За Ганнибала ответишь…

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
25 февраля 2010, 18:29

Нынешние разногласия между Швейцарией и Ливией, по мнению политологов, могут иметь общеевропейские последствия. Поведение других европейских государств во время этого конфликта дает понять лидерам стран третьего мира, что с Европой можно больше не считаться.

Отец за сына

Причиной нынешнего скандала между Швейцарией и Ливией, в который уже оказалась вовлечена вся Европа, стали события 15 июля 2008 года. В тот день в женевском отеле «Президент Вильсон» местные власти арестовали сына ливийского диктатора Ганнибала и его жену Алин по обвинению в избиении прислуги. 17 июля они были освобождены под залог, но политических последствий избежать не удалось. Неизвестно, что больше взбесило Муамара Каддафи – то, что его сын вынужден был провести некоторое время за решеткой или же то, что фотографии, запечатлевшие факт этой отсидки, были растиражированы европейскими газетами. Ливийский лидер предложил поделить эту страну между Италией, Германией и Францией, а  Ганнибал пообещал уничтожить Швейцарию ядерным оружием, когда оно у него появится. Однако помимо угроз Ливия предприняла и более действенные контрмеры: Каддафи ввел санкции против швейцарских компаний, работающих в Ливии, прекратил нефтяные поставки в Швейцарию, а также вывел свои активы в размере 7 млрд долларов из швейцарских банков. Два швейцарских бизнесмена были арестованы в Ливии под надуманными предлогами.

Первый раунд противостояния Каддафи выиграл. Под давлением швейцарских банкиров, лишившихся прибылей, президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц был вынужден лично прилететь в Триполи и принести официальные извинения за арест Ганнибала, и между странами был подписан документ о нормализации отношений – однако бизнесменов не отдали. Лишь после того, как ему позволили выступить с трибуны ООН, он согласился отпустить бизнесменов – однако выездных виз им не дали, и они вынуждены были остаться в швейцарском посольстве в Ливии.

Но не прошло и месяца, как Каддафи передумал мириться. В конце сентября 2009 года под предлогом необходимости проведения медосмотра бизнесменов выманили из швейцарского посольства и вновь арестовали. Через некоторое время их вновь вернули в посольство, однако уголовное дело раскручивалось полным ходом. В декабре суд приговорил их к 16-месячному тюремному заключению.

В ответ на это Женева внесла в «черный список» лиц, которым запрещен въезд в страну. Это 188 граждан Ливии, среди которых оказался сам Муамар Каддафи, члены его семьи, включая трехлетнего внука, а также генеральный секретарь Высшего народного комитета (аналог должности премьер-министра) Али Аль-Багдади аль-Махмуди, члены правительства, руководители  военных структур и служб безопасности, а также  бизнесмены.  

Поскольку Швейцария с конца 2008 года входит в Шенгенское соглашение, подразумевающее общее пограничное пространство для всех его членов, то входящие в этот «черный список» лица автоматически не смогут посещать и другие страны, входящие в Шенген. Муамар Каддафи мелочиться не стал, и 15 февраля 2010 года наложил запрет на въезд в Ливию жителей всех стран, входящих в Шенгенскую зону. Тех, у кого были открытые ливийские визы, в большинстве своем задерживали в аэропорту и отправляли назад. «По нашим сведениям, семь уроженцев Франции уже были высланы обратно по прибытии в Ливию», – заявил пресс-секретарь французского МИДа Бернар Валеро. Кроме того, Ливия начала депортацию со своей территории всех европейцев, за исключением граждан Великобритании (вероятно, британцев оставили в благодарность за унизительный возврат Ливии террориста, участвовавшего в 1988 году в организации взрыва «Боинга-747» над шотландской деревней Локерби).

Для европейских стран это решение Каддафи стало весьма неприятным моментом. Ряд политиков Старого Света раскритиковали позицию швейцарского правительства. «Швейцария не должна использовать Шенгенское соглашение для давления. Есть и другие способы решать свои разногласия с Ливией», – заявил министр иностранных дел Италии Франко Фраттини. А мальтийский министр внутренних дел Кармело Мифсуд Бонничи назвал введенный Швейцарией запрет «нарушением духа Шенгенского соглашения».

Европа своих сдала

В итоге Франция, Италия, Испания, Мальта выступили посредниками на переговорах между ливийцами и швейцарцами. С другой стороны, Каддафи сделал, по его мнению, серьезный шаг навстречу Швейцарии. Ливийская прокуратура сняла обвинения с одного бизнесмена – Рашида Хамдани. Однако в отношении другого – Макса Гельди –  таких поблажек сделано не было, ему лишь скостили срок до четырех месяцев. 21 февраля министр иностранных дел Ливии Мусса Куса провел беседу с рядом европейских послов в Триполи и потребовал от них передать Берну его ультиматум: выдать Гельди до 12.00 22 февраля. В ином случае он грозил европейцам дополнительными осложнениями. В итоге Макс Гельди «добровольно» согласился отсидеть несколько месяцев в ливийской тюрьме и, к облегчению европейских дипломатов, вышел из посольства. По предварительным данным, он будет сидеть в специальной тюрьме для политзаключенных (однако ливийцы обещают, что ему дадут отдельную камеру и обеспечат исключительно благоприятные условия содержания – даже дадут видеться с адвокатом). А Рашида Хамдани ливийские спецслужбы посадили в машину и доставили в соседний Тунис, а оттуда Рашид Хамдани вылетел в Швейцарию и закрылся от журналистов.

Нынешний конфликт стал еще одним примером того, что на сегодняшний день Муамару Каддафи можно все. И не только такие экзотические, но невинные шалости типа развертывания бедуинской палатки на Елисейских полях или чтения лекции об исламе и нормах поведения нескольким сотням высокооплачиваемых сотрудниц итальянских эскорт-агентств. Ливийскому лидеру позволили безнаказанно приветствовать как национального героя Абдельбасета Али Мухаммеда аль-Меграхи – вернувшегося из шотландской тюрьмы террориста, участвовавшего во взрыве самолета над Локерби и отправившего на тот свет почти три сотни ни в чем не повинных людей. А также рвать страницы Устава ООН с трибуны Генеральной Ассамблеи. Такой толерантности европейцев есть две причины – экономическая и политическая.

С экономической точки зрения Ливия нужна Европе как поставщик энергоносителей. «Успех Каддафи объясняется тем, что он является безусловным сувереном в „королевстве”, воздвигнутом на крупных месторождениях нефти и газа, утоляющих ненасытные аппетиты крупных держав», – пишет итальянский журналист Марко Луиджи Чимминелла.

В Европе сейчас озабочены проблемой диверсификации поставок углеводородов. Поэтому европейские компании начали в массовом порядке осваивать ливийские месторождения. Так, на сегодняшний день Италия, столь громко защищавшая Ливию во время этого скандала, – крупнейший внешнеэкономический партнер Ливии (на нее приходится 37,5% ливийского экспорта и 22,2% импорта). Итальянская Eni имеет миллиардные контракты на разработку ливийских углеводородов.

Политическая важность Ливии обусловливается уникальностью модели поведения ее руководителя. Каддафи – единственный лидер страны-изгоя, который добровольно, без бомбардировок и военного вторжения, одумался и вступил на путь исправления. В 2002 году он признал вину своей страны за теракт над Локерби, пообещал выплатить компенсации родственникам жертв, а в 2003 году заявил о прекращении всех разработок в области оружия массового поражения и выдал все накопленные материалы американцам. В обмен на это Совет Безопасности ООН снял с Ливии все санкции, и в страну потекли инвестиции.

В этом плане «Ливия служит важным примером для подражания, когда мы толкаем к изменению политики другие страны», говорил в 2006 году заместитель государственного секретаря США Дэвид Уэлш. В условиях доказавшей свою неэффективность политики по силовому изменению режимов в странах-изгоях, в Европе надеются, что другие страны пойдут по пути Ливии – и именно поэтому прощают Муамару Каддафи то, что не прощают другим нефтеносным державам, в частности Саудовской Аравии. Так, саудовский принц до сих пор сидит в британской тюрьме, а британская полиция, не желающая повторять ошибки своих швейцарских коллег, закрыла глаза на то, что в конце декабря в лондонском отеле Claridge's Ганнибал до крови избил свою жену (видимо, за неимением под рукой подходящей для избиения прислуги).

Однако обратной стороной этой политики может стать неверный сигнал, который посылается странам третьего мира. Европа еще раз продемонстрировала, что ни о какой единой европейской политике сейчас не может идти и речи. И что страны Старого Света готовы закрыть глаза на соблюдение европейских ценностей не только за рубежом, но и даже на своей территории. Учитывая особенности восточных режимов, после этого вряд ли европейским государствам стоит ждать от них какого-либо уважения.