Ошская резня: почему никто ничему не учится

Игорь Найденов
23 июня 2010, 14:07

Кровавая резня в Оше и Джалал-Абаде подтвердила самые худшие опасения: временное правительство Киргизии фактически не контролирует юг страны и стремительно теряет авторитет на севере и в столице. Растет вероятность того, что власть будет перехвачена новой политической силой: простые граждане хотят элементарной безопасности, а потому все чаще говорят, что стране требуется сильная рука или присоединение к России.

Спустя неделю после межэтнической резни вид города и его окрестностей подавляет и обескураживает. Есть места, совершенно не тронутые разрушениями, но свернешь за угол – и перед тобой вдруг предстанет фрагмент фронтового Сталинграда: целая улица в руинах. Ош устроен таким образом, что узбеки и киргизы – его основные жители – проживают строго раздельно. В шашечном порядке: узбеки – анклавами, в так называемых махаллях, которые могут представлять собой как целые кварталы, так и отдельные небольшие улочки, киргизы – во всех остальных частях города.

География разрушений красноречива: пострадали в основном те районы, где живут узбеки. На киргизских территориях сожженных и разрушенных домов сравнительно немного, зато хватает уничтоженных автозаправок, автосервисов, пекарен, кафе – все это объекты узбекского бизнеса. У разрушителей определенно были точные сведения об этнической принадлежности тех или иных заведений.

Типичная картинка: на первом этаже многоэтажного дома три торговые точки расположены рядом, практически бок о бок. Те, что по краям, невредимы, их портит только надпись черной краской: «кыргиз». А серединный магазинчик – тот, что без опознавательных знаков, – разнесен в щепки, осколки и кирпичную крошку.

 

***

Мы направляемся в наиболее пострадавшую махаллю под неожиданно центрально-черноземным названием «Черемушки».

Въезд перекрыт узбеками. Баррикада представляет собой апокалиптическую инсталляцию: несколько стволов деревьев уложены друг на друга, тут же сожженные автомобили, несколько ржавых борон зубьями вверх и старое зубоврачебное кресло.

Неподалеку, с внешней стороны анклава, расположен пост. Если, конечно, так можно назвать большой пляжный зонт и под ним четверых сидящих на табуретках покуривающих вооруженных людей в защитной форме. Именно людей, потому что сказать о них что-то более определенное по их виду невозможно. Вероятно, милиция или армейские, но возможно, что и ополченцы. Сейчас в Оше повсюду шляются различные персонажи с оружием, поди разбери.

– Вы к ним зря собрались, – предупреждает один из постовых, внимательно изучив наши документы. – Там их снайпер бьет. Оружия у них до фига. И вообще могут сделать с вами что угодно.

На всякий случай двигаемся, как на войне, плотно прижимаясь к домам. Встречаем двух пожилых женщин с полиэтиленовыми пакетами. Выясняется, что они идут в центр города в православный храм, где, по слухам, будут раздавать гуманитарную помощь.

– Вам же, как пострадавшим, ее сюда должны привозить.

– Ни разу не привозили. Даже не знаем, как она выглядит.

– Скажите, а снайперы есть у вас?

– А что это? Сигареты? Нет, «Снайперов» вы здесь не купите: все закрыто.

Ладно, уже легче.

Подходим с опаской к группе мужчин. Непроизвольно обыскиваем их взглядом на предмет стреляющих и режущих девайсов.

– Салам алейкум, – говорим, с непривычки коверкая слова.

– Это совсем не обязательно, – отвечают нам. – Мы же видим, что вы русские. Можно просто поздороваться.

 

 

Полностью репортаж Игоря Найденова из Оша читайте в свежем номере «Русского репортера», который выйдет 24 июня