Пить кофе — это модно

Светлана Локоткова
30 апреля 2010, 18:36

Партнер Dunkin’ Donuts в России и Украине, основатель компании Donuts Project Константин Петров рассказал «Эксперту Online», как кризис помог ему в выводе сети американских кофеен на российский рынок, в какие активы сегодня выгодно инвестировать и где можно взять для этого дешевые деньги.

— Когда вы приняли решение открыть кофейню с пончиками?

— Мечтал с детства. Очень любил пончики с кофе, хотел, чтобы их можно было есть в неограниченном количестве.

— Сколько за раз можете съесть пончиков?

— Два-три.

— А непосредственно над открытием этой кофейни долго работали?

— С начала 2007 года.

— Кризис ускорил или, напротив, замедлил осуществление ваших планов?

— Ускорил. Планировал открыть первую кофейню только этой осенью, а открываем вот весной.

— Какие еще поправки внес кризис в ваш проект?

— Самая главная «кризисная» поправка — пришлось очень внимательно пересмотреть все расходы, чтобы понять, где, на чем можно сэкономить. В результате первоначальные затраты удалось снизить на 30%.

— У вас есть другой бизнес? Как он пережил кризис?

— Металлопереработка в Донбассе, ресторанная сеть на Украине, в Москве — девелоперский бизнес и развлечения. Самый большой в Европе зал торжеств «Форум холл» — мой проект. В той или иной степени кризис затронул все проекты — денежные потоки снизились, по некоторым направлениям довольно существенно. Ни одного предприятия мы не закрыли, но потрудиться пришлось. Провели полную инвентаризацию бизнеса, везде, где только возможно, урезали затраты, изыскивали дополнительные пути для повышения эффективности и производительности. По разным направлениям расходы снизились от 20 до 50%. Единственный пункт, который не подвергся сокращению, — зарплата сотрудников.

Вообще, я считаю, что в кризисе ничего такого страшного нет. Наоборот — это новое время, время активных действий, новые возможности — для проявления своей личности, своих талантов. Кризис — это хорошая воспитательная работа, это головомойка, чистка мозгов. Вот таково мое видение кризиса, и я считаю, это нормальный подход.

— Вернемся к кофейне. Не было опасений выходить на фактически уже заполненный рынок?

— Российский рынок далеко не насыщен. В Москве по сравнению с Лондоном количество кофеен — 35–40%, так что до насыщения Москве нужно еще порядка 60%. И на этом рынке, я уверен, мы не затеряемся, нам есть чем выделиться: у нас есть уникальная продукция — наши многочисленные разновидности пончиков, у нас отличный итальянский кофе — не забывайте, что основатель Dunkin’ Donuts Уияльм Розенберг по происхождению итальянец, и очень большая программа take away. Мы даже часто называем свои заведения stores, «магазин-кофейня». И потом, одно из наших основных конкурентных преимуществ — высокое качество продукции при относительно низкой ее стоимости. Сейчас, сразу после кризиса, ценовой фактор имеет важнейшее значение. Средний чек в Dunkin’ Donuts, по нашим расчетам, будет составлять всего порядка 200 рублей.

— Почему выбрали для продвижения в России именно Dunkin’ Donuts? Ведь в конце 1990-х была попытка прописать этот бренд в России, и она оказалась неудачной. Не боитесь, что вас постигнет та же участь?

— Основные причины, по которым тот проект был закрыт, на мой взгляд, две. Во-первых, это кризис 1998 года, а во-вторых — в то время этот продукт был не востребован, не было кофейной культуры в России, его попросту никто не пил. А сейчас пить кофе — это модно, это тренд, который только усиливается. Если в 1999 году, по данным Euromonitor International, выручка кофеен в России была всего 13 млн долларов, то в прошлом году эта цифра вплотную приблизилась к 600 млн долларов. Тенденция роста, по моим расчетам, сохранится как минимум еще в ближайшие пять лет.

А Dunkin’ Donuts выбрал потому, что мне больше всего понравились их концепция. Я рассматривал много кофейных заведений для сотрудничества, в том числе Tim Hortons, Krispi Kreme. Выбор сделал на Dunkin’ Donuts.

— Сложные переговоры были с владельцем марки? Насколько строги они к своим франчайзерам?

— Во-первых, я думаю, ни для кого не секрет, что американцы — очень придирчивые в отношении своих партнеров в принципе, они очень тщательно проверяют всех, с кем имеют дело. Основных критериев, по которым проходит проверка, — три: возможность правильной организации работы и опыт, финансовое состояние и благополучие и чистота бизнеса. Что касается непосредственно соблюдения всего технологического процесса, то здесь у нас от них остается помощник, который будет контролировать стандарты производства.

— Затраты на открытие сколько составили? Когда планируете уже прибыль получать?

— Выход на российский рынок обошелся в 120 млн рублей, включая производство. На этот год запланированы инвестиции порядка 300–400 млн рублей — хотим открыть еще от 10 до 20 кофеен. Окупаться начнем, надеюсь, уже в следующем году.

— Деньги откуда берете? Из тумбочки?

— Первоначальные вложения — собственные. Дальше берем кредиты.

— И что, это сейчас возможно?

— Не вижу никаких проблем. Не знаю, кто там плачется, что банки денег не дают. Насколько я вижу, все уже наладилось. Мы вот только обратились, и к нам три первоклассных банка проявили интерес. Деньги можно взять сейчас под разумные под 10–12% годовых.

— Как долго собираетесь лично курировать этот проект? И какие у вас дальнейшие планы?

— Лично участвовать в процессе буду не меньше года. А о планах говорить вслух и нельзя: они тогда не сбываются — проверено. Скажу только, что они есть, энергии у меня много, идей и задумок — тоже.