и с первым заместителем министра иностранных дел КНДР Кан Сок Джу с другой. США хотели, чтобы на этих переговорах со стороны КНДР выступил не «ретранслятор» официальной северокорейской позиции, а знакомый им переговорщик, полностью разбирающийся в тонкостях процесса – каким, собственно, и является Кан Сок Джу.

Наконец, США потребовали от КНДР до начала переговоров вернуться в рамки режима ДНЯО. По некоторым данным, этот пункт американских требований вызвал недовольство со стороны Пхеньяна. Северная Корея намерена использовать свое возвращение в рамках Договора о нераспространении в качестве разменной монеты на самих переговорах и планирует получить за это экономические преференции. Скорее всего, именно для того, чтобы подтолкнуть США снять это последнее условие, КНДР на днях заявила, что «к концу августа успешно завершила переработку 8 тыс. отработанных ядерных стержней, и это стало одной из мер, направленных на восстановление работы ядерных объектов в Йонбене». По мнению военных экспертов, после переработки этих стержней КНДР получила 6-8 кг оружейного плутония, что достаточно для создания одной полноценной боеголовки.

Прорыва ждать не стоит

Маловероятно, что двусторонние переговоры закончатся каким-то серьезным прорывом в рамках северокорейской ядерной проблематики. Прежде всего потому, что в данный момент Белый дом не пойдет на какие-то серьезные уступки Пхеньяну. «Администрация Обамы ожидает серьезного прогресса в диалоге с Тегераном, поэтому ей не нужны плохие прецеденты. Она не собирается посылать сигнал о том, что готова отказываться от санкций в обмен на пустые разговоры», – объясняет Майкл Грин, бывший при администрации Буша советником по восточноазиатским делам в совете по национальной безопасности.

Кроме того, по политическим причинам Соединенным Штатам необходимо, чтобы любые прорывы совершались не в двустороннем, а в многостороннем формате. У Южной Кореи и Японии существует ряд интересов в отношении КНДР, которые не связаны с ядерной программой КНДР, но, тем не менее, обсуждаются в рамках шестисторонних переговоров. Для Южной Кореи это сокращение обычных вооружений (до 70% северокорейской армии стоит рядом с демилитаризованной зоной, дальнобойная артиллерия КНДР нацелена на Сеул и способна в считанные минуты превратить его в море огня). Для Японии – прекращение ракетных испытаний КНДР над ее территорией и возвращение на Родину японских граждан, похищенных северокорейскими спецслужбами во время «холодной войны». Сеул и Токио – союзники Соединенных Штатов –  требуют включить решение этих вопросов в пакетное шестистороннее соглашение с КНДР и расценят отдельные двусторонние американо-северокорейские договоренности как предательство со стороны Вашингтона (как это было, например, во время заключения Биллом Клинтоном Рамочного соглашения с КНДР в 1994 году). Маловероятно, что Барак Обама, с самых первых месяцев своего пребывания в Белом доме зарекомендовавший себя во внешней политике как любитель многостороннего коалиционного подхода к проблемам, пойдет на ухудшение отношений с союзниками в обмен на северокорейские обещания.