Высокие отношения про…

Евгения Новикова
8 апреля 2010, 17:48

Президент России Дмитрий Медведев и президент США Барак Обама подписали в четверг в Праге Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ). Договор основан на паритете, контроль упрощен, ограничений на развитие ПРО нет. Но в документе зафиксировано: если программа противоракетной обороны США станет беспокоить Россию, она может выйти из СНВ в одностороннем порядке. Стороны довольны своими первыми шагами к безъядерному миру.

Лимузин российского лидера остановился у Матишовых ворот первого внутреннего двора Пражского града, где его встретил президент Чехии Вацлав Клаус. К приезду высоких гостей выстроен почетный караул и расстелена красная ковровая дорожка. Обменявшись приветствиями, Дмитрий Медведев и Клаус прошли в Первый Церемониальный дворец и поднялись в зал. Там к лидерам России и Чехии присоединился президент США Барак Обама, который прибыл в Пражский град на несколько минут раньше. Обама и Медведев начали с двусторонних переговоров в узком составе. Они, как сообщили позже информационные агентства, обсуждали детали ратификации документа и решили, что она пройдет синхронно в течение 2010 года.

Затем главы государств в торжественной обстановке поставили подписи под документом. ДСНВ «установил задел для дальнейшего сокращения ядерных арсеналов» США и России, сказал Барак Обама. Он сообщил, что договорился с Медведевым о расширении дискуссий по противоракетной обороне и будет стремиться к сотрудничеству и диалогу в этой сфере. Дмитрий Медведев, в свою очередь, подчеркнул, что «победили обе стороны, которые упрочили свою безопасность, а с учетом нашей победы победило и все мировое сообщество». «Главное в том, что нет выигравших и проигравших, – сказал он. – Новое соглашение, которое укрепляет глобальную стратегическую стабильность, одновременно способствует переходу на новый, более высокий уровень наших отношений».

Объемистый пакет

Подписанные документы – это договор и протокол, который содержит конкретизацию статей и прописывает порядок выполнения договора, и приложения к протоколу. Весь пакет – 160 страниц, собственно договор – лишь 15. По словам помощника президента РФ Сергея Приходько, некоторые приложения к протоколу не входят в подписной пакет, они могут «доводиться» экспертами и после подписания. Протокол включает согласованные документы и одностороннее заявление России, где говорится следующее: «Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанный в городе Прага 8 апреля 2010 года, может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем противоракетной обороны США. Следовательно, исключительные обстоятельства, упомянутые в статье 14 договора, включают также такое наращивание возможностей систем противоракетной обороны США, при котором возникнет угроза потенциалу стратегических ядерных сил Российской Федерации». России удалось настоять на принятии этого пункта в официальном порядке, от чего ранее американцы отказывались, выступая против увязки стратегических наступательных вооружений с оборонительными. Они не хотели упоминать о проекте ПРО в документах по СНВ. До последнего момента этот вопрос был одной из самых главных точек преткновения в дискуссиях Москвы и Вашингтона. Наконец, компромиссный вариант был найден: в тексте ДСНВ тематики ПРО нет, но в пакете официальных документов, подписанных в Праге, речь о ПРО ведется. По словам главы думского комитета по международным делам Константина Косачева, это означает, что «если на каком-то этапе американская сторона с нынешнего уровня ПРО уйдет на другой, мы можем констатировать на основании этой преамбулы, что изменились условия, которые изменили баланс. И мы оставляем за собой право выйти из соглашения и принять соответствующие односторонние меры».

«Та формулировка, которая погружена в преамбулу договора, устраивает обе стороны, – подчеркнул Медведев. – Исходим из того, что именно на этой основе будем выполнять новое соглашение, поскольку будущее американской системы ПРО связано с конфигурацией наших стратегических потенциалов». По словам российского президента, взаимосвязь между СНВ и ПРО – это «гибкий процесс», и «мы заинтересованы в том, чтобы максимально тесно сотрудничать с американскими партнерами». «Это не значит, что у нас нет расхождений в понимании, но у нас есть воля этим заниматься, я – оптимист», – подчеркнул он на совместной пресс-конференции после подписания ДСНВ.

Обама заверил, что действия, которые собирается предпринять Америка, «никоим образом не будут угрожать российской стратегической безопасности. Эта дискуссия будет частью более широкой дискуссии о том, как можно удалять тактическое ядерное оружие с театра военных действий, более резко сокращать неразвернутые ракеты. Есть ряд вопросов, в которых можно проделать значительный прогресс». Он указал, что это будет разговор с участием Европы. «Этот договор – лишь один шаг в длинном пути сокращения ядерных вооружений», – подчеркнул Барак Обама. И не преминул сообщить мировой прессе, что в рамках борьбы с общими угрозами «США вместе с Россией работают в Совете Безопасности ООН над новыми санкциями в отношении Ирана». 

Суть

Договор заключен на строго паритетной основе: РФ и США обязались сократить суммарное число боезарядов на треть и более чем в два раза понизить предельный уровень для стратегических носителей. Каждая из сторон через семь лет после вступления в силу ДСНВ может иметь не более 700 единиц развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ); 1550 единиц боезарядов на них и 800 единиц развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, а также ТБ. Численный уровень носителей (700 и 800) – развернутых и неразвернутых – установлен по инициативе России, сообщил накануне подписания договора помощник президента РФ Сергей Приходько. Это сделано для «введения в юридическое поле договора развернутых и неразвернутых пусковых установок, а также тяжелых бомбардировщиков, что позволит ограничить „возвратный потенциал” и создаст стимул для ликвидации или переоборудования данных средств СНВ».

Вторая особенность ДСНВ – сокращение и упрощение процедур контроля. Это позволит сократить расходы сторон вдвое, уверен Приходько. «Договор не предусматривает продолжения непрерывного наблюдения за ключевым российским предприятием по производству ракетной техники в Воткинске», – сообщил он. Вместе с тем каждая из сторон обязуется «не чинить помех национальным техническим средствам контроля другой стороны» и «не применять меры маскировки, затрудняющие осуществление контроля». Правда, это обязательство не распространяется «на практику укрытия или маскировки на базах МБР или на применение укрытий для защиты стратегических наступательных вооружений от воздействия атмосферных явлений».

Упрощены процедуры переоборудования и ликвидации средств СНВ, не предусматривается инспекционное присутствие в ходе их ликвидации, а также контроль с помощью телеметрической информации.

В то же время ужесточается контроль за переоборудованными под обычные вооружения подводными лодками и тяжелыми бомбардировщиками. Таким образом, появилась гарантия того, что этим средствам не будут возвращены способности несения ядерного удара.

Первые оценки

По случаю подписания исторического документа бывший глава ФСБ России, а ныне секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев написал эмоционально-приподнятую статью в The Guardian: «Новый СНВ как никогда объединяет интересы США, Европы и России». Он отметил, что необходимо теперь перейти к конструктивным долгосрочным действиям: «Безотлагательный характер общих вызовов, с которыми мы сталкиваемся, создает широкие возможности для развития конструктивных партнерств».

Аналитики обсуждают факт подписания ДСНВ. Одни уверены, что выиграли обе стороны, дав импульс к сокращению глобальных запасов ядерного оружия и удешевив себе программы по его содержанию. Другие говорят, что выиграла Россия, потому что смогла настоять на увязке СНВ и ПРО. Третьи утверждают, что в плюсе оказался Вашингтон, заручившийся поддержкой Москвы в борьбе против ядерной программы Ирана.

Когда пройдет сегодняшняя эйфория, станет ясно, кто получил большие дивиденды. Однако уже сейчас ясно, что РФ и США создали серьезные предпосылки не только для двустороннего, но и для всеобщего отказа от ядерного оружия. И по крайней мере в ближайшие три года обе державы постараются не тормозить движение по этому пути.