Европа показала лицо

Москва, 27.07.2010
Французское общество раскалено до предела. Виной тому не только аномальная жара, но и горячая дискуссия вокруг женской одежды. И хотя французы являются признанными знатоками и ценителями мод, на этот раз они спорят не о новой коллекции известного кутюрье, а о никабе и парандже.

Национальное собрание Франции практически единогласно одобрило законопроект, запрещающий носить в общественных местах и на улице одежду, которая полностью закрывает лицо. Ранее депутаты назвали религиозное предписание носить такие одеяния нарушением республиканских ценностей. Согласно новому закону, женщинам, появившимся на улице в парандже или никабе, будет выписан штраф, а те, кто заставляют мусульманок ходить в таком виде, могут оказаться в тюрьме. Французские законодатели, с одной стороны, отстаивают либеральные ценности, а с другой — заботятся об общественной безопасности: мало ли кто может скрываться под непроницаемым балахоном.

Новый закон вызвал неоднозначную реакцию во Франции. Мусульмане возмущены тем, что их вынуждают отказываться от традиционного уклада жизни. Либералы обращают внимание на то, что закон не только защищает права одних людей (тех, кто не хочет ходить в парандже), но и ущемляет права других (тех, кто хочет в ней ходить). Консервативные слои празднуют успех, а атеисты призывают не останавливаться на достигнутом и по примеру Бельгии запретить ношение любой религиозной атрибутики в общественных местах. Спорщиков объединяет одно: все они говорят о правах человека, но это не помогает им прийти к общему мнению. В западном мире права человека — это лента Мебиуса, которую как ни крути, а только еще больше запутаешься.

Впрочем, дело тут не в отдельно взятой парандже и даже не в исламе в целом. Запрет на религиозные атрибуты — это очередной прецедент, который показывает, что европейцы наигрались в политкорректность. Водружая знамя либеральных ценностей по всему миру, они не подозревали, что тянут руки к самому настоящему ящику Пандоры. И когда обратная сторона толерантности показалась на поверхности и ударила по самим борцам за свободу, тут-то они и поняли, что несколько погорячились.

Что касается религии, то она исторически играет особую роль в противостоянии так называемой либеральной системе ценностей. Парадоксально, но факт: на протяжении всей своей истории либералы зачастую очень не по-либеральному поступали с религией. С другой стороны, церковь (не берем в расчет извинений Папы за неразборчивость инквизиции) и сегодня продолжает крестовый поход против атеизма. У атеистов своя правда. Со времен Ренессанса западный мир, обратившись к античному наследию, выработал богатую атеистическую культурную традицию. Она тоже стала великим достоянием человечества. И если религиозные конфессии ревностно защищают свою культуру, то защищать атеистическую традицию некому. Более того, из-за давления со стороны представителей религии мирные атеисты вынуждены становиться воинствующими. И выбраться из этого порочного круга невозможно: в замкнутой системе энтропия возрастает.

Однако важно, что первыми под удар попали именно мусульмане. За последние десятилетия Европа лишилась многовекового культурного и технического превосходства над остальным миром. Вместе с тем ее главенствующей роли угрожают скорее Китай и Индия, а не мусульманские страны. Но ислам, как и западная цивилизация, претендует на универсализм. К тому же проблема в отношениях с мусульманами состоит в том, что в их лексиконе попросту нет слова «компромисс» (хотя история знает примеры мирного сосуществования разных народов и конфессий под властью исламских правителей). А вся западная культура строится на умении находить нулевой вариант, балансе интересов различных групп, сложной системе взаимных уступок и неформальных правил. Поэтому ислам европейцев и пугает. Они предпочитают соблюдать дистанцию в отношениях с мусульманами. И если последних невозможно отселить на безопасное расстояние, то, полагают европейцы, надо хотя бы от греха подальше запретить им религиозно самовыражаться в присутствии посторонних. Плюс ко всему в западном сознании исламский фундаментализм однозначно ассоциируется с международным терроризмом. И тут уж ничего не поделаешь: из главных злодеев прошедших двух десятилетий, пожалуй, только Секо Асахара из «Аум Синрике» и Тимоти Маквей, взорвавший здание в Оклахома-Сити, не связывали свои действия с исламским вероисповеданием.

Череда запретов на религиозную символику и одежду тянется с начала этого века. Весной 2004 года во Франции запретили носить религиозную символику в учебных заведениях. Спустя 2,5 года в нидерландских школах запретили ношение паранджи и чадры. В прошлом году во Франции, Италии и Бельгии были инициированы законопроекты против ношения традиционной исламской одежды в общественных местах. В начале этого года запрет на никабы был введен даже в Египте.

Косвенно на ужесточение правил поведения повлияли теракты 11 сентября 2001 года. После них мир действительно изменился: во-первых, на Западе стали более настороженно относиться к мусульманам, открыто демонстрирующим свою религиозную принадлежность, а во-вторых, даже страны, провозгласившие борьбу за права и свободы человека национальной идеей, согласились во имя безопасности частью этих самых прав и свобод пожертвовать. Правда, в самих Соединенных Штатах, где произошли теракты, согласно опросам, две трети населения против введения каких бы то ни было запретов на ношение религиозной одежды и символики. Но в Америке ислам и не распространен так широко, как, скажем, во Франции.

После принятия французского закона резонно задаться вопросом: что теперь? С одной стороны, этот случай, мягко говоря, не добавит взаимопонимания между европейским и мусульманским миром. С другой — он ослабит позиции западных феминисток, которые борются за права женщин на Востоке, поскольку в некотором смысле Европа себя дискредитировала. Пафос правозащитной деятельности в исламских странах заключается в том, чтобы разрешать запрещенное. Теперь же западный мир показал, что он может действовать и методами, против которых сражаются его представители: запрещать разрешенное.

Как бы то ни было, а европейцам и мусульманам и дальше предстоит жить бок о бок и как-то находить общий язык. В прошлом, при более или менее высокой изолированности культур друг от друга, каждый монастырь жил со своим уставом, и всех это устраивало. В эпоху глобализации цивилизационные конфликты неизбежны: культурные и религиозные обычаи — материя тонкая. Их нарушение может восприниматься многими очень болезненно.

К какой из двух культурных парадигм ближе наша страна — вопрос сложный и неоднозначный. Но в то время как в Европе восточным женщинам запрещают ходить в платках по улицам, в России мусульманки просят разрешения фотографироваться на документы, не снимая головных уборов. И если на Западе последовательно выполняется принцип невмешательства мирских властей и церкви в дела друг друга, то в нашем светском государстве авторитет церковных иерархов влияет на решения, которые суд выносит по уголовному делу, заведенному на организаторов антирелигиозной выставки.

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Россия оказалась перед перспективой войны с Турцией
    День 27 сентября 2020 войдет в историю как дата начала новой Карабахской войны. Произошло то, что, увы, должно было произойти: Азербайджан решил взять реванш за поражение 26-летней давности. Для России это известие не сулит ничего хорошего. Москве было бы выгодно сохранение существовавшего статус-кво, но этого уже, очевидно, не будет
  2. Спрятанные за рубежом деньги возьмут в оборот
    Власти намерены активизировать работу по возврату капитала, вывезенного преступным путем из России
  3. Сбербанк меняет вывеску, директоров и платит рекордные дивиденды
    В пятницу прошло годовое собрания акционеров Сбербанка, накануне которого было объявлено об умопомрачительных изменениях в его судьбе.
Реклама