Новый голос Китая

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
2 февраля 2010, 17:32

Китай грозит долларом

29 января администрация президента США Барака Обамы одобрила сделку по продаже американского оружия Тайваню на сумму 6,4 млрд долларов. Среди них 60 боевых вертолетов Black Hawk UH-60M, 114 зенитно-ракетных комплексов Patriot PAC-3, 12 противолодочных ракет Harpoon Block II, два минно-поисковых корабля класса Osprey а также усовершенствованная командная система Po Sheng («Широкая победа»), разработанная специально для нужд тайваньских военных. Согласно американскому законодательству, контракт вступит в силу через 30 дней, если в течение этого времени его не оспорит американский Сенат.

По некоторым данным, на этот шаг Вашингтон пошел после того, как Пекин отказался вводить санкции против Тегерана. Вместо этого Китай в конце прошлого года заключил с Ираном соглашение об инвестиции 6,5 млрд долларов в строительство нефтеперерабатывающих заводов в этой стране. Как известно, нехватка НПЗ является слабым местом иранской экономики (Иран вынужден импортировать значительную часть бензина из-за рубежа) и важным рычагом давления на Тегеран со стороны Соединенных Штатов. Поэтому заместитель государственного секретаря США Уильям Бернс отправился в Пекин и попытался отговорить китайцев от этого шага — а когда его миссия окончилась провалом, тут же пошли разговоры о намерении администрации Обамы продать оружие Тайваню.

В Китае эта сделка вызвала возмущение. «Решение США продать партию оружия Тайваню является грубым вмешательством во внутренние дела Китая, а также серьезной угрозой для нашей национальной безопасности», — заявил министр иностранных дел КНР Ян Цзечи. Он призвал США «как можно скорее отменить это ошибочное решение». Когда стало ясно, что американцы этого делать не будут, Пекин перешел к действиям. Китай объявил о сворачивании двустороннего сотрудничества с Вашингтоном. «Принимая во внимание намерение США осуществить поставки вооружения на Тайвань, которое наносит серьезный ущерб и несет негативные последствия для военных связей двух стран, КНР принимает решение приостановить существующие договоренности о визитах в рамках военного диалога двух стран», — говорится в заявлении китайского министерства обороны. Уже отменены запланированные на февраль переговоры на уровне заместителей министров обороны США и КНР по вопросам нераспространения и контроля за вооружениями, под угрозой срыва находится и визит в Китай главы Пентагона Роберта Гейтса.

В замораживании военного сотрудничества Китая и США нет ничего нового — это обычная реакция Пекина на происходящие время от времени продажи партий американского оружия Китаю. Вплоть до сегодняшнего дня этой реакцией протестные действия Китая и заканчивались — однако сейчас китайские власти пошли дальше. Пекин пригрозил санкциями тем американским компаниям, которые будут участвовать в этой оружейной сделке. «Пришло время дать США почувствовать реальный градус накаленности в вопросе поставок оружия Тайваню. Крайне недальновидно не учитывать тот факт, что Китай выступает единым фронтом в вопросах Тайваня. Наказание компаний, которые продадут Тайваню оружие, получит поддержку среди большинства китайцев», — пишет китайская The Global Times.

Новые правила

Если китайские власти воплотят свои угрозы, то американские компании понесут миллиардные убытки. Так, корпорация Boeing, производящая ракеты Harpoon, в случае если ей перекроют китайский рынок, лишится контрактов на поставку в эту страну гражданских лайнеров. Трудно будет и United Technologies (в которую входит Sikorsky Aircraft — производитель вертолетов Black Hawk) — эта компания поставляет в Китай лифты Otis, а также системы отопления и кондиционирования Carrier.

Озвучивание Китаем этой угрозы демонстрирует переход американо-китайских отношений на принципиально новый уровень. Пекин почувствовал свою силу и намерен отстаивать свою зону влияния.

Совсем недавно ситуация была иной. Китай старался вести осторожную внешнюю политику, а идейные противоречия между странами не воплощались в экономические угрозы — ведь два на сегодняшний день мощнейших государства мира экономически очень взаимосвязаны (некоторые американские экономисты даже ввели новый термин «Кимерика»). Благополучие Китая зависит от американских инвестиций и рынков, а США нуждаются в нем как в торговом партнере, наполняющем американский рынок. Кроме того, Китай является крупнейшим кредитором экономики США и накопил облигаций американского казначейства на 800 млрд долларов. Как следствие, при предыдущей администрации США сложился определенный статус-кво. «Характерно, что ключевой фигурой администрации Буша на китайском направлении были не госсекретарь или министр обороны, а глава Минфина Генри Полсон. Это отражало понимание Вашингтоном сущности отношений, — говорит российский политолог Федор Лукьянов. — А в политической сфере действовал негласный компромисс. Китай не проводил антиамериканский курс и вообще демонстрировал сдержанность на мировой арене. США же аккуратно обходили “больные мозоли” Пекина и не досаждали навязыванием своего мировоззрения».

Начало мирового экономического кризиса и линия администрации Обамы изменили этот статус-кво. С одной стороны, кризис позволил Китаю резко усилить свои позиции в регионе. Во многом за счет стабильности юаня выжили экономики ряда восточноазиатских стран, а также экономика Тайваня, которая сейчас фактически зависит от китайского рынка (между Пекином и Тайбеем уже прошел первый раунд переговоров по введению режима свободной торговли, которые тайваньская оппозиция называет «концом независимости острова»). «Привязка» тайваньской экономики к материку заставила китайских политиков еще более негативно относиться к любым попыткам США поддержать суверенитет острова.

Вашингтон также активно пользовался китайским спасательным кругом — в разгар кризиса Пекин покупал американские облигации на 20 млрд долларов в месяц. Но, несмотря на эту помощь, Вашингтон был недоволен поведением Китая во время кризиса. Прежде всего чрезмерным ростом китайской экономической мощи, а также массовой скупкой китайскими компаниями экономических активов за рубежом. «Мы чувствуем горячее дыхание этого экономического дракона у себя за спиной», — говорит бывший заместитель помощника госсекретаря США Сьюзан Ширк. За последний год между Пекином и Вашингтоном разгорелась целая серия торговых войн, а американские официальные лица усилили критику Китая в плане соблюдения им прав человека. И сейчас своими действиями Вашингтон хочет «показать Китаю, что, несмотря на все его кажущееся экономическое могущество, тем не менее эта страна остается достаточно уязвимой для американского давления», говорит заведующий отделом разоружения и урегулирования конфликтов ИМЭМО Александр Пикаев.

Отступать никто не хочет

Эксперты предупреждают, что подобные показательные выступления в таком чувствительном для Пекина и Вашингтона вопросе, как тайваньский, могут привести к печальным последствиям. Публично заняв жесткую позицию по продаже американского оружия на остров, Китай не оставляет себе пространства для маневра. Ведь в США прекрасно понимают, что, «чтобы выглядеть сильными в глазах своего населения, власти КНР не могут отойти от жесткой линии в отношении Тайваня — иначе они могут поставить под угрозу само существование режима», — говорит Сьюзан Ширк, курировавшая отношения с Китаем в администрации Билла Клинтона. С другой стороны, Вашингтон не может и отменить саму продажу — администрацию Обамы и без того критикуют за чрезмерную слабость в вопросах внешней политики, и если он откажется от принятого решения под давлением Китая, то вызовет еще одну мощную волну критики.

Для демонстрации твердости своей позиции Пентагон в ответ на китайские угрозы уже принял решение рассмотреть вопрос о поставках Тайваню истребителей F-16 и чертежей новых дизельных подлодок. Кроме того, министр США по торговле Гэрри Локе заявил о том, что американские компании могут сами покинуть Китай вслед за Google, если Пекин не изменит методы ведения своей внутренней политики.

Сложности ситуации добавляет то, что администрация Обамы до сих пор не может внятно сформулировать свою новую политику в отношении Пекина. «Две обычные модели — сдерживание и вовлечение — не подходят. Первая — потому что непонятно, как сдерживать страну, с которой Америка пребывает в состоянии финансово-экономического симбиоза. Вторая — потому что Пекин никуда вовлекаться не собирается, а целенаправленно укрепляет позиции не “против”, но “в обход” США», — говорит Федор Лукьянов. Новый президент мечется от введения экономических санкций до предложений создать с Китаем G2 и совместно регулировать мировые процессы.