Безвредные фигуры речи

Наиболее заинтересованы во введении налога на недвижимость оценщики, налоговые консультанты, а также регистрирующие и собирающие налоги бюрократы. Они окажутся в выигрыше при любом развитии событий – даже если население, предприниматели и бюджет проиграют. Которое непременно осуществится, окажись намерения по введению этого налога с 2013 года жизнеспособными. Заинтересованность этих групп особо опасна, потому что это они продвигают в правительстве введение данного налога – и именно для их благосостояния его опасные последствия безразличны.

Налоги на землю и имущество существуют – зачем новый подобный им налог? В этом вся соль. Дело не столько в новом налоге, сколько в обложении по «рыночной стоимости». Эту суть скрывают за завесой проблемы нового (якобы) налога: за спорами про малозначащие принципы легче протащить главные «мелочи». А рыночная стоимость – это самое лукавое из всего, что есть в теории и практике хозяйственной жизни. На ней сломал голову Маркс (в экономических рукописях, как и в не опубликованном им самим третьем томе «Капитала»). О ней же бесконечно спорят современные экономисты, владельцы и покупатели акций, менеджеры, получающие бонусы за ее рост, налоговые и статистические ведомства всего мира.

Единственный способ узнать рыночную стоимость вещи – продать ее. Простой вопрос, ключевой для налогообложения: такой же дом, стоящий рядом с проданным, стоит столько же? Таково общепринятое предположение – притом что несложное рассуждение показывает его несостоятельность. Если бы одновременно на продажу были выставлены оба рядом стоящих дома, вовсе не факт, что продались бы оба – то есть второй может совсем не иметь рыночной стоимости (при прочих равных). Но очевидно, что проданный обошелся бы покупателю дешевле: продавцы вынуждены были бы конкурировать. Еще меньше оказалась бы цена продажи (она и есть рыночная стоимость), будь на продаже три, пять и т.д. домов. Приписывая не продававшимся вещам цену таких же, но проданных, на самом деле, имеют в виду не рыночную стоимость, но ее оценку. А оценка – вопрос, по определению, субъективный (чтобы рядом стояли два совершенно одинаковых дома почти никогда не бывает, стало быть, потребно производить суждения о приложимости цены одного к другому, и т.п.). Устанавливая налог по оценке, законодатель благосостояние владельцев домов (величину налога) отдаст на милость ее «субъектов», то есть оценщиков, бюрократов и судей. Вот и первый пункт в экспертизу будущего налога на коррупционность.

Любимый довод за налог на недвижимость – он будет способствовать развитию сел и городов. Как и все прочее относительно этого налога, данная мудрость почерпнута из зарубежного опыта. И почерпнута, как обычно, недобросовестно: забывают сообщить, что данный налог ведет к усилению различий между бедными и богатыми местностями. В нью-йоркском Гарлеме много десятков лет недвижимость дешева, налога приносит мало. У местных советов нет денег на облагораживание городской среды. Но и аренда квартир дешевле – и селится там беднота, воспроизводя печальное положение вновь и вновь. А вот уютные городки в Нью-Джерси, населенные состоятельными людьми, ездящими на работу в Нью-Йорк, притягивают новых состоятельных налогоплательщиков, цена на недвижимость растет – и муниципалитеты получают все больше налогов для благоустройства. Есть ли основания предполагать, что и в России после введения налога, привязанного к рыночной стоимости, не получат усиление именно процессы социально-экономической дифференциации территорий? Чтобы обеспечить благосостояние наиболее бедных местностей, и при введении налога на недвижимость, не обойтись без перераспределения средств из бюджетов высшего уровня. А тогда что за смысл затевать новый сложный в администрировании налог? Помимо того, в России не любят переезжать, а подвижность населения важна, чтобы конкуренция за более состоятельных обитателей между муниципалитетами заработала.

Еще один, экономикотеоретический довод «за» – этот налог «не влияет на хозяйственную деятельность». Кто бы спорил? Однако это чистое умозрение: экономист может сравнить два состояния, без налога и с ним, однако не может, в силу ограниченности математических средств экономического анализа, описать, каким образом будет протекать переход от одного состояния к другому. А в этом-то самое ужасное и есть. Введение налога на рыночную стоимость недвижимости уступит разве что приватизации или отпуску цен в 1992 году, будет сопоставимо с кризисом 2008 года, а монетизация льгот покажется игрушкой. Основная трудность для налогоплательщиков – гигантский рост стоимости земли и жилищ с 1998 года. Он многократно опережал рост доходов. Кто покупал в 2000 году жилье, исходя из своей покупательной силы и способности платить налоги со стоимости жилья (разговоры об этом ходят давно), окажутся в положении, когда налог окажется неподъемным. Должны ли люди ухудшать свои жилищные условия, продавая дорогое жилье и переезжая в дешевое, просто потому, что безумно росли цены, к которым привязывают налог?

Особая трудность перехода в том, что сразу многие окажутся вынужденными продавать жилье, просто потому, что не из чего платить налог. Множество квартир, домов и участков в течение полугода выплеснется на рынок, продавит цены сильно вниз – и не найдет почти никакого спроса, как это было в 2009 году, когда покупатели перестали покупать в ожидании дальнейшего падения цен. Налогов граждане не заплатят (бюджет проиграет) из-за отсутствия средств, а если заплатили бы, отказавшись от масла и мяса, произошел бы удар по другим рынкам и недобор налогов случился уже там. Возникнет массовое недовольство, почему налоги посчитаны с уже не существующей высокой стоимости. Ну, а кризис в строительстве неизбежно потянет за собой всю экономику. Политические последствия недовольства владельцев недвижимости, как и пострадавших от общего искусственно организованного (не минфином ли?) кризиса, не замедлят проявиться.

О политических импликациях налога. Мне представляется нравственно ущербной меркантильная логика, согласно которой налогоплательщик покупает у государства его услуги: мыслю свои отношения со своим же государством совершенно в иных понятиях. Однако пока мы вынужденно существуем в экономических и прочих законах, на той логике основанных, нет оснований отрицать и ее более глубокую основу: нет налогов без представительства. Между тем существующая политическая система не предусматривает, чтобы гражданин мог избирать власти всех тех местностей, где он имеет недвижимость. Большинство граждан прописано и голосуют в городах и не смогут ни контролировать, ни направлять в своих интересах политику властей, получающих налоги за их дачи и садовые участки. Соответственно, дороги к ним будут по-прежнему заботой самих садоводов и дачников – теперь уже и налогоплательщиков, как и  коммунальные сооружения. Желаете ввести серьезный налог на недвижимость – дайте его плательщикам дополнительное право голоса на местах.

Один мудрый друг, стоящий высоко в руководстве одной из областей, уверил меня, что никакого такого налога на недвижимость не введут: просто потому, что его не смогут легально выплачивать многочисленные чиновники, не имеющие сопоставимых по размеру официальных источников дохода. И никакому минфину с оценщиками их не перебороть. Поэтому остаюсь в надежде, что все мои (оппонентов) опасения и доводы за и против налога на рыночную стоимость недвижимости останутся в обозримом будущем всего лишь безвредными фигурами речи.

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. «Они не помнят нас хороших, пусть не забудут нас плохих»
    Кто такой «русский хакер», чем он руководствуется, что у него на душе, есть ли вообще у него душа и действительно ли хакеры настолько всесильны, что могут влиять на политику
  2. Sukhoi SuperJet очистят от иностранного влияния
    Разработка обновленного ближнемагистрального самолета Sukhoi SuperJet New, призванного заменить существующий Sukhoi SuperJet 100, должна завершиться уже к 2023 году
  3. Спрятанные за рубежом деньги возьмут в оборот
    Власти намерены активизировать работу по возврату капитала, вывезенного преступным путем из России
Реклама