Черная дыра военного бюджета

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
27 августа 2010, 16:58

Разработанная Минобороны новая Государственная программа вооружений (ГПВ) на 2011–2020 годы станет самой дорогостоящей в новейшей истории нашей страны. На ее реализацию наше военное ведомство получит из федерального бюджета в общей сложности чуть более 20 трлн рублей. Это почти на 16 трлн рублей меньше, чем изначально запросили у Минфина чиновники Минобороны. Военные уверены, что выделенных средств на тотальное переоснащение российских вооруженных сил им не хватит. Но главная задача, поставленная Президентом России Дмитрием Медведевым – увеличить к 2015 году долю нового оружия в частях и соединениях постоянной готовности как минимум до 30%, а еще через пять лет довести ее до 70% -- теоретически все-таки может быть решена. На что же военные собираются потратить бюджетные триллионы? И зачем вообще им понадобилось столько денег? Попробуем разобраться.

Недорогая триада

Полный список вооружений и военной техники, которую Минобороны намерено приобрести в рамках новой ГПВ, чиновники не раскрывают. Более того, наши генералы не в состоянии даже примерно оценить, какая часть армейского арсенала требует замены. Принято считать, что самая тяжелая ситуация сложилось в ВВС и РВСН. Здесь, по оценкам экспертов, доля новой техники не превышает 15%. А значит, именно эти войска будут переоснащаться в первую очередь. Косвенно это подтвердил на парламентских слушаниях исполняющий обязанности начальника вооружений Минобороны генерал-лейтенант Олег Фролов. По его словам, львиная доля средств, заложенных в ГПВ, будет потрачена на развитие стратегических ядерных сил (СЯС), авиации и ПВО.

Сейчас российские СЯС насчитывают примерно 2600 боезарядов на 600 носителях. Причем основная часть этого арсенала сосредоточена в РВСН. Если верить открытым источникам, то на вооружении РВСН находится чуть более 360 межконтинентальных баллистических ракет (МБР), способных нести примерно 1200 боезарядов. В свою очередь, основу ударной группировки РВСН (по боевой мощи) составляют тяжелые МБР двух типов – РС-20 «Воевода» и РС-18А. Это уникальные ракетные комплексы, не имеющие аналогов в мире. Например, «Воевода» в состоянии доставить десять боезарядов на расстояние 11 тыс. километров, преодолевая при этом любые существующие и перспективные системы ПРО. Поражающая сила РС-18А немного меньше. Эта ракета может нести лишь шесть боезарядов, а дальность ее стрельбы не превышает десяти тысяч километров. Тем не менее она считается одной из лучших в мире МБР в своем классе. В общей сложности у нас осталось около 120 ракет РС-20 и РС-18А. Причем все они эксплуатируются уже за пределами первоначальных гарантийных сроков. Уже к 2013 году все наши «Воеводы» будут сняты с боевого дежурства, а к 2017−му и все РС-18А. Заменить эти ракеты нам нечем.

Конечно, в наших РВСН остается еще около 170 стремительно устаревающих легких моноблочных ракет «Тополь» и примерно 70 сравнительно новых «Тополь-М». Более того, их разработчик, Московский институт теплотехники (МИТ), уже создал новую модификацию комплекса «Тополь-М» – РС-24 «Ярс». За счет более мощной третьей ступени и нового блока разведения РС-24, как ожидается, сможет нести от шести до десяти боевых блоков мощностью 150–300 килотонн. И хотя «Ярс» не в состоянии стать полноценной заменой РС-18А и уж тем более «Воеводы», именно на него наши военные возлагают самые большие надежды. По заверениям командования РВСН, в ближайшем будущем РС-24 вместе с моноблочными ракетами «Тополь-М» составят основу ударной группировки РВСН, в 2016–2017 годах в группировке ракетные комплексы с продленным сроком эксплуатации займут не более 20%, а новые – 80%. Правда верится в это с трудом. Воткинский завод, где производятся все модификации «Тополей» и даже предпринимаются попытки делать морские баллистические ракеты «Булава», в состоянии выпускать в общей сложности не более семи ракет в год. То есть при самом благоприятном развитии событий через пять лет на вооружение может быть принято всего 35 комплексов РС-24 «Ярс», соответственно, через десять лет – 70 комплексов. Таким образом, нетрудно подсчитать, что искомая доля новой техники в 70% в РВСН через десять лет может быть получена только арифметическим путем: за счет сокращения арсенала более чем на четверть. Сколько стоят комплексы «Тополь-М» и «Ярс», не известно. Эта информация является государственной тайной. Известно лишь, что их цена постоянно растет. По словам заместителя председателя комитета Госдумы по обороне Игоря Баринова, за последние три года стоимость «Тополь-М» выросла в 2,5 раза. Если предположить, что один такой комплекс сейчас стоит не менее двух миллиардов рублей (такую оценку можно сделать, исходя из анализа информации западных экспертов, сделанного на основе сопоставления с себестоимостью производства ракет Trident II), то на обновление группировки РВСН до 2020 года при нынешних темпах производства МБР может быть потрачено всего около 140 млрд рублей.

Две другие компоненты нашей ядерной триады – морская и авиационная – хоть и требуют немедленного оснащения новой техникой, но вряд ли смогут ее получить до 2020 года. Так, новая баллистическая ракета для подводных лодок – «Булава» – все еще находится в стадии конструкторских испытаний. И нет никакой уверенности, что они вообще когда-нибудь завершатся успехом. Из 12 испытательных пусков «Булавы» практически все завершились полным провалом. Ракету несколько раз отправляли на доводку, но все безрезультатно. А 13-й пуск «Булавы», который должен был состояться в середине августа из-за неблагоприятных погодных условий (смога и пожаров), по приказу Минобороны был перенесен на неопределенный срок. Это решение военных вызывает удивление. Не понятно, зачем нам вообще нужна баллистическая ракета, которая может летать только в хорошую погоду. Заметим, что «Булавой» должны быть оснащены абсолютно все новые стратегические подлодки четвертого поколения проекта «Борей». Первая из них, «Юрий Долгорукий», которую строили 18 лет, два года назад была спущена на воду. А две другие – «Александр Невский» и «Владимир Мономах» – сейчас находятся в высокой степени готовности в доках северодвинских верфей. Но без «Булавы» все эти подлодки – по большому счету, всего лишь груда дорогого металла.

Со стратегической авиацией ситуация иная. В составе 37−й воздушной армии, куда входят все тяжелые стратегические бомбардировщики России, на крыле всего 76 самолетов. Но проблема здесь, как и в случае со стратегическим флотом, не в количестве, а в качестве. Львиную долю парка у нас составляют турбовинтовые самолеты Ту-95МС, разработанные в самом начале 50-х годов прошлого столетия, тогда как современных сверхзвуковых Ту-160 «Белый лебедь» насчитывается всего 13. По словам командующего дальней стратегической авиацией Анатолия Жихарева, «сейчас идет активная модернизация практически всего парка тяжелых бомбардировщиков, ее предполагается завершить к 2015 году». В частности, на Ту-160 будут заменены системы бортового радиоэлектронного оборудования и управления оружием, а номенклатура самих вооружений расширена. А вот как будет проходить модернизация Ту-95МС, г-н Жихарев объяснить не смог. И понятно почему. Большая часть этих самолетов в самое ближайшее время будет снята с боевого дежурства, так как продлевать их ресурс становится опасно. Впрочем, сообщил командующий, фирма Туполева уже получила заказ на разработку нового стратегического бомбардировщика на базе Ту-160, который должен заменить в составе дальней авиации и Ту-160, и Ту-95МС. Стоимость создания нового «стратега» эксперты оценивают в восемь–девять миллиардов долларов. Но серийные поставки этого самолета в лучшем случае начнутся в 2025 году. Это означает, что основные средства на новый бомбардировщик будут выделены уже в следующей ГПВ. А восполнить дефицит современных самолетов за счет серийных закупок Ту-160 командование дальней авиации не может, так как эти бомбардировщики уже не выпускаются: линии по производству двигателей для них давно демонтированы, а сами разработчики двигателей конструкторский потенциал утратили. Может быть, десятки триллионов рублей нашим военным нужны на закупку обычных вооружений?

Армейский расчет

В российских ВВС сейчас на вооружении находится около тысячи истребителей четвертого поколения МиГ-29, МиГ-31 и Су-27. И все они требуют замены. «Нам надо обновлять весь парк, но с учетом ограниченного финансирования пока сконцентрируемся на покупках фронтовых бомбардировщиков Су-35 и многофункциональных комплексов Су-35», – заявил журналистам первый замминистра обороны Владимир Поповкин. В ближайшие десять лет Минобороны планирует закупить в общей сложности 350 истребителей. Из них 290 четвертого поколения и 60 перспективных авиационных комплексов фронтовой авиации, более известных как истребители пятого поколения. Один самолет такого класса стоит около одного миллиарда рублей. Таким образом, вся партия обойдется в 400 млрд рублей, если считать вместе с вооружением для них. Но и здесь, как и в случае с РВСН, президентский наказ можно будет выполнить, только списав большую часть парка стоящих на вооружении самолетов.

Помимо самолетов ВВС собирается закупить более тысячи новых вертолетов Ми-28, Ми-26, Ка-52 и ряд других, а также новые комплексы ПВО – С-400 и разрабатываемый С-500. Все вместе это стоит не более одного триллиона рублей. Безусловно, у Минобороны будут и другие расходы – на приобретение 20 фрегатов и корветов, десяти подлодок, а также на ряд НИОКР, в том числе по восстановлению производства транспортных Ан-124. Но в любом случае, вместе расходами на фронтовую авиацию и СЯС получается не более двух триллионов рублей. Неужели оставшиеся 18 трлн рублей наше Минобороны потратит на новую форму от известных российских кутюрье?

Триллионы уйдут в песок

По словам заместителя председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве России Владислава Путилина, Минобороны просто не знает, на что потратить бюджетные деньги. «Военные говорят, что первоначально выделенной суммы (13 трлн рублей. – Эксперт.) им мало, так как в этом случае произойдет деградация вооруженных сил, но никаких обоснований этого они представить не смогли», – заявил г-н Путилин. Сейчас военным выделили уже 20 трлн рублей. Но, как заявил г-н Фролов, чтобы обеспечить сухопутные войска новой техникой необходимо 28 трлн рублей. На самом деле, наше военное ведомство не только не в состоянии трезво оценить свои потребности, но и эффективно контролировать свои расходы. Поэтому любую выделенную сумму в Минобороны будут считать недостаточной. Проведенная Счетной палатой проверка выполнения государственного оборонного заказа на 2009 год показала, что по номенклатуре НИОКР он выполнен только на 42%, а по объему работ в целом – на 65%. Согласно распространенной справке, «наиболее низкими показателями характеризовалось выполнение гособоронзаказа по фундаментальным, прогнозным и поисковым исследованиям в интересах безопасности страны». «Соответствующие показатели составили только 14% и 48%», – говорится в документе. При этом Счетной палатой выявлены многочисленные факты неэффективной деятельности Минобороны по распоряжению принятой и оплаченной продукции. В частности, принятые и оплаченные в 2007–2008 годах самоходные огневые установки, радиолокаторы и другие составные элементы систем ПВО «Бук-М2»  и С-300 стоимостью более 3,6 млрд рублей военными оказались не востребованы и в среднем более полутора лет хранились на складах предприятий-изготовителей. Это говорит о том, что закупленное нашим военным ведомством оружие, попросту говоря, оказалось ненужным. А значит, бездумно выделять Минобороны новые триллионы рублей просто нельзя.