Борьба за Китай

2 апреля 2010, 18:52

Саид Джалили, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана, главный иранский ядерный переговорщик, второй день в Пекине ведет переговоры с руководством страны по поводу позиции по санкциям в отношении Ирана.

Он уже провел переговоры с Ван Цзяжуем, возглавляющим международный отдел Коммунистической партии Китая. А вчера он встречался с министром иностранных дел Ян Цзечи.

Активность ИРИ на китайском фронте связана с недавним заявлением о том, что Китай выразил согласие на запуск переговоров в СБ ООН по поводу новых санкций в отношении Тегерана. О переменах во взглядах Китая сообщила госсекретарь США Хиллари Клинтон. Традиционно Китай и Россия были противниками ужесточения. Но Иран отказался от предложений мирового сообщества и МАГАТЭ дообогащать 3-процентный уран в третьей стране и заявил о начале самостоятельных работ по изготовлению 20-процентного урана. Россия заявила, что допускает ужесточение санкций, хотя не считает их единственной и предпочтительной мерой. Китай до последнего момента не соглашался на ужесточение мер. 

Итогом двухсуточных усилий Джалили стало его заявление о том, что Китай, по его словам, согласился с Ираном, что международные санкции против ядерной программы Тегерана «потеряли свою эффективность». «Мы обоюдно подчеркнули на переговорах, что эти санкции потеряли свою эффективность», – уточнил он.

В минувший четверг, 1 апреля, официальный представитель МИД КНР Цинь Ган заявил, что Китай по-прежнему настаивает на поиске мирного решения иранской ядерной проблемы. Он сказал, что «Китай обеспокоен сложившейся ситуацией».

Он уклонился от прямого ответа на вопрос об изменении позиций его страны  по санкциям: «Китай намерен продолжать тесные контакты и консультации со всеми сторонами по иранской ядерной проблеме». Однако сегодня никакого более конкретного заявления от китайцев не поступало.

Параллельно иранцам с руководством Китая плотно общается президент США Барак Обама. Как передают зарубежные СМИ, один из последних звонков в Пекин он сделал прямо с борта президентского самолета. Обама провел часовую телефонную беседу с президентом Китая Ху Дзиньтао, уговаривая его поддержать санкции. Он говорил о «важности совместной работы, призванной обеспечить выполнение Ираном его международных обязательств».

Китайский информационный ресурс «Жэнминь жибао» сообщает: Обама сказал, что очень рад намерениям председателя КНР присутствовать на саммите по ядерной безопасности, имеющем чрезвычайно важное значение для мирового сообщества. Ху Цзиньтао, в свою очередь, указал, что китайская сторона неизменно придает важное значение вопросу ядерной безопасности, выступает против ядерного распространения и ядерного терроризма, а также поддерживает усилия мирового сообщества по укреплению сотрудничества в этой области. Китай готов прилагать совместные с соответствующими сторонами усилия, чтобы предстоящий саммит увенчался успехом, передает китайская пресса.

Как рассказал официальный представитель госдепартамента США Марк Тонер, главы МИД «шестерки» стран-переговорщиков по ИРИ 31 марта провели раунд телефонных переговоров в рамках «двойственного подхода к ядерной программе Ирана». Такой подход предусматривает возможность как расширения экономического сотрудничества, так и ужесточения международных санкций в отношении ИРИ в случае отказа страны прояснить направленность своей ядерной программы. Обама, по словам Тонера, полагает, что санкции будут введены «нынешней весной». В «шестерке» есть «широкая поддержка двойственного подхода» к Ирану: «Та его половина, которая предусматривает взаимодействие, не снята со стола переговоров. Однако в настоящее время мы решительно продвигаемся вперед в направлении оказания давления».

Россия сегодня обнародовала позицию устами официального представителя МИД РФ Андрея Нестеренко: «Мы не верим в эффективность санкционного воздействия на всеобъемлющее урегулирование ситуации. Однако иногда к этому инструменту приходится прибегать с тем, чтобы побудить Тегеран проявить более конструктивный подход на переговорном направлении. Именно на этом строится наша работа в „шестерке” в рамках двухтрекового подхода, которому мы сохраняем приверженность».