Возможность приобщиться к Китаю

Марк Завадский
22 декабря 2009, 13:04

На прошлой неделе Комиссия по ценным бумагам и фьючерсам Гонконга одобрила проведение IPO "Русала". Российский алюминиевый гигант станет первой компанией, которая проведет размещение акций на Гонконгской фондовой бирже. В интервью «Эксперт-онлайн» президент гонконгской фондовой биржи Рональд Аркулли рассказал о своем видении ситуации с IPO российского алюминиевого гиганта, а также об основных направления развития фондового рынка в Гонконге

-- 2009 год был довольно успешным для гонконгской фондовой бирже, во всяком случае на фоне остальных рынков. Гонконг занимает уверенное первое место по объему IPO. Кого вы считаете сегодня своими основными конкурентами?

-- У нас, безусловно, есть конкуренты, к которым мы относимся всерьез. В то же время в нашей относительно короткой истории мы были достаточно удачливы в том смысле, что мы стали главной биржей для китайских компаний за пределами материкового Китая. И это началось еще с начала 90-ых годов. Китайские компании при этом могут быть самыми разными – и крупные государственные предприятия, и частные компании, и даже инвесторы не из материкового Китая, которые инвестируют в Большой Китай. Для того чтобы привлекать качественных инвесторов и качественные компании, необходимо создать качественный рынок. Понятно, что не существует универсальных правил, которые подошли бы всем компаниям, и это касается не только прозрачности с точки зрения условий листинга. Все наши компании должны функционировать на двух языках. В Гонконге очень активные электронные и печатные деловые СМИ. У нас уже двадцать лет размещаются крупнейшие китайские компании и это очень важный момент для любого инвестора – возможность приобщиться к китайскому экономическому росту самым прямым путем, то есть инвестировать в успешных и перспективных игроков рынка.

-- И все же, какие основные Ваши конкуренты? Или в Вашей нише нет таковых?

-- Действительно, мы занимаем уникальную нишу благодаря географическим и историческим факторам. Но мы не собираемся почивать на лаврах и хотим смотреть дальше традиционного для нас пула китайских компаний. Если говорить о капитализации  гонконгской фондовой биржи, то китайские компании составляют в ней примерно 50-60%. Остаток – компании из Гонконга и других стран, за которые мы  ведем постоянную борьбу.

-- Как изменилось это сочетание за последние годы?

-- Пять лет назад доля китайских компаний была  меньше, в районе 35-40%. Уменьшение доли иностранцев вызвано тем, что в последние годы у нас было несколько «мегалистингов» из материкового Китая – ICBC, PetroChina, Bank of China, Chinalife.

-- Сколько еще таких крупных компаний для IPO осталось в Китае?

-- Если посмотреть на комментарии по поводу экономического роста Китая, то можно сделать вывод, что на обозримое будущее хватит. Кроме того, стоит учитывать  огромный рост частного  сектора, он очень значителен. После нынешнего финансового кризиса направление развития сменилось в сторону развития внутреннего потребления. Это говорит о том, что будет еще больше IPO на нашей бирже.

-- В одном из недавних выступлений Вы говорили, что с Шанхайской фондовой биржей вы поддерживаете отношения «взаимодополняющей конкуренции». Что вы имели в виду?

-- Наши отношения и с Шэнчжэнем и Шанхаем всегда находились именно в такой плоскости. Нам необходимо хорошо понимать, как функционирует китайский рынок, и Шанхайская фондовая биржа давно служит отличным источником информации для этого. Даже когда мы начинали привлекать китайские компании в начале 90-ых, мы никогда не думали, что в Китае не будет создан собственный финансовый центр, это было бы нереалистично. Поэтому мы всегда рассматривали ситуацию в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Мы обменивались информацией, собирали комментарии у технических специалистов, менеджерского состава, они также обращались к нам за консультациями.

Если смотреть не только на IPO, китайская валюта пока не полностью конвертируема, хотя центробанк КНР постепенно ослабляет контроль, и когда это случится, это станет времени огромных возможностей для Гонконга, поэтому нам важно уже сейчас построить всю инфраструктуру.

-- А что именно это даст Гонконгу?

-- Когда это случится, весь Китая станет открытой экономикой, и не нужно быть гением чтобы предугадать возможности. Он станет одним огромным открытым рынком!

-- Но это тоже будет значить, что Шанхай превратится в настоящий международный финансовый центр. Вы не боитесь, что иностранные компании начнут размещаться в Шанхае, а не в Гонконге? 

-- Я думаю, что мы оперируем нашим рынком с точки зрения самых высших международных стандартов, у нас самые квалифицированные ресурсы – финансисты, юристы, пиарщики, финансовые журналисты, назовите любую процессию. В Гонконге свободное распространение информации,  отличный транспорт. Гонконг очень привлекательный центр, и он находится в очень удачной временной зоне.

-- Но ведь и Шанхай находится в той же зоне…

-- Мы к тому же функционируем на двух языках, в Гонконге есть своя законодательная система. Если вы идете в Китай как иностранная компания, вам придется соответствовать китайскому законодательству. Я не говорю, что это невозможно, но могут возникнуть сложности. У нас долгая история успешной работы, хорошая репутация, это должно работать в пользу Гонконга.

-- Перед этим интервью  я пообщался с несколькими аналитиками, и они указали на две основных слабости гонконгской фондовой биржи – маленький внутренний рынок и высокая стоимость размещения. Как бы вы это прокомментировали?

-- Не согласен ни с первым, ни со вторым замечанием. Я не думаю, что мы очень дороги, и вообще цена за сам листинг незначительна, если сравнивать её с остальными профессиональными расходами, которые в Гонконге составляют примерно половину от Нью-Йорка и Лондона. Комиссионные за размещение ценных бумах в Гонконге составляют всего 2,5%, в Лондоне столько же, в Нью-Йорке 5-6%. Но в любом случае, мы говорим о качестве оказания услуги – вы получаете ровно тот уровень, который оплачиваете.

По второму пункту - я не думаю, что наш внутренний рынок можно назвать маленьким, местные частные инвесторы составляют обычно от 25 до 30% от всего оборота, еще 20% - это различные местные юридические лица, остальное – иностранные инвесторы. Так что я думаю, что в Гонконге очень хорошее сочетание внутренних и внешних инвесторов.

-- Я знаю, что за последние годы вы много продвигали биржу за пределами Китая, были в России, Казахстане, Вьетнаме, других странах. Какие вам кажутся наиболее перспективными с точки зрения новых IPO?

-- Мы будем продолжать фокусироваться на материковом Китае, но мы можем многое дать и компаниям из других стран. 15% нашей капитализации сегодня - ресурсные компании из самых разных сфер - нефть, газ, уголь, другие добывающие компании. Такие компании есть в России, Австралии, Канаде и другие странах, и мы верим, что у них есть история, которую они могут рассказать за пределами своих внутренних рынков. В течение ближайших 20-25 лет Китай будет одним из основных потребителей ресурсов в мире. Мы не думаем, что нужно ждать 5 или 10 лет, нужно предугадать тренд, и мы видим, что компании даже из Австралии во многом именно поэтому проводят IPO в Гонконге

-- Но в основном это вторичные размещения?

-- Не только.

-- То есть вы собираетесь фокусироваться не на  странах, а на отраслях?

-- Да, я думаю, что у Гонконга есть пара вещей, которые он может предложить таким компаниям. Даже если они не хотят проводить IPO прямо сейчас, это не значит, что их не заинтересует Китай завтра. Даже если они придут в Гонконг и откроют свой офис для своих китайских клиентов, это уже будет хорошо. А потом, когда со временем они решат провести IPO, Гонконг станет для этого естественным выбором. Понятно, что для разных компаний нужно разное время – например, если мы говорим о России или странах СНГ то для того, чтобы нам понять друг друга нужно больше времени, чем в случае с компаниями из Канады или Австралии.   

-- Сейчас гонконгская биржа проводит ревизию правил в отношении IPO добывающих компаний, каковы будут основные изменения?

-- Да, мы сейчас обновляем статью 18 наших правил IPO. Она была написана еще в 80-ых годах, с тех пор суть этого бизнеса сильно изменилась. В то время структура компаний была преимущественно строго вертикальной – от добычи, к обработке и так далее. Сейчас все по-другому – есть компании, которые занимаются только разведкой или только добычей и переработкой, и теперь мы хотим изменить наши положения так, что они больше отвечали реалиям сегодняшнего дня.

-- А  в чем конкретно  это будет заключаться?

-- Например, что касается доходности. По существующим правилам, компания для листинга в Гонконге должна быть прибыльной, но если вы добывающая компания, то вы можете и не быть прибыльной в течение трех лет. Поэтому мы должны убрать это требование.

-- Компании надо будет предоставить информацию о доказанных резервах?

-- Я не уверен, что мы будем требовать даже это. Будет достаточно бизнес-плана, в котором будет указаны лицензии на разработку месторождений, которые имеет компания, или даже то, какие лицензии компания собирается получить. Мы пока не выработали окончательный вариант правил, идут согласования.

-- Будут ли какие-то послабления с точки зрения стандартов отчетности?

-- С точки зрения финансовой отчетности мы будем придерживаться принятых международных стандартов. По отношению к ресурсным компаниям, мы будем следовать практике других бирж, где котируются акции добывающих компаний. Если в Лондоне принимают отчеты по российским стандартам, которые подготовлены и проаудированы известными экспертами, то почему мы должны предъявлять завышенные требования?

-- Будут ли другие изменения в будущем году? Я слышал, что биржа хотела бы работать 24 часа в сутки для удобства американских инвесторов.

-- Я не думаю, что это произойдет. Мы даже не можем договориться с нашими брокерами, чтобы они не уходили на двухчасовой обеденный перерыв для синхронизации с Шанхаем. 24-часовой рабочий день из области фантастики.

-- Какая доля китайских компаний в общей капитализации была бы идеальна для гонконгской фондовой биржи?

-- У нас нет в голове идеальной пропорции. Как только мы видим качественную компанию, мы пытаемся ее заполучить, неважно, откуда она.

Вы обычно отказываетесь комментировать ситуацию с «Русалом», но я все же попробую задать этот вопрос. В одном из недавних выступления вы говорили, что мало знаете о Русале, только то, что это очень большая компания, которая обременена большими долгами? По вашему, это правильный выбор для первого российского IPO в Гонконге, учитывая то значение, которое ему придают и в Гонконге и России?

Это не выбор биржи, как я сказал, мы делаем все возможное  для того, чтобы презентовать Гонконг как место для листинга, и когда компании, в том числе такие, как «Русал», стучат к нам в дверь, мы их впускаем. Это могла бы быть и другая компания, в 10 раз меньше «Русала», мы бы относились к ней точно также. Но конечно с точки зрения заголовков в СМИ, чем больше компания, тем лучше.

-- Вы много раз были в России? Какое отношение у российских компаний к гонконгской бирже?

-- Когда мы в первый раз приехали в Москву, многие бизнесмены качали головами и спрашивал –«Гонконг? Это в Японии или где?». Была нехватка знаний в частном секторе, хотя на государственном уровне все как раз понимали, что такое Гонконг. Но мы проводили семинары вместе с профессионалами и российские компании узнали больше о Гонконге. И если раньше они больше смотрели на Лондон  и Нью-Йорк, то теперь глядят и в сторону нашего города. В свою очередь мы тоже поняли, что Россия – это не только Москва, а гигантская страна с 11 часовыми поясами. У вас на Востоке страны есть огромный ресурсный потенциал, который пока совершенно не освоен.

-- В том числе и с точки зрения IPO?

-- Да, может быть не сегодня, и не завтра, но в будущем, безусловно

-- Сколько российских компаний всерьез интересуются IPO в Гонконге?

-- Когда вы проводите первый опыт, у вас могут быть разные идеи о том, что случится в будущем, но точно сказать не может никто – их может быть 5, 20 или даже 50. Главное, что мы донесли до россиян, что на востоке существует такой финансовый центр, что мы являемся частью Китая, но сохранили свою юридическую систему, близкую к британской.

-- Насколько легче делать IPO в Гонконге по сравнению с Лондоном и Нью-Йорком?

-- Мне кажется, что, если взять шкалу сложности с 0 до 10, то Лондон будет в промежутке с 6 до 8, мы видимо находимся примерно также. Нью-Йорк, наверное, сложнее, но мы с Лондоном примерно одинаковы.

-- Почему тогда компании должны выбрать Гонконга для листинга?

-- Я думаю, главной причиной должно быть то, центр тяжести мировой экономики смещается с Запада на Восток, и Гонконг сидит прямо в центре этой зоны роста.

-- Однако, то же самое может сказать о себе и  Сингапур?

-- Если сравнить на капитализацию, оборот, позиционирование бирж, или даже шире на индексы экономической свободы или критическую массу  профессионалов на рынке, мы думаем, что наша позиция более предпочтительна. Если уж мы считаем, что сможем выдержать конкуренцию с Лондоном и Нью-Йорком, то уж точно не боимся Сингапура.