«Зубастые» санкции для Ирана

Евгения Новикова
4 мая 2010, 19:49

Американские власти публично заявили, сколько ядерных боеголовок есть в арсеналах Пентагона, на открывшейся сегодня в Нью-Йорке конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия. Кроме того, президент Ирана и госсекретарь США провести словесную дуэль.

Пять тысяч в арсенале

Ядерный арсенал США включает 5,113 тыс. боеголовок. Таковы данные на 30 сентября 2009 года, сообщает Пентагон. В конце 1967 года боеголовок было 31,255 тыс., а в 1989-м — 22,217 тыс. штук. Эти данные распространили США. Госсекретарь США Хиллари Клинтон сказала, что это не новость для экспертов: «Цифры большинство экспертов и так знают, а предоставление информации общественности никак не противоречит нашей безопасности». Она пояснила, что в национальных интересах ее страны — «быть максимально прозрачными в вопросах, касающихся ядерной программы США. Мы считаем, что это способствует доверию и позволяет людям лучше понять то, что пытаются сделать президент Барак Обама и его администрация».

«После подписания договора по СНВ и Россия, и США обязаны такими данными обменяться — так фиксируется исходная точка выполнения договора, с которой начинается движение к конечной точке. На конференции используется часть этой информации для пиара, создания благоприятного информационного поля», — пояснил «Эксперту Online» Павел Золотарев, замдиректора по военным вопросам Института США и Канады РАН.

Публикация информации о запасах ядерных боеголовок — не первый шаг Барака Обамы, который претендует на лидерство в ядерном разоружении. В апреле нынешнего года Пентагон представил доктрину, направленную на постепенное сокращение атомного оружия. «Мы пытаемся двигаться к миру без ядерного оружия и делать это реалистическим путем, соответствующим нашей безопасности, — пояснила Клинтон.— Мы думаем, что распространение информации (о числе боеголовок. — “Эксперт Online”) приближает эту цель».

Президент Обама отметил, что его страна намерена придерживаться Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). По его словам, участники ДНЯО чувствуют себя более безопасно и обладают большими возможностями, ну а те, кто «игнорирует свои обязательства, оказываются в менее безопасном, менее процветающем и более изолированном положении».

«На протяжении четырех десятилетий договор был краеугольным камнем наших коллективных усилий по предотвращению распространения этих вооружений. Однако сейчас этот режим находится под все возрастающим нажимом, — считает он. — Сможем ли мы добиться соблюдения прав и обязанностей всех стран для того, чтобы избежать распространения ядерного оружия?» Этот вопрос стоит перед обзорной конференцией по Договору о нераспространении ядерного оружия, начавшейся 3 мая в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН.

Исход дискуссии неочевиден

В течение двух недель представители почти 200 стран мира пересматривают процедуры контроля, призванные не допустить распространение ядерного оружия. Напомним, в рамках ДНЯО странам-участникам разрешено проводить исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях. Договор был одобрен Генассамблеей ООН 12 июня 1968 года и открыт для подписания 1 июля 1968 года. ДНЯО вступил в силу 5 марта 1970 года. В нем участвуют 189 стран-участников ООН — все, кроме Израиля, Индии, КНДР и Пакистана.

Генсек ООН Пан Ги Мун призвал участников форума к созданию мира, свободного от ядерного оружия. И в очередной раз призвал Иран выполнить условия резолюций ООН по иранской ядерной программе.

Отметим, конференции ООН по ДНЯО проводятся каждые пять лет, однако в прошлый раз, в 2005 году, этот форум завершился безрезультатно. Итоговых документов принять не удалось из-за разногласий. Аналитики указывают на то, что администрация Джорджа Буша, не заинтересованная в продвижении вопроса, просто плохо подготовила конференцию. В нынешней ситуации, когда Барак Обама придает большой смысл ядерному разоружению, от международного форума ожидается значительно большая результативность. Для этого конференция должна принять как минимум общую итоговую декларацию. Пока неясно, на какой почве возможен всемирный консенсус.

Зато очевидны моменты, по которым согласие явно невозможно. Ближний Восток не сможет стать безъядерным до тех пор, пока от атомного оружия не откажется Израиль, не состоящий в ДНЯО, официально не признающий, но и не опровергающий обладания ядерным арсеналом. Израиль не хочет отказаться от ядерного оружия, пока Иран не откажется от разработок в этой сфере и от категорического отрицания права государства Израиль на существование. А Иран возмущен тем, что Израиль не становится объектом международных санкций, обладая оружием и не состоя при этом в ДНЯО. Ядерные разработки Ирана, в свою очередь, служат предметом беспокойства арабского мира, не слишком доверяющего персидскому соседу и признающего вместе с тем несправедливость двойных стандартов в оценке ядерной опасности Ирана и Израиля.

Египет и ряд других арабских стран уже дали понять, что заблокируют принятие итоговой декларации, если в ней не будет отражен вопрос ядерного оружия Израиля и Ближнего Востока.

Достижение консенсуса не является делом США и ответственности Обамы, это проблема РФ и США — двух крупнейших ядерных держав и всего мира, уверен Павел Золотарев, замдиректора по военным вопросам Института США и Канады РАН. «Объективно процесс распространения мирных ракетных и ядерных технологий неизбежен, но это создает фундамент для распространения военных ракетно-ядерных технологий», — пояснил он. Именно поэтому успех или провал форума не станет успехом или провалом одной лишь администрации США. Итог конференции покажет, насколько созрел мир для согласованного решения этого сложного и вместе с тем необходимого вопроса.

Впрочем, как говорят, изюминка форума по ДНЯО — Иран с его ядерной программой.

Международное агентство по атомной энергии заявило, что пока не может подтвердить мирный характер использования Ираном ядерных материалов. Об этом на конференции в Нью-Йорке рассказал генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано. Он сообщил, что Тегеран «недостаточно» сотрудничает с агентством. И до сих пор непонятно, каков официальный ответ Тегерана на предложения «шестерки» по дообогащению 3-процентного урана, наработанного в Иране. (Еще в октябре 2009 года Ирану предлагали менять его на высокообогащенный, сдавая на дообогащение в Россию и получая ТВЭЛы для тегеранского реактора из Франции.)

ИРИ: аргументы прежние

Уже в первый день работы конференции в штаб-квартире ООН состоялся эмоциональный обмен мнениями по волнующему всех вопросу между президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом и госсекретарем США Хиллари Клинтон.

Начал Ахмадинежад, заверив, что его страна всегда была готова к обмену облученным топливом — и ждет ответа собеседников «шестерки» на свои предложения.

Далее президент ИРИ обрушился с критикой на Вашингтон, который с союзниками «улучшает качество своего ядерного оружия», и оно становится «более смертоносным». А США — единственная страна, использовавшая ядерное оружие, и по сей день грозит его применить, в частности против Ирана, сказал Ахмадинежад. Он назвал ядерное оружие «самым отвратительным и позорным видом оружия в мире»: «Те, кто начнет использовать ядерное оружие впервые в истории, будут самыми нетерпимыми и позорными людьми в мире». Он призвал исключить из руководящих органов МАГАТЭ страны, грозящие применением ядерного оружия. И предложил любое обещание использовать атомное оружие или угрозу совершить нападение на мирные ядерные объекты рассматривать как угрозу международному миру и безопасности. После такой угрозы должна немедленно последовать реакция ООН. И все страны-члены ДНЯО должны прекратить отношения с государством-агрессором.

Президент ИРИ обрушился с критикой и на СБ ООН, который используется как орудие в руках отдельных стран.

Во время выступления Ахмадинежада делегации США, Великобритании и Франции покинули зал заседаний. Они не согласны с изложенной позицией.

Ответ будет «зубастым»

Госсекретарь США назвала претензии иранца «дикими» и направленными на то, чтобы отвлечь внимание мирового сообщества от развития иранской ядерной программы. На самом же деле, по ее мнению, именно ИРИ — главная угроза нарушения режима нераспространения. «Те, кто нарушает условия договора, должны быть наказаны, — сказала она. — До сих пор мы не видим признаков того, что Иран действительно намерен принять сделанное ему в октябре минувшего года предложение МАГАТЭ или какой-либо вариант этого предложения, что служило бы делу укрепления доверия». Хотя, конечно же, все будут рады, если ИРИ наконец даст вразумительный и конкретный ответ на предложения «шестерки», указала она. Наблюдатели отмечают, что делегация Ирана не совершала демарша во время речи Клинтон и дослушала ее выступление до конца.

Пока Махмуд Ахмадинежад и Хиллари Клинтон пикировались в стенах штаб-квартиры ООН, группа американских конгрессменов на другой площадке встретилась с прессой и обосновала введение «зубастых санкций» в отношении Тегерана.

Сенатор-демократ Кирстен Джиллибранд рассказала, что в Конгрессе разрабатывается «жесткий» вариант санкций, которые «парализуют иранскую экономику». Сегодня требуются именно такие меры, уточнила она. Это заставит ИРИ отказаться от ядерной программы.

По мнению ряда сенаторов, санкции должны быть введены, даже если не удастся их согласовать в СБ ООН. В этом случае США будут делать это в одностороннем порядке. «Если такие страны, как Россия и Китай, настолько близоруки, что они не понимают, насколько опасен ядерный Иран не только для США, но и для них самих, или если они считают, что их деловые интересы важнее этой опасности, это не должно ограничивать наши действия», — сказал представитель Конгресса Джеррольд Надлер. Отметим, с мая нынешнего года председательство в СБ ООН перешло Ливану — и это еще один потенциальный противник жесткой резолюции в отношении Ирана.

Сенаторы разъяснили подход США в отношении обладающих атомным оружием, но не подписавших ДНЯО стран. Индия и Пакистан используют ядерный фактор в двусторонних отношениях, Израиль 40 лет оружие имеет, но не дестабилизирует региональной ситуации. Египет и Саудовская Аравия угрозы в связи с наличием атомной бомбы в Израиле не чувствуют, но заявляют о намерении завести свое оружие в том случае, если это сделает Иран.