Безвыходный парламентаризм

Евгения Новикова
28 июня 2010, 18:20

В Киргизии подведены предварительные итоги воскресного референдума. Народ Киргизии поддержал переход от президентской к парламентской форме правления в республике и наделил Розу Отунбаеву полномочиями «президента переходного периода» до конца 2011 года. По мнению ряда российских аналитиков, политические перемены в этой среднеазиатской республике могут привести к еще большей дестабилизации обстановки.

Теперь легитимны

В референдуме, прошедшем в Киргизии в минувшее воскресенье, приняло участие около 70% избирателей – таковы официальные данные ЦИК. Перед гражданами стояли три вопроса: наделение нынешней и.о. президента Розы Отунбаевой полномочиями президента до 31 декабря 2011 года, принятие проекта новой Конституции, обеспечивающей переход от президентской республики к парламентской, ликвидация в стране Конституционного суда.

По предварительным итогам, «за» сказали 90,82% избирателей (около 1,7 млн граждан), «против» – 7,86% (свыше 145 тыс.). Окончательные итоги ЦИК обещает обнародовать в течение двух-трех дней.

За ходом референдума наблюдали 189 международных представителей из 31 страны мира и 18 организаций, в числе которых СНГ, Межпарламентская ассамблея СНГ, ЦИК России и Казахстана, Шанхайская организация сотрудничества, ОБСЕ, Международный демократический институт. Правоохранительные органы сообщили, что в ходе выборов не поступало сигналов о происшествиях или противоправных действиях.

Гости из ОБСЕ уже заявили, что признают итоги референдума, хотя отметили ряд нарушений, но в целом уверены в успешной организации голосования. Глава делегации Межпарламентской ассамблеи СНГ на референдуме в Киргизии Андрей Молчанов обратил внимание на то, что у граждан республики не было возможности одобрить один пункт, внесенный на референдум, и отвергнуть другой: «В формулировку самого вопроса, по которому ведется голосование, заложены сразу два положения. То есть у людей нет возможности сказать „да” за одну позицию и „нет” – за другую. Приходится фактически отвечать одинаково сразу на два вопроса». Так хитро был поставлен вопрос. В то же время Молчанов отметил, что референдум поможет легитимизировать временное правительство.

Местные коммунисты, похоже, разочарованы ходом плебисцита. «Я очень удручен и просто развожу руками. Референдум прошел в лучших авторитарных традициях, выработанных у нас за последние 20 лет. Еще вчера в стране была война, а уже сегодня 70% граждан пришли на референдум, – комментирует результаты лидер коммунистов Киргизии Исхак Масалиев. – На избирательный участок в моем селе пришли 27% избирателей, а в соседнем селе уже 77%. Но такого же быть не может! Значит, или там преувеличили, или здесь приуменьшили. В Бишкеке, по их данным, явка превысила 76%. Да никогда такого не было, чтобы в столице проголосовали столько избирателей, максимум 40-50%. Одним словом – перестарались».

Таким образом, Роза Отунбаева стала «президентом переходного периода» до конца 2011 года, страна становится парламентской, а КС распускается.

Ош: административный ресурс в деле

Роза Отунбаева, безусловно, может занести проведенный референдум в свой собственный актив. Она проявила немало выдержки и смогла задействовать по максимуму административный ресурс, имеющийся у временного правительства. Во-первых, для граждан были созданы все условия, чтобы они смогли принять участие в референдуме: можно было явиться на любой участок для голосования вне зависимости от местожительства и отдать свой голос даже без паспорта или иного документа, устанавливающего личность. Во-вторых, в воскресенье для участия в референдуме Отунбаева самолично приехала в самый конфликтный район – на юг республики в г. Ош, где незадолго до того произошел кровопролитный этнический конфликт и погибли по меньшей мере 283 человека, а ранения получили более 2,2 тыс.

После закрытия участков, когда подсчет голосов еще только начинался, она обратилась к гражданам республики с поздравлениями, объявив, что народ принял новую Конституцию, что новые власти получили легитимный статус, пообещала уже в ближайшее время сообщить о дате парламентских выборов. По ее словам, ближайшей осенью в Киргизии будут полностью сформированы все легитимные ветви власти.

«Сегодня народ сказал „Нет!” семейному режиму. Новая Конституция положит правовой заслон коррупции, позволит разрушить годами создаваемые схемы воровства народных денег. Это значит, что мы сможем строить новые школы, детские сады, дороги, повышать пенсии и пособия, увеличить зарплаты врачам, учителям, правоохранительным органам», – сообщила она народу. Затем Роза Отунбаева организовала дружественную встречу местных силовиков и руководства Ошской области с правозащитниками и активистами гражданских организаций. Такой контакт – первый после недавних кровавых событий.

Медведева это волнует

«Я не очень себе представляю, как будет модель парламентской республики работать в Киргизии», – заявил президент РФ Дмитрий Медведев, комментируя итоги референдума. Он отметил, что это, конечно, внутреннее дело Киргизии, но необходимо учитывать, «что там сейчас власти не хватает, чтобы навести порядок, легитимность власти низка, а ее поддержка создает большие вопросы». «Не превратится ли это в череду бесконечных проблем, перетасовок в парламенте, не приведет ли это к бесконтрольному переходу власти от одних политических сил к другим, и, в конечном счете, не будет ли это способствовать приходу к власти сил, которые имеют экстремистскую направленность, – рассуждает президент России. – Меня это волнует, как и руководителей стран, соседних с Киргизией. В борьбе с афганским наркотрафиком Киргизия, которая сегодня находится в непростой ситуации, может оказаться слабым звеном и превратиться в еще один рассадник такого рода наркопотоков». По словам Медведева, «в нынешнем состоянии у Киргизии существует целый набор возможностей, включая самую неприятную – вплоть до распада государства». «Чтобы предотвратить такой сценарий, требуется сильная, хорошо организованная власть, учитывая исторические реалии и волю народа, – резюмирует он. – …Это очень сложный вопрос, каким образом лучше управлять нынешней Киргизией».

По мнению Андраника Дереникьяна, представителя Ассоциации приграничного сотрудничества, для постсоветских республик наилучшим образом зарекомендовала себя президентская модель управления, а не парламентская. «Это оптимально с точки зрения обеспечения стабильности в стране», – заявил он «Эксперту Online». В то же время, по мнению аналитика, в формате президентской власти должен четко соблюдаться баланс «возможностей, которые имеются у президента, с возможностями парламента: в частности, насколько легко и просто может быть решен вопрос об импичменте». Это будет ограничивать амбиции президента и его вертикали, уверен Дереникьян. Парламентская форма правления в Киргизии грозит дестабилизацией обстановки, полагает он: «Все политические фракции, которые могут возникнуть в будущем политическом парламенте Киргизии, в достаточно близкой перспективе (если, конечно, дело дойдет до парламентских выборов, если ситуация не раскачается) вступят в довольно жесткое противостояние в силу амбиций лидеров и экономических интересов кланов, которые будут представлять эти лидеры». Ну а если удастся обойтись без эксцессов, то уже в течение ближайшего года «власти опять придут к необходимости восстановления президентско-парламентской формы правления», уверен он.

Киргизское общество еще не готово к парламентской форме правления, заявила «Эксперту Online» Жибек Сыздыкова, замдиректора ИСАА, заведующая Центром Кавказа и Центральной Азии. Во-первых, 20 лет суверенитета Киргизия не использовала для развития по демократическому пути, во-вторых, элита не имеет политической культуры для работы в условиях парламентского государства. «Главное – чтобы люди были способны услышать друг друга и вступать в диалог, а не реагировать силовыми методами. В стране должны быть социально-экономические условия, которые позволили бы развить политическую культуру. Но таких условий нет», – отметила она. Кроме того, контрасты между югом и севером, сохранение клановости во власти «не способствуют развитию парламентаризма», уверена аналитик.

Опасения президента Медведева не лишены оснований, Россия получает более нестабильного, чем ранее, соседа, полагает Сыздыкова: «Те герои, которые свергли режим Бакиева, кто участвовал в стабилизации обстановки в Джалал-Абаде и Оше, – тоже сочтут себя достойными управлять страной», в этом случае парламент вряд ли будет дееспособным. И тогда страна легко станет тем «слабым звеном», о котором говорил Медведев, и сможет служить удобной территорией для наркотрафика.

Роза Отунбаева не могла не предвидеть такого развития событий. Но и другого выхода, чтобы сохранить власть, у нее не было. И вот почему. «С момента свержения Акаева (2005 год), Бакиева (2010 год) кампании оппозиции проходили в русле лозунгов о том, что президентская власть заелась, что она все гребет под себя, что надо обеспечить власть народа и контроль над властными структурами – необходимо реализовать вариант парламентской формы. Чтобы поддержать революционный имидж, чтобы показать, что этим политикам власть – не самое главное, а важнее забота о народе, они пошли на этот в определенной степени популистский шаг», – объясняет Андраник Дереникьян, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества. Кроме того, сценарий был наверняка одобрен «внешними игроками», допускает аналитик: «Это некая политическая игра. Естественно, существуют площадки, где это все проговаривается, скорее всего, были подсказки. И вполне возможно, обсуждалось, что на первом этапе оптимально так, а на втором этапе можно думать и о президентской форме правления».

А для удобства реализации этих политических проектов, имеющих весьма сомнительную легитимность, решили упразднить Конституционный суд, который опирался бы на прежнюю Конституцию и выносил бы вердикты, мешающие проводить нынешние преобразования. Противовес сейчас Бишкеку не нужен. Впрочем, к осени власти обещают восстановить ликвидированные атрибуты демократии. Если, конечно, у властей до той поры хватит сил держать ситуацию под контролем.