Многофакторная инфляция

Ольга Горелик
7 сентября 2010, 16:15

Развитие российской экономики вполне предсказуемо, так же как и отдельные ее составляющие, к примеру, уровень инфляции. На этом сошлись российские экономисты в ходе пресс-конференции «Инфляция в России: можно ли доверять прогнозам». По оценкам экспертов, инфляция в стране в ближайшее время будет стремиться к двузначным числам, а ее характер останется немонетарным.

П

оводом для обсуждения данного вопроса стала недавняя экспертная критика Министерства экономического развития. Его обвиняли в неверных прогнозах динамики ВВП, объема инвестиций и инфляции. Экономистов и аналитиков попросили оценить, насколько обоснованны эти претензии и можно ли в принципе оценивать будущее экономических процессов в России.

«Министерство сковано в прогнозной деятельности тем, что не может спрогнозировать высокую инфляцию в силу того обстоятельства, что инфляцию нужно снижать, — заявил старший научный сотрудник Института Центра развития ГУ-ВШЭ Максим Петроневич. — Это пожелание президента и премьер-министра». Высокий уровень инфляции автоматически означает повышение ВВП, увеличение отчислений в бюджет и социальных расходов, объяснил эксперт. «МЭР не имеет права создавать на рынке негативный ажиотаж, поэтому его прогноз является политическим инструментом», — сказал Петроневич.

Строить прогнозы о будущем экономики России пытаются очень многие, при этом не только МЭР, и большинство ошибается, иногда довольно сильно расходясь с реальностью, отметил заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин. «Сырьевую российскую экономику особенно тяжело прогнозировать, поскольку она очень серьезно зависит от внешних факторов — мировых цен на сырье, доступа к мировым рынкам капитала, — говорит экономист. — А также от такого плохо прогнозируемого фактора, как курс американского доллара — мировой резервной валюты».

Впрочем, своими оценками дальнейшей экономической ситуации в России экономисты поделились, подробно остановившись на инфляционных процессах.

В данный момент экономика России демонстрирует одни из самых высоких в мире темпов инфляции, и в ближайшее время эта тенденция не изменится. «Наш институт проанализировал статистику по 150 странам, и Россия вошла в группу из 25 с самым высоким уровнем инфляции, — сообщил Яков Миркин. — В то время как этот показатель повсеместно понижается, в том числе и в развивающихся экономиках».

По словам Миркина, отечественная экономика запрограммирована на двузначный уровень инфляции, при имеющихся условиях она не может быть иной. Согласно данным МВФ, потребительские цены в России в 2009 году выросли на 11,7%, и связано это с четырьмя группами факторов. Первая — это рост тарифов естественных монополий, таких как транспорт и ЖКХ, который измеряется каждый год двузначной цифрой. Вторая — отсутствие конкурентной среды. Третья — высокие риски, из-за которых бизнес вынужден закладывать высокие нормы прибыли. И четвертая — экстенсивный банковский процент.

«Все это мы наблюдаем уже не первый год», — говорит Яков Миркин.

Двузначная инфляция до середины 2009 года была вызвана проциклической политикой, проводимой Центробанком, заявил старший экономист «Тройки Диалог» Антон Струченевский. «В это время расходы государства и доходы населения росли на 30–40% в год, в согласии с ростом нефтяных цен, но сегодня, когда они стабилизировались, расходы придется сокращать, — считает Струченевский. — Текущая инфляция измеряется 6%, так длится уже примерно год». Аналитик напомнил, что реальная инфляция отличается от той, которую высчитывает Госкомстат, руководствуясь строго определенной товарной «корзиной» и считывая цены в определенных магазинах, а не повсеместно. «Инфляцию разгоняли в основном немонетарные факторы, к примеру, такие как неблагоприятная ситуация в сельском хозяйстве, но один монетарный фактор точно присутствовал, — рассказывает Струченевский. — Закачав в экономику огромные средства и препятствуя этим укреплению рубля, Центробанк фактически утратил контроль над рынком». В этом году рост денежной массы составит 32%. Центробанк стоит перед нелегким выбором — убивать экономическую активность жестким администрированием или проводить более мягкую политику, согласился Яков Миркин.

«Единственное, что нужно проговорить уже сегодня, — нельзя пренебрегать прогнозом роста цен на продовольствие на внешних рынках, куда Россия экспортирует зерно, масло и другие продукты питания, — заметил Максим Петроневич. — Правительству ни в коем случае не следует ограничивать экспорт, а усилия сосредоточить на субсидировании импортеров».