Исламабад сдают в утиль

Москва, 09.08.2010
В последнее время Пакистан регулярно оказывается в центре скандалов. Сначала британский премьер Дэвид Кэмерон во время своего визита в Индию обвинил Пакистан в двойной игре и призвал отказаться от «экспорта терроризма в Индию и другие страны». Пикантность ситуации заключалась в том, что эти слова были сказаны за несколько дней до официального визита пакистанского президента Асифа Али Зардари в Великобританию. Ситуацию подогрели опубликованные на сайте WikiLeaks секретные документы Пентагона, в которых приводились доказательства сотрудничества пакистанских спецслужб с талибами. Не сложно догадаться, что после всего этого Зардари в Великобритании встречали массовые акции протеста, и он даже стал жертвой «ботиночного террориста».

Р

езкое обострение отношений между Исламабадом и Западом стало следствием разочарования Европы и США в пакистанском руководстве. Администрация Обамы всячески пыталась заставить Исламабад интенсифицировать борьбу с Талибаном — выделяла деньги под эти операции, финансировала строительство инфраструктуры в самых беспокойных районах Пакистана. США и в целом финансово поддерживали Пакистан: без американской финансовой помощи эта страна уже давно бы стала банкротом. Однако несмотря на это, пакистанские военные в лучшем случае проводили лишь локальные операции против Талибана. При этом у Вашингтона нет возможности жестко надавить на Пакистан. «Жесткое военное и политическое давление на Исламабад может возыметь противоположный эффект — Пакистан из союзника превратится в противника, а этого Обама не может себе позволить. Размещение даже «ограниченного контингента» спецназа на пакистанской территории, о чем недавно вели разговор высокопоставленные военные двух стран, вызовет волну протестов против “ущемления суверенитета", — пишет ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников. — Отдельной проблемой является использование силами коалиции беспилотных самолетов, наносящих удары вслепую, что приводит к многочисленным жертвам среди мирного населения. Белый дом и Пентагон давно собираются отказаться от этого способа ведения боевых действий, однако инциденты продолжаются, а это обильно питает ненависть к Америке в пакистанском обществе».

Столкнувшись с этой нерешаемой дилеммой, США и Запад, по всей видимости, начали процесс пересмотра своих отношений с Пакистаном, и нынешние скандалы вокруг пакистанского служат информационным фоном для соответствующей подготовки общественного мнения. В Вашингтоне больше не рассматривают Пакистан не только как союзника в войне против международного терроризма, но и как свой оплот в регионе Южной и Центральной Азии.

Отказ от долгосрочных союзнических отношений с Исламабадом обусловлен прежде всего серьезными и, по мнению многих аналитиков практически необратимыми дезинтеграционными процессами в Пакистане. За более чем полвека существования на этой территории так и не сформировалось полноценное государство — Пакистан представляет собой сообщество народов и племен, иногда враждебно относящихся друг к другу. Более того, у некоторых из этих племен (прежде всего у пуштунов и белуджей) есть соплеменники, проживающие на территории соседних государств (Афганистана и Ирана соответственно), и это лишь усиливает дезинтеграционные процессы в стране.

Пытаясь хоть как-то объединить эти народности в единое целое, пакистанские руководители сделали ядром будущей нации две идеи, общие для всех проживающий на территории Пакистана племен — Ислам и ненависть к Индии. Если во время «холодной войны» такой подход Вашингтон устраивал, то сейчас он видит в этом скорее источник угрозы. Исламизация пакистанского населения, проживающего в далеко не идеальных условиях, делает его потенциальным рекрутом для международных террористических организаций, а врожденная ненависть к Индии (которая подогревается Исламабадом, пытающимся отвлечь население от внутриэкономических проблем) способна инициировать в регионе ядерную войну.

В США считают, что у Пакистана «неправильные» друзья. Основным союзником Исламабада на сегодняшний день является Пекин (Пакистан даже дал китайцам в аренду место под военно-морскую базу), а стратегическим партнером — Иран. Вопреки желанию Вашингтона Тегеран, Пакистан и Пекин взяли курс на создание огромного торгового коридора от Китая к странам Персидского залива. Стороны планируют построить трубопровод, который будет транспортировать иранские углеводороды в Китай в обход Малаккского пролива.

Принимая во внимание все вышесказанное, США приняли решение найти нового регионального союзника и взяли стратегический курс на сближение с Индией. В отличие от ситуации с Исламабадом, у Вашингтона с Дели достаточно общих интересов в регионе. Это и борьба с исламским экстремизмом (для индийцев исламисты — главный враг), и стремление сдержать рост влияния Китая. Кроме того, в отличие от Пакистана, Индия — стабильное, динамично развивающееся демократическое государство. На росте которого западные компании (при условии тесного политического партнерства) могут заработать очень большие деньги. Поэтому США и Великобритания уже сняли вся ядерные санкции, наложенные на Индию после проведенных ею ядерных испытаний, и позволили своим корпорациям осваивать огромный индийский ядерный рынок.

Но смена приоритетов в Вашингтоне отнюдь не означает, что Пакистан бросят на произвол судьбы. Без финансовой и политической поддержки Запада дезинтеграционные процессы в Пакистане резко усилятся, а распад этого государства невыгоден ни одной из заинтересованных сторон. Прежде всего потому, что у Пакистана есть ядерное оружие. Ситуацию усугубляет то, что поскольку основным соперником Пакистана считалась Индия, то почти все ядерные объекты находятся на максимальном удалении от индийской границы — то есть в сейчас наиболее нестабильных западных районах страны. Попадание ядерного оружия в руки исламистских террористических группировок станет кошмаром для стран Запада и прежде всего Соединенных Штатов. Для Индии и Китая более опасно появление возле их границ исламистских квазигосударств, способных лишь обострить и без того непростые отношения Дели и Пекина с собственным мусульманским населением. Наконец, выделение из состава Пакистана Белуджистана (на территории которого расположено большинство пакистанских газовых месторождений) может усилить сепаратистские настроения жителей иранского Белуджистана. Поэтому Иран, США, Китай, Индия и другие заинтересованные страны будут делать все возможное, чтобы Пакистан не превратился в несостоявшееся государство. В частности, держать на плаву его экономику. Но на большее пакистанским лидерам вряд ли стоит рассчитывать.

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Россия оказалась перед перспективой войны с Турцией
    День 27 сентября 2020 войдет в историю как дата начала новой Карабахской войны. Произошло то, что, увы, должно было произойти: Азербайджан решил взять реванш за поражение 26-летней давности. Для России это известие не сулит ничего хорошего. Москве было бы выгодно сохранение существовавшего статус-кво, но этого уже, очевидно, не будет
  2. Спрятанные за рубежом деньги возьмут в оборот
    Власти намерены активизировать работу по возврату капитала, вывезенного преступным путем из России
  3. Сбербанк меняет вывеску, директоров и платит рекордные дивиденды
    В пятницу прошло годовое собрания акционеров Сбербанка, накануне которого было объявлено об умопомрачительных изменениях в его судьбе.
Реклама