Объединяющий уран

Вадим Пономарев
7 сентября 2010, 21:16

Правительство Казахстана готово приобрести пакет акций одного из российских предприятий по обогащению урана, сообщил сегодня премьер-министр Казахстана Карим Масимов корреспонденту «Эксперта Online» в кулуарах Байкальского экономического форума, который открылся в Иркутске.

«Российская корпорация “Росатом” через канадскую компанию U1 приобрела ряд урановых месторождений в Казахстане. А Казахстан станет владельцем доли в одном из предприятий по обогащению урана в Российской Федерации. Назвать его по российскому законодательству я не могу, но переговоры о приобретении этой доли находятся в финальной стадии», — сказал Масимов, уточнив позднее, что сегодня этот вопрос еще раз будет обсуждаться на встрече с главой «Росатома» Сергеем Кириенко (он находился в Иркутске и в процессе выступления Масимова активно кивал головой в знак поддержки его слов).

Казахстанский премьер-министр очень четко обозначил суть сделки, к которой Казахстан и Россия подходят уже несколько лет. Предпосылки к ней сложились после распада единого атомного комплекса, созданного в СССР, когда на территории Казахстана остались основные месторождения урана, а в России — предприятия по его переработке. На землях южного соседа разведано 129 месторождений и рудопроявлений урана. Все они объединены в шесть урановых провинций (Прибалхашская, Прикаспийская, Илийская, Северо-Казахстанская, Сырдарьинская и Шу-Сарысуйская). Запасы и ресурсы этих провинций составляют 1,69 млн тонн урана (19% мировых запасов), из которых около 1,2 млн тонн пригодно для извлечения самым дешевым и экологически безопасным методом скважинного подземного выщелачивания.

При этом за последние десять лет уран стал одним из самых востребованных мировых товаров: если в 2000 году фунт (0,453 кг) урана стоил всего 7 долларов, то к началу 2008-го его цена превысила 57 долларов за фунт. Причина в том, что, во-первых, на фоне надвигающегося энергетического кризиса как никогда возросла популярность атомных электростанций (АЭС). Даже правительства стран Европы, ранее принявшие запрет на развитие у себя атомной энергетики, вовсю обсуждают строительство новых блоков (по мнению главы дирекции по ядерному энергетическому комплексу госкорпорации «Росатом» Владислава Корогодина, к 2030 году количество атомных реакторов в мире должно увеличиться с нынешних 438 до 660). Но, во-вторых, уже в 2025 году, по прогнозам заместителя генерального директора «Атомредметзолота» Александра Бойцова, производство урана из-за вывода из эксплуатации рудных месторождений и истощения их запасов начнет падать. «В 2010–2020 годах потребности будут удовлетворены добычей урана. После 2020 года ожидается отставание в добыче, а после 2025 года — спад производства из-за вывода из эксплуатации рудников, запасы которых будут истощены», — сказал он, добавив, что в прогнозе учитывались все рудники в мире, как строящиеся, так и существующие.

В этой ситуации Казахстан со своими запасами урана оказывается «на коне». Еще в 2008 году по уровню добычи урана эта страна вышла на второе место в мире, обойдя Австралию (первое — у Канады). Но у Казахстана нет своих заводов по обогащению урана — то есть превращению его в продукт с более высокой добавочной стоимостью (обогащением урана называют увеличение концентрации радиоактивного изотопа урана-235 с 0,7%, содержащихся в природном уране, до 3,5–4,5%, необходимых для использования урана в целях производства ядерного топлива для АЭС или до более 90% — в военных целях) — они остались в России. Поэтому еще в 2006 году на базе Ангарского электролизного химического комбината (в Иркутской области) начал действовать на паритетных началах российско-казахстанский Центр по обогащению урана (ЦОУ). Еще 10% Казахстан имеет в Международном центре по обогащению урана (МЦОУ), который также создан на базе Ангарского ЭХК (90% МЦОУ принадлежит России). Предполагалось, что акционеры ЦОУ к 2011 году с нуля построят в Ангарске новый завод по обогащению урана. Однако «сегодня ситуация на рынке такая, что новый завод не очень рационально сооружать, и мы пошли навстречу нашим казахстанским партнерам — согласились с тем, что надо предоставить им возможность войти в долю в действующем предприятии», сообщил глава «Росатома» Сергей Кириенко журналистам.

Альтернативный вариант нашелся достаточно быстро — крупнейший отечественный профильный завод «Уральский электрохимический комбинат» (УЭХК, Свердловская область, входит в корпорацию ТВЭЛ, подконтрольную «Росатому»). Топ-менеджеры «Росатома» говорили, что НАК «Казатомпром», который является участником этой сделки с казахстанской стороны, может быть продано до 49% УЭХК. В меморандуме же зафиксировано, что «доля участия будет определяться исходя из объема производства услуг обогащения урана, достаточного для переработки 6 тыс. тонн природного урана в год. Кроме того, основные технико-экономические показатели и доходность альтернативного варианта будут аналогичными первоначальному варианту проекта ЦОУ». Точный размер пакета сейчас как раз и определяется. При этом российская сторона особо оговаривает, что ЦОУ, действующий на базе УЭХК, «не будет являться самостоятельным рыночным игроком, конкурирующим с российскими поставщиками».

Таким образом, до конца этого года Казахстан получит в России хорошую площадку для обогащения части добываемого у себя урана, действуя при этом в рамках согласованной российско-казахстанской сбытовой политики в этом сегменте рынка. Для России же этот проект хорош тем, что, во-первых, усиливает экономическую интеграцию между двумя странами, что важно с геополитической точки зрения. Во-вторых, он обеспечивает более широкий доступ «Росатома» к урановым месторождениям южного соседа России по СНГ.

Нынешней весной добывающий дивизион российского атомного госконцерна — «Атомредметзолото» (АРМЗ) — заключил с публичной канадской компанией Uranium One Inc. (U1) соглашение об увеличении своей доли в этом добытчике урана до 51%. В качестве оплаты за этот пакет АРМЗ вносит свои доли в двух совместных российско-казахстанских уранодобывающих предприятиях — «Акбастау» (50%) и «Заречное» (49,7%) стоимостью, по российским оценкам, около 1 млрд долларов, а также 610 млн долларов деньгами. U1, в свою очередь, в 2008 году 1 тыс. тонн урана из общей добычи 1,2 тыс. тонн добыла также в Казахстане — на месторождениях Акдала, Южный Инкай (промышленная добыча) и Харасан (опытная добыча). В 2009 году прирост добычи U1 в основном был достигнут на месторождении Каратау, которое расположено опять же на территории нашего южного соседа. Таким образом, получая контроль над U1, АРМЗ серьезно укрепляет свою сырьевую базу — как за счет казахстанских месторождений урана, так и за счет рудников в ЮАР, Намибии, Казахстане, Австралии и США, где себестоимость добычи значительно ниже, чем в России. Это и дало возможность Сергею Кириенко заявить, что «контрольный пакет Uranium One, который приобретает урановый холдинг “Атомредметзолото”, — наша платформа для роста на урановом рынке».

Но для этого сначала надо получить согласие на эту сделку со стороны регулирующих органов тех государств, где расположены активы U1, и в первую очередь Казахстана, который, в свою очередь, заинтересован в том, чтобы получить доступ к обогащению урана на одном из российских предприятий в промышленных масштабах. Эта межгосударственная связка «добыча урана в Казахстане — обогащение в России» открывает пути сотрудничества двух государств и в других сферах, например в создании единой компании по продаже на мировом рынке природного и низкообогащенного урана, строительстве атомных станций на территории Центральной Азии и т. д.

Впрочем, все эти проекты не мешают Казахстану с помощью конкурентов «Росатома» — канадской Cameco и французской Areva — продвигаться по пути создания вертикально интегрированной топливной компании полного цикла. До недавнего времени у нашего южного соседа существовало три из шести степеней передела урана. Первая компания, например, по сообщению казахстанских СМИ, предоставит «Казатомпрому» технологию производства гексафторида урана, что позволит ему выйти на более высокую степень готовности продукции, вторая — обеспечит техническую поддержку в создании производства по изготовлению топливных сборок мощностью 1,2 тыс. тонн в год на Ульбинском металлургическом заводе. Помощь в модернизации этого завода обязалась оказать Япония в обмен на поставки казахстанского урана на предприятиях Nuclear Fuel с дальнейшей поставкой топливных сборок на АЭС компании Kansai в Японии. Кроме того, осенью 2007 года «Казатомпром» за 540 млн долларов купил у японской Toshiba 10-процентную долю в американском производителе атомных реакторов — корпорации Westinghouse Electric. В обмен Toshiba также получила возможность войти на казахстанский рынок добычи природного урана. Японская газета «Никкэи» тогда отметила, что «эти сделки олицетворяют намерение сдерживать Россию».