Использован последний шанс

Евгения Новикова
17 мая 2010, 19:42

Турция становится основным фигурантом процесса обмена иранского низкообогащенного урана на высокообогащенный. Вместе с тем интрига сохраняется: неизвестно, где будет проходить дообогащение иранского ядерного топлива и кто изготовит ТВЭЛы для реактора в Тегеране. Аналитики рынка не исключают, что это будут не Россия и Франция, а ряд крупных держав Латинской Америки.

Успех по-ирански

Иран согласился на вывоз своего низкообогащенного урана в третью страну для обмена на высокообогащенный, необходимый для тегеранского ядерного реактора. Этой третьей страной-посредником стала Турция. Сегодня утром подписано соответствующее соглашение. Переговоры проводились в столице ИРИ накануне в течение 18 часов, сообщил глава МИД Турции Ахмет Давутоглу. Дискуссию вели высокие представители трех стран – президенты Ирана и Бразилии и премьер Турции. Подписи под документом поставили главы МИД трех стран.

Согласно сообщению канала CNN-Turk, получившего копию документа, Иран после получения положительного ответа от Венской группы готов направить в течение месяца в Турцию 1200 кг низкообогащенного (до 3,5%) урана. Венская группа (представители ИРИ, Франции, России и США, а также МАГАТЭ – «Эксперт Online»), в свою очередь, должна доставить 120 кг обогащенного урана для Тегеранского исследовательского реактора не позднее одного года после начала действия соглашения. Находящийся на территории Турции иранский низкообогащенный уран «остается собственностью ИРИ», а сам Иран или МАГАТЭ могут направить своих наблюдателей для мониторинга безопасности условий хранения топлива. В документе отмечено, что «стороны подтверждают свои обязательства перед Соглашением о нераспространении ядерного оружия» и право ИРИ «проводить исследования, производить и использовать ядерную энергию в мирных целях».

Акценты для прессы расставили чиновники иранского МИДа. Глава ведомства Манучехр Моттаки подчеркнул, что 3,5-процентный уран будет храниться в Турции «под контролем МАГАТЭ и как собственность ИРИ». Цель соглашения, по его словам, «обеспечить выход из тупика по вопросу обогащения иранского урана». Он выразил надежду на то, что дискуссия, прошедшая в Тегеране, создаст «позитивную, конструктивную и неконфронтационную атмосферу», и это позволит «открыть новую главу взаимодействия и кооперации между Ираном и Западом». Моттаки вновь подтвердил приверженность ИРИ соглашению по ДНЯО и право каждого участника этого соглашения, включая Иран, на обогащение урана в мирных целях.

Официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст сообщил, что в течение недели МАГАТЭ получит официальное письмо по поводу подписанного соглашения. Он подчеркнул, что Иран интенсифицировал переговоры с Бразилией и Турцией в последние несколько дней, чтобы оживить проект договора, который был изначально отвергнут Ираном из-за отсутствия достаточных гарантий. Бразилия и Турция сыграли ключевую роль в достижении прорыва в деле обмена иранского ядерного топлива. Усилия двух этих стран в посредничестве для выхода из тупика дали Ирану необходимые гарантии. По словам Мехманпараста, прорыв в этом вопросе показывает намерения его страны дообогащать уран в мирных целях и не развивать ядерное оружие. Вместе с тем, подчеркнул он, если Запад отойдет от позитивной линии и станет принуждать Тегеран, то топливо «немедленно будет возвращено в страну».

То, что не подошло

Напомним, «шестерка» переговорщиков по иранской ядерной программе еще 1 октября 2009 года предлагала Тегерану вывозить низкообогащенное топливо за рубеж для дообогащения и получать его в виде ТВЭЛов для АЭС. В этой цепочке были задействованы Россия как страна-обладатель технологии по дообогащению и Франция как изготовитель топливных сборок для тегеранского реактора. Но ИРИ тогда счел, что Москва и Париж обманут его, и заявил, что «гарантии недостаточны». Появились варианты властей Ирана: проводить передачу топлива на территории ИРИ, причем в качестве района обмена предлагался остров Киш, известный иранский курорт. К тому же Иран хотел проводить обмен синхронно и пообещал, несмотря ни на что, развивать программу по доообогащению урана самостоятельно. 11 апреля 2006 года президент Ирана Махмуд Ахмадинежад самовольно объявил о присоединении страны к ядерному клубу: «Иранским ученым удалось создать полный ядерный цикл в исследовательских масштабах и обогатить уран на уровне, достаточном для производства топлива для АЭС». Ситуация вокруг ИРИ вновь обострилась. Не видя перспективы, мировое сообщество начало консультации о выработке новых санкций в отношении Ирана. Ряд стран пытался предложить свои услуги в качестве посредника между Ираном и остальным миром. Так, Турция и Бразилия заявили, что готовы предоставить свои территории для процедуры обмена.

В минувшую пятницу, 14 мая, состоялся визит президента Бразилии в Москву и консультации на тему иранского атома. Президент России Дмитрий Медведев дал понять, что переговоры руководства Ирана с президентом Бразилии по поводу обмена низкообогащенного урана на высокообогащенный – это последний шанс Тегерана договориться. Далее последуют санкции.

По-видимому, Тегеран воспринял предупреждение Медведева серьезно. Президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва в Тегеране был принят с небывалыми почестями. Он был встречен президентом ИРИ Ахмадинежадом, который назвал его «братом». Кроме того, его принял сам верховный лидер Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи. Тот, по сообщению иранского Press TV, заявил о необходимости «сотрудничества, призванного покончить с несправедливостью» и с американской «однополярностью». И подчеркнул: «Единственным путем изменения предельно насильственных нынешних отношений является сближение независимых государств друг с другом и повышение их роли».

Лула выслушал и ответил: «Бразилия верит в то, что у Ирана есть все права на защиту независимости и технологический прогресс». И заявил, что экономические связи между двумя государствами будут способствовать прогрессу в обоих государствах.

В Тегеран в воскресенье, 16 мая, экстренно прибыл премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган, еще в пятницу заявивший об отмене визита в ИРИ из-за того, что, по его словам, Иран избегает сотрудничества с мировой общественностью по ядерной программе. Перед вылетом в Тегеран Эрдоган так обосновал свое воскресное решение: «Я еду в Иран, потому что в предложение об обмене будет включено положение о том, что сделка эта будет проводиться в Турции. Я гарантирую, что мы найдем возможность для преодоления этих проблем, да будет на то воля Аллаха». Теперь очевидно, что такая воля была, и Турция становится ключевым фигурантом обмена иранского урана.

На полях успеха

После того как чернила под текстом высохли, президент Ахмадинежад сказал: «Вслед за подписанием соглашения об обмене ядерным топливом страны „группы 5 + 1” (постоянные члены СБ ООН и Германия) могут возобновить переговоры на основе открытости, справедливости и взаимного уважения». А МИД, ничуть не сомневаясь, заявил, что страна продолжит работы по обогащению урана до 20%.

Зато другие участники договоренности ликовали. Подписанный документ позволит избежать введения новых санкций ООН против Ирана, заявил глава МИД Бразилии Селсу Аморим. Его турецкий коллега Ахмет Давутоглу – того же мнения: «Соглашение об обмене демонстрирует, что Тегеран хочет открыть конструктивный путь... Для введения новых санкций и оказания давления больше нет причин». Бразилия и Турция – ныне непостоянные члены СБ ООН, они и ранее выступали против введения санкций.

Аналитики атомного рынка сообщили «Эксперту Online», что мощностей для дообогащения урана в Турции нет, однако они есть в Бразилии. Эта страна имеет каскад, используемый для военно-морской лаборатории страны и обогащающий уран для атомных подводных лодок этой страны. Поэтому не исключено, что дообогащение может состояться на территории Бразилии. Но эта страна не располагает технологиями изготовления пластинчатых ТВЭЛов, которые необходимы тегеранскому реактору. Зато такие топливные сборки умеет делать Аргентина, освоившая французскую технологию.