Сработали на упреждение

Москва, 10.06.2010
Добывающий дивизион госкорпорации «Росатом» – «Атомредметзолото» (АРМЗ) – увеличит свою долю в канадском добытчике урана – компании Uranium One Inc. (U1) – до 51% (сейчас россиянам принадлежит 23,1% акций). В качестве оплаты за этот пакет АРМЗ внесет свои доли в двух совместных российско-казахстанских уранодобывающих предприятиях – «Акбастау» (50%) и «Заречное» (49,7%). Их стоимость, по российским оценкам, составляет около 1 млрд долларов. Еще 610 млн долларов АРМЗ заплатит деньгами.

В результате АРМЗ станет контролирующим акционером одной из крупнейших уранодобывающих компаний с низкой средней операционной себестоимостью добычи (менее 40 долларов за килограмм урана). А после закрытия сделки АРМЗ получит право привести объем урана, приобретаемого у Uranium One на стандартных рыночных условиях (offtake), в соответствие со своей долей в акционерном капитале канадской компании. Сделку планируется закрыть в конце года, поскольку она требует получения согласования со стороны регулирующих органов Казахстана, Канады, Австралии, США и еще ряда стран.

С Казахстаном уже, похоже, договорились. «Реализация проектов в Казахстане, где стратегическим партнером „Атомредметзолота” выступает НАК „Казатомпром”, является одним из приоритетов АРМЗ. Получение контроля в Uranium One позволит „Росатому” укрепить взаимовыгодное сотрудничество с казахстанской стороной и определить новые перспективные направления взаимодействия», – заявил глава АРМЗ Вадим Живов. «Росатом» еще нынешней весной предложил «Казатомпрому» до 49% в одном из российских комбинатов по обогащению урана. Речь идет либо об Уральском электрохимическом комбинате, либо о ПО «Электрохимический завод». Глава казахстанской компании Владимир Школьник считает, что соглашение об этом может быть подписано в третьем квартале этого года, а за актив будут заплачены «живые» деньги. Впрочем, не все так просто – Казахстан по-прежнему настроен создать к 2020 году собственную вертикально интегрированную компанию с полным ядерным топливным циклом. С этой целью он работает не только с «Росатомом», но и с его конкурентами – канадской Cameco и французской Areva.

Получение контроля над Uranium One Inc. станет удачной сделкой для «Росатома». АРМЗ входит в пятерку крупнейших мировых уранодобывающих компаний по объему добычи и занимает второе место по объему минерально-сырьевой базы урана (632 тыс. тонн, из которых 546 тыс. тонн – запасы). В прошлом году холдинг произвел 4,6 тыс. тонн урана на предприятиях в России и Казахстане. Добыча U1 составила вчетверо меньше – 1,3 тыс. тонн урана. Зато у нее масса других достоинств. Во-первых, ее месторождения диверсифицированы (в ЮАР, Намибии, Казахстане, Австралии и США). Во-вторых, себестоимость их добычи значительно ниже, чем в России. «Дело в том, что в России большие запасы урана, но большая часть наших запасов находится в труднодоступных районах, таких как Якутия, и освоение этих месторождений урана – это большое количество времени и большие стартовые инвестиции», – с грустью рассуждал на эту тему глава «Росатома» Сергей Кириенко.

Правда, тут возникает любопытный парадокс: в 2008 году 1 тыс. тонн урана из общей добычи в 1,2 тыс. тонн U1 добыла в Казахстане – на месторождениях Акдала, Южный Инкай (промышленная добыча) и Харасан (опытная добыча). А в 2009 году прирост добычи U1 в том числе был достигнут на месторождении Каратау, которое расположено опять же в Казахстане. Свою 50-процентную долю в совместном с казахстанской стороной предприятии U1 передал все тот же АРМЗ, получив взамен 16,6% акций канадской компании. Получается, что после сегодняшней сделки российская компания не только сохранила контроль над своими долями в совместных с казахстанскими партнерами предприятиях по добыче урана, но и «приросла» перспективными месторождениями в дальнем зарубежье.

Это и дало возможность Сергею Кириенко заявить, что «контрольный пакет Uranium One, который приобретает „Атомредметзолото”, – наша платформа для роста на урановом рынке». Это третья и наиболее глобальная выгода российской атомной корпорации от нынешней сделки. Дело даже не в экспансии на внешние рынки по строительству атомных станций российского производства, которую демонстрирует топ-менеджмент «Росатома» последние полтора года и которая всячески поддерживается правительством страны. Причина гораздо более проста и прагматична: кто контролирует добычу урана и изготовление из него ядерного топлива, тот контролирует и само строительство, и эксплуатацию АЭС.

По расчетам российских специалистов, через 15 лет мировую атомную энергетику ждут большие проблемы. На фоне надвигающегося энергетического кризиса популярность АЭС возросла как никогда – даже правительства стран Европы, ранее принявшие запрет на развитие у себя атомной энергетики, вовсю обсуждают строительство новых объектов. Одна только Индия, по словам директора индийской АЭС «Кудан-Кулам» Кайлаш Чяндра Пурохита, собирается одновременно строить восемь станций. «К 2032 году мы поставили цель довести мощность АЭС до 63 тыс. МВт. Это будут как отечественные энергоблоки, так и легководные реакторы в рамках международного сотрудничества. Планируется, что до 2032 года будет построено 40 ГВт легководных реакторов по российским, американским и французским конструкциям», – сказал он на форуме «Атомэкспо-2010» в Москве. Даже такая не слишком богатая азиатская страна, как Вьетнам, намеревается с помощью российских и японских атомных корпораций возвести у себя восемь АЭС.

По данным главы дирекции по ядерному энергетическому комплексу «Росатома» Владислава Корогодина, к 2030 году количество атомных реакторов в мире должно увеличиться с нынешних 438 до 660. Но уже за пять лет до этого, по прогнозам заместителя генерального директора АРМЗ Александра Бойцова, производство урана из-за вывода из эксплуатации рудных месторождений и истощения их запасов начнет падать. «В 2010-2020 годах потребности будут удовлетворены добычей урана. После 2020 года ожидается отставание в добыче, а после 2025 года – спад производства из-за вывода из эксплуатации рудников, запасы которых будут истощены», – сказал он. «Крупнейшие мировые компании Cameco и Areva после 2024 года ждет спад производства из-за истощения крупнейших рудников „Макартур Ривер”, „Сигар-Лэйк”, „Акута”. Остаточные запасы составят 38% от первоначальных», – сообщил Бойцов.

Получение добывающей структурой «Росатома» контроля над Uranium One Inc. означает, что российская компания заранее готовится к такой ситуации, добавляя себе в «копилку» половину из 150 тыс. запасов урана, которыми сейчас располагает U1. При этом, судя по всему, она еще и «перебила» сделку по приобретению 19,95% акций U1 (она готовилась в прошлом году по принципу «доля в месторождении плюс 217 млн долларов») консорциума из японских компаний Toshiba и TEPCO при участии одного из банков Японии. Причем российская атомная корпорация сейчас, похоже, рассматривает этот сегмент как отдельный вид бизнеса. В прошлом году, например, «Росатом» заключил контракты на поставку низкообогащенного урана на 9,6 млрд долларов. «Из них 3,5 млрд долларов – это США, так как после отмены антидемпинговой поправки мы активно осваиваем американский рынок. Это Япония, Корея, Китай, почти вся Юго-Восточная Азия и Европа. Мы – крупнейший поставщик низкообогащенного урана в мире: более 17% мирового рынка на сегодняшний день», – отметил Сергей Кириенко.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. Прогноз для банков изменен на негативный
    Агентство Fitch ухудшило прогнозы по рейтингам ряда банков из-за потенциальных убытков в результате пандемии и падения цен на нефть
  2. 190 млн рублей за жизнь
  3. На рынке нефти что-то назревает
    ОПЕК+ может возродиться в новом формате. К сокращению добычи нефти могут примкнуть Норвегия, Бразилия и даже США. Но пока не преодолены, и даже вспыхнули с новой силой разногласия между главными участниками этого соглашения — Саудовской Аравией и Россией
Реклама