Размораживание Кавказа

Москва, 14.09.2010
Успешное завершение конституционного референдума серьезно ослабило турецкую оппозицию и позволит Реджепу Эрдогану продолжать трансформацию не только внутренней, но и внешней политики Турции. И прежде всего на кавказском направлении.

Изменение турецкой политики в отношении Армении и Карабаха, начатое после российско-грузинской войны (когда прагматичные турецкие лидеры осознали бесперспективность слепой поддержки ставших уже нереальными требований Азербайджана, серьезно вредивших глобальным планам турецких стратегов), меняет геополитическую ситуацию в регионе. Прежде всего за счет попутного размораживания армяно-азербайджанского конфликта.

Долгое время в деле возвращения Карабаха азербайджанские власти полагались на экономические рычаги и никуда не спешили. Экономика Армении находится в бедственном положении, и с каждым годом это положение лишь ухудшается. Сочетание режима блокады, мирового экономического кризиса, недостаток собственных ресурсов для развития и коррумпированные государственные институты в стране, крайне неэффективно использующие те скудные ресурсы, что есть, — все это привело к затяжной рецессии. Стране угрожает депопуляция — все большее количество молодых армян эмигрируют в поисках лучшей доли в Россию и Европу. В Баку пытаются использовать этот процесс для давления на Ереван. Азербайджанские официальные лица демонстрируют контраст и на каждом шагу подчеркивают те экономические успехи, которых достигла их страна. «Благодаря своим природным ресурсам и грамотной внутренней политике Азербайджан сейчас находится в очень хорошем положении. Правильная нефтяная стратегия привела в страну инвестиций почти 85 млрд долларов — в пересчете на душу населения это будет составлять 10 тыс. долларов на одного гражданина страны. Мы будем вкладывать деньги в соседние государства — Грузию, Украину, Турцию», — говорит заместитель председателя комитета по экономической политике азербайджанского парламента Назим Мамедов. «Азербайджан уже вложил в Грузию 250 млн долларов на развитие транспортной системы. Общий объем азербайджанских инвестиций в грузинскую экономику достиг 2 млрд долларов», — добавляет депутат азербайджанского парламента Асим Моллазаде. По словам Назима Мамедова, Баку готов помочь и армянской экономике, вложить в ее развитие значительные средства и помочь ей выйти из рецессии — однако лишь после возврата территории Карабаха и прилегающих к нему азербайджанских территорий. «Мы не можем говорить об экономических вопросах в отрыве от политических. Не надо строить иллюзий — мы не будем развивать никаких экономических отношений до возврата наших земель. Чем быстрее азербайджанские земли вернутся в состав Азербайджана, тем лучше будет как самим жителям этих земель, так и гражданам Армении. Тогда наши инвестиции пойдут в Армению», — утверждает Назим Мамедов. Используя экономический пряник, азербайджанские власти не забывают и об экономическом кнуте. Одним из любимых аргументов азербайджанских политиков является тот факт, что военный бюджет Азербайджана равен всему бюджету Армении.

Турецко-армянское сближение ставит крест на стратегии постепенного экономического принуждения. Открытие армяно-турецкой границы без выполнения условия передачи Карабаха Азербайджану (ранее Турция жестко привязывала эти два действия) лишает азербайджанские власти всех инструментов давления на Армению. «Для Азербайджана поддержание режима экономической изоляции Армении является единственным ненасильственным методом принуждения Еревана к переговорам», — объясняет Асим Моллазаде. Поэтому сейчас азербайджанские лидеры начинают грозить войной в том случае, если Турция снимет блокаду Армении.

Ирония ситуации в том, что у Азербайджана нет иного выхода. Одним из инструментов внутренней легитимизации режима Алиевых было обещание вернуть Карабах. Активная пропагандистская кампания азербайджанских лидеров внутри страны привела к тому, что население Азербайджана стало считать возвращение Карабаха и прилегающих территорий первостепенной государственной задачей. «Все азербайджанское общество готово воевать. Даже те, кто потерял на предыдущей войне одного сына, готовы послать последнего сына на новую войну. Вы в этом даже не сомневайтесь, — говорит Назим Мамедов. — Все в Азербайджане считают, что война еще не закончилась. У нас на границе регулярно стреляют, и общество давит на правительство, требуя закончить эту войну и восстановить наш суверенитет над утраченными территориями. И я не знаю, сколько еще наше правительство сможет выдерживать этот натиск». Поэтому в приватных интервью азербайджанские лидеры говорят о том, что двустороннее примирение между Анкарой и Ереваном без учета интересов Баку будет для Азербайджана casus belli.

Впрочем, на Южном Кавказе есть страны, пытающиеся использовать нынешнее состояние азербайджано-армянских отношений в своих целях. Прежде всего речь идет о Грузии. Потерпев серьезное поражение как на российском, так и на европейском направлении своей внешней политики, режим Михаила Саакашвили пытается компенсировать эти неудачи за счет активной политики на Южном Кавказе.

Политическое измерение этой политики состоит в стремлении сделать Грузию региональным лидером и максимально вытеснить из региона Россию. Используя свое влияние как на Армению (через Грузию идет большая часть торговли Армении с окружающим миром), так и на Азербайджан (экспорт азербайджанских энергоносителей также идет через грузинскую территорию), Тбилиси пытается играть роль миротворца в регионе. «Мы делаем все, чтобы Азербайджан и Армения сблизились друг с другом», — уверяет заместитель председателя комитета по территориальной интеграции грузинского парламента Бежан Хурцидзе. Грузинские власти и некоторые азербайджанские политики пытаются представить нынешнего посредника — Россию — как «нечестного брокера»: якобы Москва поддерживает исключительно Армению и саботирует все попытки Баку и Еревана договориться между собой. Намекают, что тем самым Россия пытается сохранить свое исключительное положение в Армении. Вытеснение России из Южного Кавказа является одной из главных задач нынешней политики Михаила Саакашвили. Так, грузинский президент выдвинул на первый взгляд абсолютно нереалистичную идею конфедерации Грузии и Азербайджана. Некоторые азербайджанские политики поддержали эту идею, попутно раскрыв и ее двойное дно. «Это будущее Южного Кавказа. Объединение усилий трех южнокавказских государств для создания общерегиональной системы безопасности, экономической системы, — говорит Асим Моллазаде. — Мы хотим, чтобы и Армения присоединилась к этому процессу, стала партнером Азербайджана и Грузии. Армения должна перестать быть форпостом одной великой державы в нашем регионе — державы, создающей проблемы нам всем».

Еще одна причина грузинского миротворчества — экономическая. Несмотря на все пропагандистские заявления грузинских властей, страна так и не оправилась после потери российского рынка. Наиболее показательна ситуация в винодельческой области. Столь широко разрекламированный проект «замены России Украиной» не сработал — Украина закупает лишь 10% объемов, которые потреблял российский рынок. На сегодняшний день грузинские власти вынуждены командно-административными методами, под угрозой заведения уголовных дел заставлять собственных бизнесменов скупать у крестьян виноград. И сейчас Тбилиси активно ищет новые рынки, пытается протолкнуть свою сельскохозяйственную продукцию куда угодно. В том числе и на рынки Армении и Азербайджана. Сейчас эти рынки заняты российскими, турецкими и иранскими товарами — и грузин это не устраивает. «Некоторая продукция, производимая в Грузии, не продается в Азербайджане и Армении, и наоборот. Это очень плохо», — говорит Бежан Хурцидзе. В Тбилиси считают, что, усиливая свои политические позиции в этих странах, они смогут расширить и свое экономическое присутствие.

При подготовке статьи использовались материалы ХХ экономического форума в Крынице (Польша)

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Sukhoi SuperJet очистят от иностранного влияния
    Разработка обновленного ближнемагистрального самолета Sukhoi SuperJet New, призванного заменить существующий Sukhoi SuperJet 100, должна завершиться уже к 2023 году
  2. «Они не помнят нас хороших, пусть не забудут нас плохих»
    Кто такой «русский хакер», чем он руководствуется, что у него на душе, есть ли вообще у него душа и действительно ли хакеры настолько всесильны, что могут влиять на политику
  3. Турция на всех парах мчится к финансовой катастрофе
    Экономика Турции приближается к краху. Курс национальной валюты - лиры - обновляет исторические минимумы день за днем буквально без остановки, и это не атака спекулянтов, а отражение реального положения дел
Реклама