Мытарства «сухого закона»

Ольга Горелик
13 августа 2010, 17:09

Казанский адвокат Лаврентий Сичинава оспорил в Конституционном суде «сухой закон» для автомобилистов как противоречащий Венской конвенции. Между тем сам запрет еще не имеет юридических оснований для того, чтобы начать действовать, – во внутренние инструкции врачей и сотрудников ГИБДД никаких изменений пока не вносилось, утверждает президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин.

«Сухой закон» вступил в силу 6 августа – в этот день автомобилистам запретили садиться за руль со следами алкоголя в крови. До этого в течение двух лет действовала норма Кодекса об административных правонарушениях, допускавшая управление машиной в слегка подвыпившем состоянии. Предельно допустимое содержание алкоголя в крови составляло 0,3 промилле, а в выдыхаемом воздухе 0,15 мг. Такая концентрация наступает примерно через два часа после употребления небольшой порции спиртного, если принявший молод и абсолютно здоров. Так, по данным НИИ наркологии Минздравсоцразвития, 0,3 промилле обнаруживается в крови человека весом 70–80 килограммов спустя 60–70 минут после принятия 40 граммов водки или 500 граммов пива, или 200 граммов вина.

В начале года данное допущение не понравилось президенту Дмитрию Медведеву, который посчитал, что возможность выпить перед посадкой за руль является причиной роста числа аварий по вине пьяных водителей. В итоге КОАП снова переписали. И теперь за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения предусмотрено лишение прав на срок от 1,5 до 2 лет, а для злостных нарушителей – административный арест на срок до 15 суток. Нетрезвым же, как и в старые времена, считается водитель, употребивший любую дозу спиртного.

Проводить освидетельствование на трезвость сотрудники ГИБДД и военной автоинспекции имеют право прямо на дороге с помощью алкотестера, но в присутствии двух понятых. Если водитель согласен с показанием прибора, то составляется административный протокол, который направляется в суд. В случае несогласия водитель может отказаться от тестирования на месте и настоять на обследовании в клинике.

Среди сторонников возвращения абсолютной трезвости на дороге оказались наркологи Минздравсоцразвития. Главный нарколог Евгений Брюн мотивировал это тем, что у некоторых людей может быть самая разная реакция на алкоголь при употреблении его в разное время суток. Организм не математическая формула, добавил врач-нарколог 17-й наркологической больницы, занимающейся освидетельствованием водителей на трезвость, Анатолий Долин. По его словам, на скорость вывода алкоголя влияют и возраст, и вес, и пол человека. Некоторым тех же 40 граммов водки хватит, чтобы весь день быть немного «навеселе». Доктор Лев Эпов сообщил, что 0,3 промилле – концентрация, при которой сохраняется фокусировка внимания, но которая при этом не перестает быть степенью опьянения. И любые заболевания – печени, почек, когда-то перенесенные гепатит, энцефалит, травмы головы – или принятые вместе с алкоголем лекарства приводят к тому, что при допустимой дозе в 0,3 промилле реакции все равно оказываются нарушенными.

Однако и противников у «сухого закона» нашлось немало. Больше всего опасений вызывает информация о том, что спровоцировать наличие положительной концентрации спирта в крови может вовсе не алкоголь, а другие напитки, лекарства и даже продукты. Так, многочисленные эксперименты, проведенные рядом СМИ, показали, что не только спиртосодержащие корвалол или конфеты с коньяком, но даже безобидные апельсин (0,17 промилле), бутерброд с колбасой (0,2 промилле) или сок (0,4 промилле) могут привести к лишению прав.

Евгений Брюн утверждает, что именно для того, чтобы отличить алкогольное опьянение от шоколадно-апельсинового, и была введена та норма, при которой окончательный диагноз ставит врач, а не препарат. По словам Льва Эпова, чтобы на самом деле попасться на кефире или квасе нужно выпить несколько литров этого напитка или пить его в процессе управления автомобилем, непосредственно перед тем, как подуть в трубочку. Через полчаса, по словам наркологов, промилле, вызванные распитием кефира, кваса или, к примеру, валерьянки, в крови уже не обнаруживаются. Впрочем до сих не понятно, как могут защититься люди, которые пили алкоголь накануне. По словам лидера Свободы выбора Вячеслава Лысакова, они тоже находятся в группе риска.

Оценить, как нововведение отразилось на реальной ситуации на дороге, а также сделать выводы относительно опасений автомобилистов пока нет возможности, утверждает Виктор Травин из Коллегии правовой защиты автовладельцев. По его словам, «сухой закон» хоть и вступил в силу, но при этом не действует. «Изменения были внесены только в КОАП, – говорит Травин. – Но документы, регламентирующие медосвидетельствование водителей и допускающие 0,33 промилле в крови, – приказ №475 правительства и №308 Минздравсоцразвития от 2008 года – до сих пор не отменены и не изменены». По словам Травина, сотрудники ГИБДД и врачи еще сами не решили, каким именно документом им руководствоваться, а потому и первых результатов действия «сухого закона», как со стороны гаишников, так и автомобилистов, пока нет.

По мнению Лаврентия Сичинавы, оспорившего «сухой закон» в Конституционном суде, запрет противоречит нормам Международной конвенции о дорожном движении, которая рекомендует устанавливать допустимый уровень алкоголя в крови в размере 0,8 промилле. Кроме того, Сичинав намерен отстоять права водителей, попавшихся на соке или квасе. По его словам, человек, принявший эти напитки или лекарства, не обязан в чем-то оправдываться, тратить время на освидетельствование и доказывать, что не пьян.

Между тем, у ГИБДД появились первые данные по выявлению пьяных на дорогах, полученные после вступления в силу «сухого закона», сообщает Газета.ру. Оказалось, что в Москве количество нетрезвых водителей практически не изменилось. С 30 июля по 5 августа было поймано 342 нетрезвых водителя, а с 6 по 13 августа – 376. В Санкт-Петербурге, напротив - за семь дней после введения запрета людей, управлявших автомобилем «под шафе», стало в полтора раза больше, чем неделей ранее. Их число возросло с 228 до 353.