Целостность не обсуждается

Евгения Новикова
13 ноября 2010, 19:20

Лидеры России и Японии восстановили диалог, сохранив противоположные позиции по Курилам. Москва не намерена отдавать острова, Токио не согласен с этим мириться, однако в ходе встречи ни разу не упомянул традиционных формулировок о «незаконной оккупации». Медведев и Кан наметили три сферы, сотрудничество в которых было бы полезно для обеих стран: экономика, площадка АТР и международная арена, где Россия и Япония – весьма заметные политические игроки. Итог сегодняшней встречи дает шанс вернуть двусторонний диалог в нормальное русло и обсуждать взаимно интересующие вопросы без лишних эмоций.

На полях саммита АТЭС в Иокогаме состоялась встреча президента РФ Дмитрия Медведева с премьером Японии Наото Каном. Переговоры пошли, несмотря на случившийся незадолго до того дипломатический скандал: Токио обиделся на Медведева за его посещение Южных Курил, которые Япония считает своими. Сегодня Москва в очередной раз подтвердила Японии позицию по этому вопросу.

В стиле японского гостеприимства

Накануне встречи японский премьер пообещал высказать Медведеву лично свою точку зрения на острова. В окружении российского президента сообщили, что Москва никогда не отказывалась от обсуждения каких-либо вопросов и готова говорить о Курилах. Так оно и было. Японская сторона не отказала себе в удовольствии заявить позицию. Тем более что за несколько часов до встречи японского руководителя с российским президент США Барак Обама в ходе встречи с Каном поддержал его в претензиях к РФ и Китаю по поводу территорий. Как сообщил сам Наото Кан, он благодарен Обаме, поддержка которого важна. Взбодренный позицией заокеанского соседа, Кан, по словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, «выразил сожаление по поводу посещения Дмитрием Анатольевичем Медведевым, президентом Российской Федерации, острова Кунашир». Медведев, в свою очередь, заявил, что «президент сам принимает решение, какой регион России посещать. Это наша территория, и так будет и впредь». Об этом рассказал Лавров, выступая перед журналистами по завершении переговоров. Президент РФ вышел со встречным предложением к японским коллегам, предложив на первый план в контексте рассмотрения мирного договора (до сих пор между нашими странами этот документ не подписан) выдвинуть экономическое сотрудничество, а не территориальную тему, поскольку «чем больше будет экономического взаимодействия, тем больше будет фундамент, на который опираются отношения». Ведь бизнес обеих стран заинтересован в нормальном взаимодействии, и задача лидеров - всячески это поощрять. По словам Лаврова, «премьер-министр Японии согласился с тем, что экономику надо приподнимать в наших отношениях. Я думаю, что это хороший результат встречи».

Вторая тема, которая могла бы стать ведущей в отношениях между соседями – это сотрудничество на просторах Азиатско-Тихоокеанского региона в частности и на международной арене – в целом.

В конце беседы Медведев пригласил Кана посетить любой регион России – на выбор. Дальний Восток – не исключение. Лавров сказал, что предложение было принято и теперь следует лишь подготовить визит.

Комментарии японской стороны последовали несколько позже. Заместитель генерального секретаря кабинета министров Японии Тэцуо Фукуяма рассказал прессе, что премьер, беседуя с президентом России, «четко выразил нашу позицию по островам, но он не использовал термин "исконные территории", и это не означает каких-либо изменений в позиции Токио». По версии японской стороны, Кан «призвал решить территориальный вопрос и подписать на этой основе мирный договор». Кроме того, Токио – за расширение сотрудничества в трех главных сферах: экономика, Азиатско-Тихоокеанский регион, международная арена. Фукуяма подметил, что вначале, когда Кан высказал все, что думал про поездку Медведева на Кунашир, «атмосфера встречи была довольно жесткой», но затем «постепенно она стала смягчаться и к завершению длившейся 45 минут беседы стала довольно живой».

Наша неделимая земля

Означает ли это, что премьер Японии согласился «задвинуть» тему островов на задний план? Маловероятно. Японцы давно и упорно – как только позволяет дипломатия – ведут борьбу за Курилы. Периодически тема приобретает скандальный оборот.

Так, в декабре 2006 года Токио пытался решить территориальный вопрос с Россией «до окончания президентского срока Путина» в 2008 году, как заявлял в то время глава МИД Японии Таро Асо. Он выступил с идеей разделить пополам территорию Южных Курил, оставив за Россией лишь 75% площади Итурупа. Тогда как официальная позиция Токио состоит в требовании отдать все четыре острова Южных Курил: Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи.

Напомним, Курильские острова — это цепь из 56 островов от северо-востока Хоккайдо в Северной Японии до полуострова Камчатка на Дальнем Востоке России. Малонаселенные острова впервые попали под японский контроль в XVII веке. А затем вместе с Южным Сахалином отошли к России после окончания Второй мировой войны в соответствии с Сан-Францискским мирным договором, который определял условия послевоенного урегулирования с Японией. В соответствии с этим документом Япония отказалась от Южного Сахалина и Курил. Но официальный Токио считает, что этот мирный договор не создает для России никаких правооснований на Курилы. Поэтому Япония уверена: южные острова Курильского архипелага незаконно оккупированы. И ставит их возвращение предварительным условием заключения с Россией мирного договора. Россия, в свою очередь, предлагает основывать решение на Совместной декларации 1956 года. В этом документе выражена готовность передать Токио меньшую часть этих территорий — острова Шикотан и Хабомаи, но только после подписания мирного договора. С тех пор проблема не решена, Япония и Россия живут без мирного договора. И эта ситуация кажется ненормальной.

Определенный сдвиг в возобновлении диалога между странами произошел в 1990 году. Борис Ельцин в ходе поездки в Японию выдвинул так называемый пятиэтапный план. Новизна его была очевидна: во-первых, Россия признала официально существование территориальной проблемы. Во-вторых, ее окончательное решение возлагалось на грядущие поколения. План Ельцина включал в себя следующие пункты: официальное признание «проблемы», демилитаризацию островов, объявление территории зоной свободного предпринимательства, подписание мирного договора, установление «совместного управления» островами и поиск путей окончательного решения вопроса будущим поколением политиков. За время президентства Ельцина три пункта из этого плана были фактически выполнены, причем нельзя не отметить, что Россия пошла на значительные уступки Японии.

Отметим, впервые признание существования территориальных претензий Японии на Курильские острова было зафиксировано в подписанном последним президентом СССР Михаилом Горбачевым советско-японском заявлении 1991 года. Токийская декларация 1993 года, подписанная Ельциным, подтвердила основные пункты заявления, как и московская 1998 года. Правда, токийская декларация таит в себе немало казусов. Например, в ней острова ни разу не названы российскими. И это дает возможность Японии манипулировать, аргументируя подписанным обеими сторонами документом.

В 1994 году в результате демилитаризации островов в соответствии с вторым этапом плана Ельцина на Южных Курилах остались только морские подразделения и пограничные пункты РФ. При этом военные силы на острове Хоккайдо не только не были сокращены, но и обзавелись дополнительными новейшими вооружениями.

После того как рыболовные японские суда наводнили территориальные воды Южных Курил, власти Сахалинской области добились разрешения на применение военной силы при возникновении таких инцидентов. Но чтобы не доводить дело до перестрелок, за разрешение конфликта взялись дипломаты. Их переговоры завершились договоренностью о возможности предоставления Японии права промысла в российских территориальных водах.

В 1998 году рыболовное соглашение было заключено. Первая статья его гласила: «Стороны сотрудничают в целях осуществления промысла живых ресурсов японскими рыболовными судами в морском районе: у островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи». Самое интересное, что в соглашении не упоминалось ни словом о каком-либо контроле со стороны РФ над деятельностью японских судов. Кроме того, примерно в это же время японским гражданам предоставили безвизовый въезд на территорию Южных Курил.

Незадолго до подписания московской декларации 1998 года Борис Ельцин провел знаменитую «встречу без галстуков» с тогдашним японским премьером Рютаро Хасимото. Тогда Ельцин обмолвился, что уже в 2000 году мирный договор между Россией и Японией будет заключен. Япония ликовала: «Завтра северные территории станут нашими!»

С приходом Владимира Путина на пост президента РФ политика Москвы в отношении Южных Курил стала более сдержанной и прагматичной. Россия за интенсивное взаимовыгодное сотрудничество, прежде всего. И готова действовать в рамках договоренностей 1956 года. Но к этому не готова Япония.

Летом 2006 Путин расставил акценты на саммите G8 в Санкт-Петербурге. Россия никогда не считала, что должна отдавать Южно-Курильские острова, заявил он: в 1956 году Россия пошла навстречу Японии, подписав соответствующую декларацию. Там действительно речь идет о передаче Японии двух островов. В то же время президент РФ обратил внимание, что «там не сказано, на каких условиях и под чьим суверенитетом». Эти вопросы в декларации оставили открытыми. Путин напомнил, что эта декларация была ратифицирована, однако потом японская сторона, по сути, отказалась от использования этого документа.

Продолжая развитие этой темы, в августе 2006 года правительство РФ приняло программу стратегического развития этих островов на 2007−2015 годы. Глава МЭРТ Герман Греф заявил, что через десять лет численность населения островов должна быть увеличена вдвое, в двадцать раз должно возрасти финансирование Курил, а в развитие территории планируется вложить порядка 600 млн долларов. «Это, безусловно, стратегическая территория для РФ, — подчеркнул министр. — На нее приходится 10% водных биоресурсов России. И объемы их вылова в ближайшие годы Москва намерена удвоить». Если бы не напор Японии, инвестиции в Курилы могли бы и не последовать.

Попрошу при мне не выражаться!

За несколько часов до встречи Медведева и Кана состоялись переговоры глав внешнеполитических ведомств двух стран – Сергея Лаврова и Сэйдзи Маэхара. Лавров отметил, подводя итоги, что несмотря на тематику – две трети времени было отдано обсуждению вопроса островов – японский министр ни разу не назвал их «исконными японскими территориями» и не завел речь об «оккупации». Стороны изложили свои подходы, но новых предложений от Токио не поступало.

Зато оба министра сошлись во мнениях, что «развитие отношений сотрудничества между Японией и Россией как важных соседей отвечает их стратегическим интересам» и что надо стремиться «к более тесному сотрудничеству в политической, экономической, культурной и международной областях при углублении диалога по территориальному вопросу». Самое главное – договорились строить отношения в спокойной атмосфере.

Сэйдзи Маэхара тоже приглашен в Россию. И также принял предложение.

Можно считать, что неловкость, созданная Токио неделю назад, заглажена, и что нынешнее правительство Японии больше не станет обострять ситуацию.