Политическая культура меняющегося общества

Михаил Рогожников
главный редактор Expert.ru
14 января 2010, 18:07

Анализ политических систем, как правило, сосредоточен на институтах власти, в лучшем случае – на других институционализированных подсистемах. Так мы упускаем из виду объекты и явления, которые не являются институтами или их взаимодействием.

Таковыми являются собственно народ, его политическая культура и ее проявления (помимо выборов). Изучение политической культуры, начало которому, как хорошо известно, было положено Г. Алмондом и С. Вербой, редко становится частью исследования политической системы. Возможно, культура игнорируется, поскольку укоренился взгляд на нее как на статичное явление. Самим основоположникам было интересно классифицировать типы политических культур, а они, конечно, меняются редко. Между тем политическая культура народа является не только состоянием, но и своего рода деятельностью. Другое объяснение, почему, скажем, при изучении западной политики к политической культуре всякий раз обращаться не обязательно – там и не нужно рыть так глубоко.

В России из-за того, что политические интересы артикулированы слабо, изучение политической культуры приобретает большее значение. Попытка исследования такой формы ее активности, как глубинные общественные ожидания, была предпринята в докладе ИнОП «Оценка состояния и перспектив политической системы России», опубликованном в 2009 году.

Соответствующая глава называется «Способность политической системы реагировать на главные общественные ожидания и опасения», в ее основе – сделанное специально для доклада исследование ВЦИОМ. Там указывается на наличие у общества «стратегических запросов» – суждений о фундаментальных проблемах общества и государства. Таким образом, когда «народ безмолвствует», он думает.

Характерно, что даже в результате кризиса число предпочитающих стабильность быстрым переменам не упало ниже 50%. Это означает, что запрос на стабильность очень силен. В то же время весьма высоким (39% против 30% годом ранее) оказался и уровень запроса на перемены. Это означает, что на фундаментальном уровне, вопреки некоторым ситуационным опросам общественного мнения, модернизационная повестка имеет немалое число сторонников. Однако – не преобладающее.

Это исследование только наметило путь к изучению, так сказать, стратегирующей функции общества. То, что она производит, это и не базовые ценности, и не общественное мнение. Ее результат можно определить как общественный проект.

Такой проект возникает, по-видимому, в определенные периоды истории, какое-то время остается неявным, затем становится общим местом. Это «непроявленное» время существования общественного проекта, наверное, наиболее важно для политического анализа и прогнозирования. Внутренне мы уже живем чем-то новым. Но чем? Именно в это время в обществе ощущается некая неудовлетворенность, недовольство существующим положением дел, не фиксируемое напрямую опросами общественного мнения.

В самом деле, поскольку проект до конца не определен, не сформулирован, высказывание недовольства несоответствием ему окружающих реалий не является рациональным поступком. Недовольство проявляется во множестве частностей, весьма негативных оценках по ряду конкретных поводов, но не в целом. Похоже, именно такая картина общественного мнения наблюдается у нас сегодня.

Ничего нового тут нет. По С. Хантингтону: «Важнейшая проблема политики – это отставание в развитии политических институтов сравнительно с социальными и экономическими изменениями» («Политический порядок в меняющихся обществах»). Но очень непросто увидеть эти изменения, особенно когда политическая система не настроена так, чтобы на них отзываться.

Хотя российский общественный проект не является пока предметом исследований, относительно него можно сделать пару предположений. Во-первых, по масштабу он уступает своим предшественникам, проектам, сформулированным в начале прошлого века и в 80-е годы. Вряд ли найдется много людей, которых это расстроит. В нашем обществе сегодня нет даже и близко тех противоречий и неоправданных ограничений, которые наблюдались в указанные периоды. Тем не менее, опыт перестроечного проекта заслуживает внимательного рассмотрения.

Во-вторых, выстраивающийся в обществе проект в целом соответствует тому вектору модернизации, который обозначен в президентском послании. Важно однако, что общество пока не предъявило зрелый стратегический запрос на эти перемены.