Курильский вопрос

Влада Стеканова
10 ноября 2010, 15:30

Недавний визит президента России Дмитрия Медведева на остров Кунашир вновь поднял традиционный, если не сказать фундаментальный для российско-японских отношений Курильский вопрос. Каковы перспективы решения этого территориального спора в ближайшем будущем?

Отдать нельзя оставить. Проблема, где поставить запятую в этом предложении, перед большинством россиян не стоит: по результатам опроса ВЦИОМ, 89% жителей страны выступают против идеи передать Японии четыре южных острова Большой и Малой Курильских гряд. 79% респондентов считают, что нужно окончательно оставить острова за Россией и вообще перестать обсуждать эту территориальную проблему.

Граждане Японии, однако, столь же искренне убеждены в том, что острова Кунашир, Итуруп, гряда мелких островов и скал Хабомаи и остров Шикотан (Северные территории) принадлежат именно их стране. Более того, каждый год 7 февраля японцы отмечают День Северных территорий — в этот день в 1855 году в японском городе Симода был подписан Трактат о торговле и границах между Россией и Японией, закрепивший за Японией остров Итуруп и прочие Курильские острова к югу. Специальным днем в календаре Япония не ограничилась: в июле 2009 года парламент страны одобрил поправки к закону «О специальных мерах по содействию решения вопроса Северных территорий и подобных ему», в которых четко говорится о том, что четыре Южно-Курильских острова принадлежат Японии.

Немалую роль в нагнетании ажиотажа вокруг территориальной проблемы играют местные СМИ, которые позволяют себе довольно эмоциональные формулировки. Так, Киоко Ямагучи из авторитетной газеты The Yomiuri Shimbun отметила, что Дмитрий Медведев стал первым российским руководителем, посетившим Северные территории «после того, как СССР незаконно оккупировал острова в 1945 году». О факте подписания Японией в том же году Акта о безоговорочной капитуляции, а в 1951-м — Сан-Францисского мирного договора (предусматривавшего, помимо прочего, незаконность претензий побежденной Японии на Курильские острова), журналистка деликатно умолчала. Не менее авторитетная и популярная у японцев The Mainichi Shimbun Сан-Францисский договор упомянула — но только для того, чтобы подчеркнуть, что СССР его не подписал и проблема северной границы Японии с Россией никакого официального решения не имеет. Сам визит Медведева на Кунашир в газете назвали «подрывом доверия» и возмутительным игнорированием «предупреждений» с японской стороны, а правительству Японии, «пассивно позволяющему России осуществлять контроль над Северными территориями», посоветовали занять более жесткую позицию в территориальном споре.

Стоит отметить, что Сан-Францисский мирный договор создал неоднозначную с правовой точки зрения ситуацию. Неподписание его СССР лишило Россию как правопреемницу права ссылаться на единственный договор, по которому Япония отказалась от всех прав и претензий на Курильские острова, и это несколько ослабляет позицию российской стороны в территориальном споре. Но помимо этого в самом договоре вообще никак не определяется статус островов, их принадлежность конкретному государству. Хироши Кимура, профессор политологии Университета Такусеку, считает, что «архитектор» Сан-Францисского договора, полномочный представитель США на Сан-Францисской конференции Джон Даллес намеренно использовал тактику половинчатых решений, в соответствии с которой на конференции (а затем и в самом договоре) подтвердился лишь отказ Японии от прав на Курильские острова, но сохранилась неопределенность в отношении принадлежности островов после отказа от них Японии. Таким образом, получилось, что Курилы перестали принадлежать Японии, однако не попали под суверенитет СССР.

В настоящее время позиция Японии сводится к тому, что Южно-Курильские острова — Северные территории — не входят в понятие Курильских островов, от которых страна отказалась по Сан-Францисскому мирному договору, зато в соответствии с Симодским трактатом являются «исконной» территорией Японии. Однако многие юристы, в частности профессор международного права Университета Киото Таканэ Сугихара, считают попытки исключить острова Итуруп, Кунашир, Хабомаи и Шикотан из понятия Курильских островов юридически необоснованными. В 1946 году Японии была направлена директива главнокомандующего союзных держав №677, ясно указавшая, что «все Курильские острова, включая Хабомаи и Шикотан», исключаются из-под японской юрисдикции.

Урегулировать все разногласия по территориальной проблеме мог бы мирный договор между Россией и Японией. На сайте МИД России сказано, что переговоры о заключении такого договора ведутся с 1955 года. Однако в реальности до 1991 года ровным счетом ничего не происходило, а после принимало лишь форму договоренностей и деклараций, где фиксировалась готовность «приложить максимальные усилия», «активизировать процесс переговоров», «продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора», etc. Максимально приблизиться к мирному договору сторонам удалось лишь в 1956 году, когда была подписана Совместная декларация СССР и Японии. Документ фиксировал прекращение состояния войны и восстановление дипломатических отношений между двумя государствами, согласие продолжить переговоры о заключении мирного договора, а также (в статье 9) передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан после заключения этого мирного договора. Продолжения, тем не менее, не последовало, а после подписания в 1960 году Договора о взаимодействии и безопасности между США и Японией (ставшего правовой базой для пребывания американских военных сил на японской территории) и отказа СССР от обязательств по статье 9 Совместной декларации начался длительный период застоя. По большому счету в 2010 году территориальная проблема в отношении Курильских островов остается столь же далекой от решения, как и полвека назад.

Одним из ключевых препятствий на пути подписания мирного договора можно считать возросший территориальный аппетит Японии — вместо двух островов (в соответствии с Совместной декларацией) она рассчитывает получить четыре. В День Северных территорий 7 февраля 2010 года тогдашний премьер-министр Японии Юкио Хатояма заявил о том, что Японию «не устраивает вариант, когда бы нам вернули только два острова и после этого подписали мирный договор. Отправной точкой в решении этой проблемы должно стать определение принадлежности всех четырех островов». Между тем со стороны российского руководства звучали высказывания о том, что Россия готова выполнить свои обязательства в том объеме, в каком это сделает японская сторона. То есть Токио должен следовать положениям Совместной декларации 1956 года и перестать требовать возвращения островов Итуруп и Кунашир.

Политические и правовые разногласия по проблеме Курильских островов дополняют сложности, лежащие в плоскости дипломатии. По мнению профессора Университета Кэйо, специалиста по международным отношениям и дипломатии Юйчи Хосойа, традиционная дипломатия вытесняется так называемой демократической дипломатией, которая гораздо в большей степени подвержена воздействию общественного мнения. В итоге получается, что общество, часто движимое лишь эмоциями, националистическими соображениями и простым невежеством, оказывает отнюдь не позитивное влияние на то, как политики выстраивают внешнеполитические отношения. Политики, в свою очередь, боясь потерять симпатии избирателей, охотно занимаются популизмом в ущерб взвешенной рациональной дипломатии.

В ситуации с Курильскими островами можно утверждать не только то, что позиции России и Японии, по сути, принципиально разные, но и то, что эта принципиальность активно поддерживается общественным мнением. Особенно ярко это проявляется в Японии, где любой намек на гибкость и поиск компромисса расценивается в лучшем случае как слабость, в худшем — как предательство национальных интересов. Как результат популизм и националистическая риторика вновь набирают обороты. В таких условиях, тем более на фоне недавнего конфликта, сложно рассчитывать даже на демонстрацию попыток решения Курильской проблемы — не говоря уже о самом решении. 13–14 ноября в Иокогаме пройдет очередной саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, в рамках которого должна состояться встреча Дмитрия Медведева с премьер-министром Японии Наото Каном. Вероятнее всего, на этой двусторонней встрече будет поднят Курильский вопрос, однако максимум, чего можно ожидать, — сдержанного обмена мнениями и очередного замораживания проблемы Курильских островов и тем более мирного договора на неопределенный срок.