Смена кабинетов

В декабре прошлого года, когда единороссы обнародовали список кандидатов на пост руководителя этой богатой национальной республики, большинство наблюдателей отмечали: Минтимер Шаймиев, первый и до сих пор единственный президент Татарстана, доработает до Универсиады, которая должна пройти в Казани в 2013 году. Тот же Минниханов, комментируя свое включение в список в ходе итоговой пресс-конференции в декабре 2009 года, заметил, что, мол, «надо же было кого-нибудь в этот список включить». На тот момент он, возможно, и сам не подозревал о столь крутом повороте в своей судьбе. Правда, журналисты, присутствовавшие на пресс-конференции, тогда отмечали, что он был непривычно весел и на фуршете чокался с каждым присутствующим бокалом шампанского.

Никаких разговоров о политическом будущем премьера не было потому, что Минниханова никто реальным кандидатом на пост главы Татарстана не видел. И причины для этого были весьма серьезные. С одной стороны, Минниханов, действительно, один из самых близких Шаймиеву людей. Впервые президент Татарстана заметил Минниханова в далекие 70-е годы, тогда еще молодого выпускника сельскохозяйственного института.

С тех пор они практически всегда были вместе, к тому же Минниханов сдружился с сыновьями Шаймиева – Айратом и Радиком. В 2003 году они даже заняли весь пьедестал почета на чемпионате Европы по автокроссу.

Но с другой стороны – Минниханов всегда был подлинным технократом. Именно он решал все проблемы, связанные с развитием экономики республики. С его именем связывают практически все бизнес-процессы, происходившие в последнее десятилетие с нефтяной компанией «Татнефть», республиканским энергохолдингом «Татэнерго», машиностроительным комплексом республики и ее банковским сектором. Меньшее влияние Минниханова испытала республиканская нефтехимия, опирающаяся на «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим» – непосредственный контроль за этим «достоянием» республики осуществлял глава группы компаний ТАИФ Альберт Шигабутдинов с помощью младшего сына президента республики Радика Шаймиева.

Основной задачей премьера, по сути, было удержать контроль республиканских властей над этом громадным куском собственности, который благодаря упорству Минтимера Шаймиева был отколот у федерации в начале 90-х годов и расставаться с которым Татарстан не собирался ни при каких обстоятельствах. С другой стороны, «народохозяйственный» комплекс республики еще в советское время отличался высоким уровнем интеграции входящих в него предприятий с точки зрения создания продукции с высокой долей добавленной стоимости. «Татнефть», например, добывает попутный нефтяной газ (ПНГ). Затем он перерабатывается на принадлежащем ей же Миннибаевском ГПЗ в этан.

Этан передается на контролируемый ТАИФом «Казаньоргсинтез», где делают изделия из полиэтилена. Разница в стоимости ПНГ и полиэтиленовой трубы – сотни процентов. А энергией все эти производственные процессы обеспечивало «Татэнерго» – этот холдинг производил тепло и электроэнергию для всех потребителей Татарстана, транспортировал ее и продавал.

Поэтому второй задачей для премьер-министра республики стало еще большее развитие и самообеспечение Татарстана и максимальное замыкание интеграционных связей внутри республики.

С обеими задачами Рустам Минниханов успешно справился. Несмотря на переделы собственности, бушевавшие вокруг Татарстана во время его премьерства, «чужие» в республику не прошли. В середине 90-х годов этому помешал «мораторий» на отчуждение акций «стратегических» предприятий, которые, наперекор федеральному центру, ввел Татарстан. Затем, в качестве одной из мер защиты компаний от скупки «чужаками» (в частности, ЮКОСом), госпакеты акций 18 предприятий разных отраслей экономики Татарстана (в том числе 30% УК «Татнефти», 25% «Алнаса», 35% «Нижнекамскнефтехима», 85% «Татэнерго», 36% «Северо-западных магистральных нефтепроводов», 25% «Казаньоргсинтеза», 40% «Казанской ГТС», 30% Ак барс банка, по 100% «Татхимфармпрепаратов» и «Таттелекома») были переданы в госхолдинг «Связьинвестнефтехим». Председателем совета директоров этого холдинга стал, естественно, Минниханов. А когда ему стали грозить генеральной прокуратурой, он смело заявил: «Как глава правительства, я отвечаю прежде всего перед президентом республики за собственность Татарстана. Если у Генпрокуратуры возникнут какие-либо вопросы, то я на них отвечу».

Другой вопрос, что, удержав собственность внутри Татарстана, у ее властей, в том числе и у премьера, уже не хватает «внутренних» резервов для ее развития. Это касается и «Татэнерго», электростанции которого ветшают на глазах, и «Казаньоргсинтеза», который ныне «спасают» исключительно за счет федеральной господдержки, да и самой «Татнефти», которая в поисках нового сырья забирается все дальше от границ республики. Таким образом, развитие этого региона связано уже не с дальнейшим его обособлением, а, скорее, с интеграцией в окружающее экономическое пространство. Республике нужны деньги на глобальные проекты, причем не только из федерального бюджета, но и от частных инвесторов из-за пределов Татарстана. Таким образом, перед президентом Миннихановым будет стоять задача не меньшей сложности, чем перед президентом Шаймиевым, – сохранить имеющееся, но обеспечить приток «внешних» инвестиций для его развития. И надо сказать, что бизнесмены республики в принципе довольны назначением Минниханова. Все они отмечают его компетентность в решении экономических проблем, умение быстро и квалифицированно принимать решения, а также широкий кругозор и активность. Одним словом, здесь Минниханову есть на кого опереться.

Кстати, Минниханов был чуть ли не единственным человеком, который мог публично возразить Шаймиеву и, что даже более важно, – отстоять свою точку зрения. Но был важный нюанс – их публичные споры были связаны только с экономическими вопросами. От любых политических и идеологических споров Минниханов всегда уклонялся. По сути, Шаймиев и Минниханов разделили между собой сферы отвественности, причем у Шаймиева остались такие важные вопросы, как идеология, кадровая политика и выстраивание отношений с федеральным центром. Минниханов оставался от этих вопросов далек, а ведь именно они в перспективе могут оказаться ключевыми для судьбы Татарстана. По оценке доктора политических наук Владимира Беляева, делая ставку на Минниханова, Шаймиев ориентировался на то, что этот человек – выходец из его клана, и с биографией, практически идентичной его собственной. Но в данном случае не был учтен более чем 20-летний разрыв в возрасте между первым и вторым президентами Татарстана. Сформировавшись в более благополучное время, Минниханов, с одной стороны, гораздо более склонен к инновациям. «Он всегда активно интересовался техническими новинками. Но при всем этом не прошел той школы перестройки, которую прошел Шаймиев, постоянно общаясь с оппозицией в Верховном Совете республики. В 1995 году, когда Минниханов стал формироваться как политик, оппозиция в республике практически была задавлена. Но демократизация в Татарстане неизбежна, и в данном случае новому президенту придется искать общий язык с оппозицией», – уверен Беляев.

Особый разговор – национальный вопрос в Татарстане. Ни для кого не секрет, что Минтимер Шаймиев буквально манипулировал национальной картой в переговорах с федеральным центром, пугая Кремль появлением очага нестабильности на Волге. В обмен на политическую стабильность и контроль над националистами федеральный центр был готов финансировать буквально любой проект Шаймиева. Так, на зависть другим регионам в 2005 году было отпраздновано 1000-летие Казани (благодаря чему сам город буквально преобразился), теперь республиканская столица получает миллиарды на подготовку к Универсиаде-2013 года и готовится строить у себя один из семи федеральных университетов.

Но в реальности ситуация выглядит удручающей. Взлет националистических настроений в республике действительно присутствует – интернет-ресурсы, к примеру, переполнены сообщениями от молодых жителей республики в стиле «Россия – не моя страна». Поэтому новому президенту Татарстана придется решать эту проблему, а также продолжить выстраивать отношения с федеральным центром, что является непростой задачей. Но еще более сложный вопрос – кадровый. Шаймиев выстраивал свою команду, ориентируясь на родственников и знакомых. Многие отмечали, что людей он находил в основном в селе – где вырос и начинал карьеру сам Шаймиев. От Минниханова ждут перемен. Как человек, интересующийся техникой и умеющий пользоваться интернетом, склонный к инновациям, он неизбежно должен будет сделать ставку на новых людей из поколения технократов. Пока таких людей вокруг Минниханова немного, но в новых условиях – изменения отношений с федеральным центром, демократизации, роста националистических настроений – опираться на старую команду он уже не сможет. Именно поэтому, хотя назначение Минниханова и кажется лишь продолжением политики Шаймиева, на самом деле оно станет шагом к серьезным переменам и в экономической, и в политической жизни региона. Пожалуй, перед Миннихановым стоит задача не менее сложная, чем в свое время перед Шаймиевым, – ему вновь придется удерживать республику на грани взрыва. И обеспечить ей стремительный скачок в светлое будущее.

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    3. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    Реклама