Тайна черных ящиков

Евгения Новикова
16 апреля 2010, 21:43

В воскресенье, 18 апреля, в Кракове пройдут похороны четы Качиньских. Расследование причин катастрофы над Смоленском дало первые результаты. Доказано, что самолет был исправен и что он смог лишь один раз зайти на посадку. Достоверность остальных версий и гипотез оценивают по просьбе «Эксперта Online» летчики-профессионалы.

Расследование

Осмотр места падения самолета президента Польши под Смоленском практически завершен. С места крушения самолета президента Польши Леха Качиньского в Смоленской области изъяты все фрагменты самолета и другие предметы, представляющие интерес для следствия. Теперь следователи продолжают работу в Смоленске и Москве.

Расшифровка «черных ящиков» идет полным ходом. На борту Ту-154 было три таких самописца. Два из них расшифровываются российскими и польскими следователями в подмосковном НИИ Министерства обороны, а третий, сделанный польскими специалистами, отправлен в Польшу и проходит расшифровку в Варшаве. Как ожидается, работа по предварительной расшифровке переговоров завершится в течение одной недели, после чего приступят к детализированному исследованию сильно зашумленных и малоразборчивых фраз, говорится в сообщении МАК.

Итак, на сегодняшний день абсолютно достоверно известно и официально подтверждено следующее:  двигатели были работоспособны до момента столкновения с землей, пожара и взрыва на борту не было. Об этом свидетельствует информация «черных ящиков», а также всех фрагментов, которые удалось найти на месте происшествия, сообщила в пятницу, 16 апреля, глава МАК Татьяна Анодина.

Самолет польского президента совершил лишь одну попытку посадки, а не четыре или две, как сообщали ранее, в день катастрофы. Это тоже подтвердила Анодина.

Главный военный прокурор Польши Кшиштоф Парульский, участвующий в расследовании, сказал польскому радио, опираясь на данные бортовых самописцев, что «о неизбежности аварии экипаж знал примерно за 3-5 секунд до столкновения с землей, о чем ясно свидетельствуют записи из третьего бортового самописца». «Последние фрагменты записи просто драматические, – подчеркнул Парульский. И добавил: – Правда, еще неизвестно, знали ли о неминуемой аварии пассажиры».

Официально не подтверждено, но сказано «источниками, близкими к следствию», следующее: пилотов не заставляли совершать посадку высокопоставленные пассажиры. Отметим, ранее СМИ высказывали предположение, что президент или кто-либо из высшего командования, находившегося на борту, мог приказать командиру экипажа приземлиться именно в аэропорту Северный. Такую версию выдвинули, вспомнив недавнюю поездку Качиньского в Грузию, когда он заставлял летчика сесть в Тбилиси, где погодные условия не соответствовали требованиям безопасности, но пилот отказался и приземлил лайнер в Баку. Пилот впоследствии был наказан. И под Смоленском ситуация вполне могла повториться.

В Польше, впрочем, в это не верят. Ежи Хащиньский, зав международным отделом газеты «Речпосполита», рассказал  «Эксперту Online», что на сегодняшний день в наибольшей мере волнует поляков, потерявших президента и командующих: «Самое важное – почему пилоты не знали, что они находятся так низко над землей, всего в 8 метрах. Этого мы не знаем до сих пор, и это самый важный вопрос. В Польше уверены, что никто не отдавал приказа пилоту приземляться в Смоленске».

До полной расшифровки записей переговоров экипажа нельзя утверждать или опровергать предположение о том, что на пилота могло быть оказано давление кем-либо из высокопоставленных пассажиров, заявил «Эксперту Online» Петр Дейнекин, пилот советского «Аэрофлота», главком ВВС (1991-1998 гг.). По его словам, для благополучного завершения полета должны быть «четыре условия: оборудование аэродрома, летная погода, исправный самолет и профессионализм пилота». Самолет был исправен – это доказано, а три остальных условия соблюдены не были. «В данном случае аэродром не был оборудован для посадки в тумане. Об этом пилота предупредили, и он прекрасно знал. Самолет первого лица в государстве, скорее всего, был оборудован системой автоматического захода на посадку: недавно он прошел ремонт на заводе, ему установили ресурс около 25 лет, на нем наверняка было установлено новейшее оборудование. В том, что подготовка пилота была высококлассной, я не сомневаюсь. Но в данном случае на этом аэродроме и в эту погоду не могло быть реализовано ни мастерство пилота, ни оборудование машины», – полагает он. По мнению Дейнекина, пилот «грубо нарушил законы летной службы»: «Потому что надо научиться управлять не только самолетом, но и самим собой. Это качество у пилота президента Польши отсутствовало. Он должен был заявить руководителю любого ранга, что лететь нельзя, сказать: „Ваша жизнь и жизнь пассажиров, господин президент, дороже любого посещения мемориала”. Этого было бы достаточно, но, увы, не произошло».

Ряд аналитиков высказывает версии и подозрения. Они касаются неких особенностей пилотирования Ту-154, которые якобы не были учтены экипажем. Неназванный российской прессой источник сообщил, что Ту-154 «при выравнивании и переходе в горизонтальный полет дает просадку, если скорость снижения более 6 м/с». Это мнение «Эксперту Online» отчасти опроверг известный российский летчик Валерий Шелковников, ныне член правления Всемирного фонда безопасности полетов (FSF) и Партнерства «Безопасность полетов»: «Турбореактивные самолеты, не только Ту-154, все в мире „Аэробусы”, „Боинги” – продолжают какое-то время идти вниз. А потом уже уходят на второй круг. Ту-154 должен был снижаться до 100 м, оценить ситуацию. Пилот должен был увидеть ориентиры, световые огни и, если не видит, – уйти на второй круг. А снижаться в „молоко” никому не позволительно».

Вместе с тем Як-40 с польскими журналистами на борту приземлился за несколько десятков минут на том же аэродроме под Смоленском и также в условиях тумана. Специалисты объясняют, что это более легкий лайнер, менее быстрый, для него высота принятия решений более низкая, и он не снижался ниже глиссады, линии, по которой должен следовать самолет, чтобы попасть в начало полосы приземления.

Ил-76 с Федеральной службой охраны на борту заходил на посадку вторым. Это он делал четыре захода, но ушел на запасной аэродром, решив не рисковать.

Если переговоры пилотов и другие материалы следствие не сделает закрытыми, то у нас есть шанс понять, что же толкнуло командира экипажа польского президентского самолета на риск.

Похороны

В воскресенье, 18 апреля, в Польше пройдут похороны президентской четы. Принято решение о том, что Лех и Мария Качиньские будут похоронены в Кракове, в королевском дворце Вавель.

Извержение вулкана в Исландии может внести коррективы в планы канцелярии президента Польши: небо над Европой в пятницу закрыто для полетов. И в Польше, по данным на вечер пятницы, работали всего лишь два аэропорта – в Кракове и Жешуве. Вначале устроители траурной церемонии полагали, что придется вносить коррективы в план, однако ко второй половине дня заверили, что все будет идти согласно ранее утвержденному графику.  На похороны Качиньского ожидаются лидеры многих стран мира. Очевидно, решения по поводу церемонии будут приниматься с учетом оперативной обстановки.

В Польше между тем развернулась дискуссия о месте захоронения президента. «Газета Выборча» выступила первой с редакционной статьей, выразив сомнение в уместности погребения тел президентской четы в некрополе польских королей. «Мы подвергли эту идею сомнению, – пояснил „Эксперту Online” Марчин Войцеховский, политический обозреватель издания. – Вавель – место очень специфическое, некрополь там закрыт. Туда попадают люди, которые не вызывают эмоций и контраверсий, которые, как доказано историей,  действительно были большими историческими личностями. Президентский Качиньский был весьма неоднозначным политиком». По мнению журналиста, позже в польском обществе будет вестись «демократический спор по поводу политических оценок деятельности президента Качиньского».   

Ранее сообщалось, что место похорон было выбрано семьей президента – его дочерью и братом Ярославом Качиньским. Как стало известно позже, это предложение близким президента высказал сам епископ Краковский, кардинал Станислав Дживиш, в чьем ведении находится весь комплекс. Марчин Войцеховский рассказал, что позже кинорежиссер Анджей Вайда сообщил изданию, что он полностью поддерживает комментарий и уже отправил письмо кардиналу Дживишу, задав вопрос, почему тот предложил семье Качиньских такой вариант захоронения. По мнению Вайды, необходимо принимать решения, которые объединяют народ, а не разъединяют.