Матерь трудных ошибок

Владимир Громковский
экономист, предприниматель, инвестор
30 апреля 2010, 20:24

«Учоный:
– Что ждут от бизнеса, нам понятно.
А вот для чего Сколково?
Вот у нас в приглашениях сказано,
что тема семинара такая:
„Каким должен быть проект Сколково,
чтобы он имел успех,
на который рассчитывает руководство страны?”
Скажите, на какой именно успех
рассчитывает руководство страны?
Что оно будет считать успехом?
Мы не знаем.
Высокопоставленный руководитель семинара:
– И я не знаю».

 

Один из читателей предыдущей заметки возопил , что предлагаемые мною налоговые льготы инновационным компаниям создадут трудности для их поставщиков и покупателей. Верно: если дать льготы только инновационным – создадут. Наиболее очевидная трудность – с зачетом НДС (что, впрочем, не мешает иметь особые режимы налогообложения и сейчас). Однако на свой счет принять упрек не могу: неделей ранее сам резко осудил «точечный» способ раздачи льгот. Не упомянул среди прочих трудности для контрагентов потому, что мой подход их исключает: давно отстаиваю необходимость полной экстерриториальности для «иннограда». Приравнивание его к загранице по отношению к прочей экономике страны. В его же пределах налоги должны быть единообразными для всех. Да и сам «инноград» полагаю целесообразным исключительно в качестве полигона для отработки дружелюбного к инвестициям и инновациям хозяйственного механизма (в первую очередь налогового). В любом ином качестве он окажется дорогой и не весьма полезной VIP-забавой, а также источником доходов девелоперов с «академическим» уклоном. Так что благодарю читателя за довод в пользу моей позиции.

Итак, цель создания «иннограда» – отработка инвестиционно дружелюбного хозяйственного механизма для перенесения затем на всю экономику России. Повторяю раз в десятый потому, что, если верить эпиграфу, начальство на 28 апреля 2010 года еще не поняло, какую цель преследует им начатый и уже всемирно разрекламированный проект. Что же, повторенье – мать ученья. Да начальство и не может все знать: чего хотеть по частным вопросам, ему должны рассказывать в этих вопросах профессионалы. Так что цитированный Аммосовым «учоный» просто не квалифицирован для дела, к которому был призван. Его задача была не вопрошать, но ответствовать. И в том числе самому ставить правильно вопрос от имени начальства (страны) – если начальство задать его не сподобилось или определило неточно. Дело же начальства – выбирать исполнителей и советчиков, имеющих личный практический опыт. «Учоныи» здесь – понимая под таковыми кабинетных умозрителей, хотя бы и со степенями от «Лиги плюща», – не годятся.

Сердцевиной подобного хозмеханизма является налогообложение предприятий и граждан. Его характеризуют количество (налоговая нагрузка) и качество (состав и порядок уплаты налогов). Второе – гораздо важнее. При равной нагрузке (то есть поступлениях в бюджет) разные налоговые системы совершенно по-разному влияют на экономический рост: от полного угнетения до полного непротивления. Система, сложившаяся в России после 1991 года, весьма к инвестициям недружелюбна, о чем немало сказано в предыдущих заметках. Не заменив ее принципиально более совершенной, ожидать устойчивого экономического роста нет оснований, даже если цены на нефть будут постоянно высоки. Спекуляции и вывоз прибылей останутся предпочтительнее внутренних прямых инвестиций, что и наблюдается уже почти 20 лет. Тем менее причин ожидать роста инвестиций в наиболее рискованные проекты и предприятия – инновационные.

При прочих равных важен и уровень налоговой нагрузки: чем она ниже, тем быстрее и устойчивее экономический рост. Поэтому само по себе повышение социального налога (страховых отчислений) на 12% – сильнейший удар по курсу на инвестиции в инновации, как справедливо отмечают наблюдатели. Пенсии повышать необходимо. Но наедаться за счет посевного фонда – обрекать себя на голод в следующем году. Помимо того, правитель и законодатель (вновь повторяюсь) обязаны понимать, что помимо поступлений в бюджет налоговой, по сути, нагрузкой (буквально – «накладной», то есть накладными расходами) являются для бизнеса затраты на «администрирование» налогов. Поэтому оценивать их надо вместе. И что-де нетто-нагрузка в России низкая – довод смехотворный, не по существу. Особенно если приплюсовать к налогам коррупционные поборы, величину которых оценивают выше, чем налоговые поступления в бюджет (350 млрд против 250 млрд долларов в 2009 году). Да еще не забыть, что взятки, откаты и отступные имеют преимущественно вид денежной наличности – еще 5-7% добавить на «обналичку».

Снижение уровня чистой налоговой нагрузки и совершенствование налоговой системы – ключевые факторы повышения склонности к инвестициям (наряду с развитием конкуренции и подавлением коррупции). Сами инвестиции – условие экономического роста, увеличивающего налоговую базу и сбор налогов даже при пониженных ставках. Однако и понижение налоговых ставок, и перестройка налоговой системы несут риски. Один – что на первые годы перемен налоговые поступления снизятся. Это почти неизбежно – а всякое правительство, как и всякий человек, живет в первую очередь сегодняшним днем (блага нынешние ценятся выше, чем будущие). Особенно это верно в отношении правительств, судьба которых в руках избирателей (в чем и стратегическая общественная опасность «демократического» устройства, не способного формировать и поддерживать долгосрочные национальные цели). Ну а если пенсионеры почти все ходят на выборы, а молодежь не ходит – вот и корень повышения страховых платежей. Другой риск в том, что обещания налоговых прожектеров вроде вашего покорного слуги не оправдаются, и даже в более отдаленном будущем налоговые поступления не возрастут (подразумевая, что инвестиции не пойдут и рост не обеспечат). Какие «хвостики и крючочки» ни пиши экономист на бумаге, в жизни без оврагов не обходится.

Вот чтобы снизить оба названных риска, и потребен «инноград». От него налоговых доходов никто не ожидает – по крайней мере первые десять лет. Поэтому в нем можно вводить и новую налоговую систему, и пониженный уровень нагрузки. А по мере получения правительством уверенности в том, что инвестиции и налоговые поступления в «иннограде» растут существенно быстрее, чем в экономике в целом, – то есть по утверждении чертежей нового хозяйственного механизма, – там же можно пару-тройку лет стажировать налоговых работников со всей страны. Чтобы потом быстрее и безболезненнее перейти к новой налоговой системе в национальном масштабе.

«Опыт – сын ошибок трудных». Приобрести его ценой ошибок «нетрудных» – малых и недорогих, в пределах «иннограда» – было бы весьма осторожно и даже мудро. Не приобрести вовсе, увлекшись строительством, разбиением газонов, приглашением дорогих иностранных неспециалистов по российской экономике и особенно «ручным» распределением инвестиций прямо на заседаниях комиссии по инновациям – означало бы заплатить дань недальновидности, всех трудных ошибок матери.