Скорая европейская помощь

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
5 мая 2010, 13:45

На прошлой неделе в Брюсселе министры финансов 16 стран еврозоны утвердили пакет финансовой помощи Греции со стороны ЕС и Международного валютного фонда. Общий размер помощи составит порядка 110 млрд евро, из которых 80 млрд берет на себя Евросоюз. Средства будут выделены в течение трех лет. Через 12 и 18 месяцев после начала выдачи кредита ЕС и МВФ проведут аудиторские проверки.

«Е

врокомиссия считает, что выполнены все условия для позитивного ответа на запрос правительства Греции, и рекомендует активировать скоординированный механизм помощи этой стране», — заявил глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. Кредиты членов зоны евро, которые еще предстоит одобрить национальным парламентам, будут двусторонними под льготные 5%. Заместитель главы министерства финансов Греции Филиппоса Сахинидиса, считает, что деньги будут находиться в стабилизационном фонде на случай дальнейших потрясений в греческой банковской системе.

Пойти на этот шаг Европу заставило событие, которое многие давно предсказывали — Греция оказалась на грани дефолта из-за невозможности рефинансировать свой 300-миллиардный долг рыночным путем. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor's 27 апреля понизило долгосрочный рейтинг Греции до «бросового» уровня ВВ+ с ВВВ+. Кроме того, до «бросового» уровня были снижены и рейтинги банков National Bank of Greece, EFG Eurobank Ergasias SA, Alpha Bank AE и Piraeus Bank. На сегодняшний день Афинам необходимо рефинансировать 8,5 млрд евро долга до 20 мая 2010 года, и первый транш выделенных денег Греция может получить уже 19 мая. Вероятно, что нынешнее решение о выделении «спасительного» кредита Греции будет не последним. По мнению экономиста Goldman Sachs Эрика Нильсена, которого цитирует американская The Wall Street Journal, выделяемые ЕС и МВФ 110 млрд евро стабилизируют ситуацию как минимум на 12 месяцев, но не на трехлетний период. По его мнению, Греции понадобится еще 40 млрд евро сверх выделенной суммы. Ведь в ближайшие три года только для выплаты взятых в последние годы кредитов Греции понадобится около 70 млрд евро. Европейские чиновники признают недостаточность выделенных средств. Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заметил, что «может быть, финансовые нужды Греции в ближайшие три года окажутся выше, но мы надеемся, что страна сумеет занимать на финансовых рынках к тому моменту». Евросоюз и МВФ демонстрируют уверенность в том, что к 2011 году Греция вновь сможет занимать деньги на мировых финансовых рынках.

Сейчас Афины пытаются показать, что эта помощь станет своего рода поощрением за целую серию антикризисных мер, на которые вынуждено пойти греческое правительство. «Мы утверждаем соглашение о беспрецедентном пакете поддержки в обмен на беспрецедентные усилия греков, — заявил премьер-министр страны Георгиос Папандреу на экстренном заседании греческого правительства. — От граждан потребуются большие жертвы. Мы вынуждены принять меры, которые затронут работников и пенсионеров в государственном секторе».

В целом эти меры предполагают сокращение бюджетных затрат объемом 30 млрд евро. Законопроект, внесенный 3 мая в греческий парламент, предполагает масштабные сокращения государственных расходов, включая зарплаты и доплаты госслужащим и пенсионерам, рост НДС до 23% (в начале года он составлял 19%), увеличение на 10% налогов на бензин, алкоголь и сигареты, а также повышения других налогов, включая налог на роскошь. Кроме того, вводится чрезвычайный сбор в пользу казны с прибыльных предприятий, проводятся сокращения за счет упразднения или слияния сотен организаций местного самоуправления (и, соответственно, людей лишат работы), на три года замораживаются зарплаты для бюджетников, а также средний возраст выхода на пенсию будет повышен с текущих 53 лет до 67 лет. Многие государственные предприятия и корпорации будут приватизированы. Народ решение правительства воспринял в штыки: люди понимают, что в обмен на урезания бюджетных расходов собственно сами бюджетники не получат ничего, так как вся европейская помощь фактически пойдет на выплату внешних долгов и спасение греческих банков. В стране уже начались беспорядки. Так, бастующие учителя захватили студию государственного телевидения Греции, когда там должно было начаться интервью с министром образования страны. В итоге почти полтора часа телевидение передавало документальные фильмы и классическую музыку, а вещание возобновилось лишь после того, как бастующим разрешили зачитать в эфире свое заявление. «Правительство категорически осуждает вторжение в здание государственного ТВ и радио со стороны группы учителей, которые попытались продиктовать передачу нужных им новостей. Это не только нарушение закона, но и попытка подавить свободу СМИ», — сказал представитель правительства страны. Однако, по всей видимости, в ближайшее время властям придется столкнуться с еще большими неприятностями: греческие профсоюзы обещают провести масштабные акции протеста. Так, 4 мая в Греции началась двухдневная забастовка работников бюджетного сектора.

Решение о выделении кредита далось Европе очень непросто. Особенно жаркие дебаты разгорелись в Германии, на долю которой придется почти четверть «взноса» Евросоюза — 22 млрд евро. «Cложно ожидать, что немецкие налогоплательщики, идущие на пенсию в 63 года, с радостью станут оплачивать долги греческих налогоплательщиков, которые выходят на пенсию уже в 50 лет»,  — пишет британская The Guardian. Однако большинство европейских экспертов (в той же Германии) считают, что бросить Грецию на произвол судьбы было бы еще большим злом. «Большинство немцев все-таки считают, что Греции надо помогать. Если не помочь сейчас, то мы в Европе приходим к опасности крушения всей еврозоны. Греция пока еще маленькая и первая страна, и ей нужно помочь. А если вместе с Грецией рухнут Португалия и Италия, тогда у нас будут колоссальные проблемы. Греции нужно помогать, чтобы остановить «эффект домино», — говорит эксперт Совета по внешней политике Германии Александр Рар.

Опасность действительно очень велика, поскольку «страны юга Европы, в первую очередь, Греция, жили в кредит, нарушая договоренности о валютной зоне, — говорит ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимир Мау. — Евросоюз оказался в довольно неприятной ловушке. Если не помочь Греции, оставить все так, как есть, то ее долг покупать не будут, начнется коллапс экономической системы, за ним потянутся другие страны юга Европы, прежде всего Испании, Португалии и Италии. Если же Греция продемонстрирует, что долг можно не выкупать, то дальше, скорее всего, начнется катастрофическое расползание ситуации по другим странам с высоким дефицитом. Кстати говоря, в Великобритании дефицит тоже очень высок». Сбрасывать Грецию на плечи исключительно МВФ тоже было нельзя. Когда немцы предложили такую идею, премьер-министр Люксембурга и глава Еврогруппы (министры финансов зоны евро) Жан-Клод Юнкер возмутился: «Это все равно, как если бы федеральное правительство США обратилось в МВФ за помощью Калифорнии». Вариант с исключением Греции из еврозоны также был не очень удачным, поскольку нанес бы удар по евроинтеграции, дискредитировав идею общей европейской валюты.

Понимая безвыходность ситуации для ЕС, Греция, по мнению некоторых аналитиков, вела себя очень безответственно и своим поведением фактически шантажировала Европейский союз. «Позиция Греции (не говоря уже о том, что национальные балансы в течение нескольких лет, особенно непосредственно перед вступлением в зону евро, фальсифицировались) заключалась в том, что она пассивно ждала, пока ЕС, в соответствии со статьей о солидарности, разрешит ее основные проблемы. Так это обычно и происходило в сообществе начиная с 1974 года. И теперь, когда остальные страны-члены еврозоны хотят надежных, вызывающих их доверие обязательств о проведении реформы, прежде чем передать кучу денег, Греция приняла вид оскорбленного достоинства, граничащего с раздражением», — пишет The Guardian.

У эпопеи с греческим кредитом есть и еще одна немаловажная деталь — она продемонстрировала всю хрупкость Евросоюза как интеграционного объединения. Тянущиеся неделями переговоры о сверхсрочном выделении кредита Греции, долгое нежелание Германии — в недалеком прошлом одного из основных локомотивов идеи европейского объединения — давать деньги «расточительным и ленивым» грекам стало серьезным ударом по идее евроинтеграции. Мировой финансовый кризис вынудил президентов и премьер-министров Европы думать больше о внутриполитических и внутриэкономических проблемах, а общеевропейские интересы отошли для них на второй план. Европейские эксперты считают, что нынешние руководители стран-лидеров Евросоюза не способны вдохнуть в идею евроинтеграции новую жизнь. «Я помню, как Гельмут Коль говорил моему бывшему начальнику (бывшему британскому премьер-министру) Джону Мейджору, что они с Франсуа Миттераном представляют последнее поколение, которое действительно понимает, зачем нужен Европейский союз, — говорит бывший советник британского премьер-министра по внешней политике Стивен Уолл. — Он сказал, что после них будет еще одно поколение, которое будет отчасти это осознавать, а потом, если мы сейчас не предпримем должных мер, мы потеряем этот импульс к объединению навеки».