Бесспорное море

Москва, 27.04.2010
Глава российского МИД Сергей Лавров и его норвежский коллега Йонас Гар Стере поставили сегодня подписи под заявлением о намерении делимитации российского и норвежского секторов в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Окончательный договор еще только предстоит разработать.

«Много времени было потрачено на вопрос разграничения морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Эта проблема, скажем откровенно, осложняла наши отношения. Сегодня мы вышли на то, чтобы урегулировать этот вопрос и закрыть его», — заявил президент Дмитрий Медведев во вторник в Осло по итогам переговоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом. Теперь, по словам российского лидера, командам переговорщиков нужно «технически изложить все достигнутые соглашения, положить их на бумагу и подготовиться к тому, чтобы выйти на финальное подписание».

Разграничение шельфа и экономических зон в Баренцевом море остается нерешенным вопросом в российско-норвежских отношениях уже несколько десятков лет. Переговоры по этой проблематике ведутся с 1970 года. Для России одним из ключевых пунктов является вопрос о единых правилах рыболовства и неукоснительном соблюдении норвежской стороной международных соглашений о совместной хозяйственной деятельности в районе архипелага Шпицберген, где периодически происходит задержание российских траулеров.

По Парижскому соглашению 1920 года, была установлена трехмильная норвежская зона в районе Шпицбергена. Затем она была расширена до 12 миль. Через некоторое время Норвегия в одностороннем порядке расширила эту зону до 200 миль. Москва с 1977 года не признает эту зону, так как право на ее обозначение не вытекает из соглашения 1920 года об открытом режиме хозяйственного использования архипелага. Однако норвежская рыбоохрана продолжает задерживать российские суда в 200-мильной зоне, препровождает их в норвежские порты, где на них налагаются аресты и штрафы. Спорной территорией считаются примерно 175 тыс. кв. км морского пространства.

Напомним, что спор между Россией и Норвегией решался поэтапно. В 2007 году удалось подписать соглашение о Варангер-фьорде, которое предполагает разграничение морских пространств внешней части залива и снимает часть нерешенных вопросов.

«Встреча, которая только что закончилась, привела к достижению согласия между нашими странами о пограничной линии в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Это очень важно», — сказал норвежский премьер. «Мы согласились на решении самого важного нерешенного вопроса между Россией и Норвегией. Эту проблему мы обсуждали в течение 40 лет», — напомнил он. По словам Йенса Столтенберга, «существуют достаточные основания не только для демаркации, но и для решения других вопросов, которые касаются безопасности судоходства, спасения и наблюдения, системы реагирования на разливы нефти, морских биологических ресурсов».

Договор о демаркационной линии, по мнению главы норвежского правительства, подчеркивает, что Россия и Норвегия, как два ведущих государства Арктического региона, готовы к сотрудничеству, а не «к бегу наперегонки». «Это модель, по которой мы можем разрешать другие неразрешенные вопросы, касающиеся управления ресурсами и мер сотрудничества», — сказал премьер.

По словам Дмитрия Медведева, после того как будет заключено соответствующее соглашение и завершена процедура самого разграничения, «может случиться, что для эксплуатации тех или иных месторождений потребуется совместное участие». Как полагает российский президент, самым лучшим вариантом стало бы создание СП для эксплуатации соответствующих месторождений. Кроме того, полагает он, в результате воплощения этого компромисса, «наши рыбаки должны чувствовать себя более комфортно и более защищено».

По мнению аналитика ИК «Финам» Александра Еремина, хотя пока нет текста договоренностей, но можно предположить, что соглашение достигнуто за счет некоторых уступок в пользу Норвегии. «Россия сейчас, в связи с проектом «Северного потока», нуждается в лояльности Норвегии и по отношению к проекту разработки Штокмана и по отношению к трассе газопровода, поэтому могла согласиться на некоторые требования норвежской стороны, которые отвергали советские и постсоветские правительства на протяжении 40 лет», — считает Еремин.

В то же время аналитики сходятся во мнении, что вряд ли российско-норвежские договоренности могут снизить озабоченность других приарктических стран, которые очень волнуются при мысли о российской экспансии в Северном Ледовитом океане.

«Помимо России и Норвегии, на участок шельфа никто не претендовал, поэтому определяющее значение договоренности будут иметь только для этих двух стран. Что касается опасений других государств, то вряд ли данное соглашение повысит или понизит градус этих опасений. В любом случае данные опасения имеют исключительно политическое основание», — считает директор департамента НКГ «2К Аудит — Деловые консультации» Александр Шток. По его словам, сегодня не стоит ожидать роста напряжения по вопросу освоения арктического шельфа. «При нынешней конъюнктуре на рынке энергоресурсов разработка шельфовых месторождений Северного Ледовитого океана вряд ли может быть высокорентабельной. Острота вопроса может усилиться лишь с ростом цен на энергоносители», — уверен аналитик. Впрочем, по мнению Александра Еремина, достижение договоренностей с Норвегией может стать первым шагом к выработке консолидированной позиции двух стран по этому вопросу. «Тут, однако, способность Норвегии влиять на международные договоренности и позицию США и Канады не стоит переоценивать», — напоминает он.

Что касается проблем рыболовства, то, как сообщил руководитель Росрыболовства Андрей Крайний, на состоявшейся в Осло встрече с генеральным секретарем по морским ресурсам министерства рыболовства и береговой администрации Норвегии Йорном Крогом было предложено перейти к управлению рыбными запасами Баренцева моря по принципу «одно море — один запас — одни меры регулирования». По словам Крайнего, у России с норвежцами одно стадо трески, которое мигрирует от норвежских берегов к российским. Обе страны управляют этими запасами уже 39 лет и, по оценкам экспертов, добились хороших результатов. В частности, запасы трески и мойвы растут, и это позволяет с каждым годом добывать все больше рыбы. Российские рыбаки 32% трески вылавливают в российских водах, а 68% — в норвежских.

При этом правила рыболовства двух стран до сих пор содержат много противоречивых моментов, добавил Андрей Крайний. Например, по норвежским правилам, трал должен иметь ячею не меньше 135 мм, а по российским — не меньше 125 мм. Из-за этого норвежская береговая охрана нередко задерживает российские суда. «Мы нашли в этом вопросе компромисс и договорились с норвежским коллегой о едином размере ячеи — 130 мм минимум, это первый шаг к выработке единых правил рыболовства», — сказал он и добавил, что над созданием единых правил будет работать специальная экспертная группа.

 

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. ЦБ принял трудное, но единственно верное решение
    В условиях кризиса Банк России решил отложить ужесточение выдачи ипотеки в зависимости от долговой нагрузки граждан
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама