МБХ как лакмус

Евгения Новикова
15 декабря 2010, 19:59

Оглашение приговора по делу топ-менеджеров НК «ЮКОС» перенесено на 27 декабря 2010 года. Политики высказывают версии по поводу такого шага Хамовнического суда, адвокаты рассуждают о перспективах завершения процесса

Иллюстрация: Эксперт Online
Оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева неожиданно было перенесено

15 декабря, утро

 

Неожиданно перенесено оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Дата 15 декабря была установлена Хамовническим судом два месяца назад. Но когда сегодня жаждущие присутствовать на финал громкого процесса журналисты пришли к зданию суда, то увидели прикрепленное к двери объявление: «Оглашение приговора по уголовному делу N1 — 23/10 по обвинению М.Ходорковского и П.Лебедева состоится 27 декабря».

В самом факте переноса заседания нет ничего экзотического. В данном случае примечательно, что адвокаты подсудимых не были предупреждены. Как рассказал позже Вадим Клювгант, защитник Ходорковского, сегодня в 8 утра ему «позвонили и сказали, что там повесили объявление». Самих Ходорковского и Лебедева в Хамовнический суд не доставили.

Как рассказала пресс-секретарь суда Наталья Васильева прессе, суд не будет объяснять причин переноса. Председательствующий на процессе Виктор Данилкин уведомил о своем решении по поводу переноса посредством факсимильного сообщения, то есть не нарушая тайну совещательной комнаты. Юристы пояснили прессе, что председательствующий на процессе не имеет права нарушать тайну совещательной комнаты и общаться с кем-либо, при этом пресс-секретарь суда — не исключение.

Адвокаты топ-менеджеров НК «ЮКОС», прибывшие в суд, получили официальные бумаги о переносе даты начала оглашения приговора. Как рассказал «Эксперту Online» позже глава адвокатской группы Юрий Шмидт, «официальное объяснение суда, данное пресс-секретарем суда, таково: судья не успел написать приговор, приговор очень большой по объему».

Напомним, в рамках второго уголовного дела Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву инкриминируют «хищение чужого имущества организованной группой в крупном и особо крупном размерах и его легализацию». Прокуроры настаивают на 14 годах лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима — для каждого из подсудимых. Дело в отношении топов ЮКОСа было открыто в 2005 году, в 2009 они были доставлены из колоний в Москву и по сей день находятся в СИЗО.

 

Все версии имеют смысл

 

Не поверившая в официальные объяснения пресса бросилась опрашивать адвокатов: почему состоялся перенос заседания?

Константин Ривкин не исключил, что прокуратура готовится возбудить против Ходорковского и Лебедева третье уголовное дело: «Если они пошли по пути объявления всего менеджмента ЮКОСа организованной группировкой, то надо расставить все точки над i». В таком случае, по его словам, Ходорковскому и Лебедеву можно вменить и ст. 210 УК РФ («Организация преступной группировки»).

Владимир Краснов, защитник Лебедева, высказал предположение, что одной из причин переноса оглашения решения суда могло стать желание избежать повышенного внимания западной прессы. Ближе к Новому году интерес может снизиться.

Юрий Шмидт воздержался от выдвижения версий: «Я могу назвать примерно десять причин, по которым состоялся перенос. Но доказательств у меня нет, поэтому я не высказываю никакой конкретной точки зрения».

Зато политики в комментариях и оценках не стеснялись. Так, Борис Немцов припомнил, что власти свойственно проводить резонансные акции под Новый год: так в конце 1979 года отправили в Горький академика Андрея Сахарова. «Они хотят дать Ходорковскому и Лебедеву большой срок, но боятся это делать сейчас. Боятся возмущений — как в России, так и в мире. Они ждут, чтобы мир ушел на рождественские каникулы, россияне — на новогодние, и так надеются проскочить под бой курантов, шампанское и оливье», — полагает Немцов.

Правозащитник Валерий Борщев заявил «Коммерсанту», что связывает перенос даты оглашения приговора с намеченным на 16 декабря общением с народом премьер-министра Владимира Путина. «Скорее всего, перед выступлением Путина не хотят, чтобы эта тема стала основной, острой. Потому что соберется много людей, будут известные люди и не заметить это нельзя. Проигнорировать будет трудно», — полагает Борщев. Скорее всего, приговор давно написан, полагает политик.

Глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов убежден, что перенос даты обусловлен «чисто техническим моментом». Чиновник вообще уверен, что это не тема для комментариев.

Правозащитница Людмила Алексеева, руководитель Московской Хельсинкской группы, полагает, что перенос оглашения может быть косвенным признаком того, что приговор будет обвинительным. «25 декабря во всем мире отмечают Рождество. В это время гораздо меньше людей будут следить за тем, какое по делу Ходорковского вынесено решение».

Лев Пономарев, в свою очередь, полагает, что это признак принятия не судебного, а «политического решения». Но решение в верхах еще не принято.

Татьяна Локшина из московского бюро Human Rights Watch считает перенос «нехорошей новостью», так как сделано это, чтобы «отвлечь внимание от этого события, которое является лакмусовой бумажкой для российского правосудия». Кроме того, нанесен «большой удар по всем тем международным наблюдателям, которые собирались быть на оглашении вердикта. А собирались многие. Люди выкраивали время, получали визы, покупали билеты. Теперь для них это очень проблематично».

Итак, всего версий пять:

— суд не успел дописать обвинение (официальная);

— суд намерен открыть третье дело и инкриминировать топ-менеджерам НК организацию преступной группировки;

— нежелание нарушать общественный консенсус накануне общения премьера Путина с народом;

— желание замять реакцию СМИ и публики, сместив оглашение приговора ближе к Новому году;

— политическое решение еще не принято.

Первая версия звучит странно: у суда было почти два месяца на труды. Хотя нельзя не признать, что объем второго дела — 188 томов, а обвинительное заключение — 14. Тогда сколько страниц должен занять приговор? Вторую отвергает адвокат Шмидт. «Я лично, исходя из всего своего опыта и практики, исключаю возбуждение третьего дела, — заявил он «Эксперту Online». — Хотя в процессе, где все решается не в правовом поле, а с учетом политической конъюнктуры и личных отношений национального лидера к одному из обвиняемых, возможно все». Третья версия имеет один недостаток: теперь, после переноса оглашения приговора, тема Ходорковского наверняка возникнет в диалоге Владимира Путина с россиянами. Если целью было  предотвратить такой ход событий, то не могли не просчитать вероятности возникновения обратного эффекта. Четвертая версия более правдоподобна: это правда, что важные политические события обретают у нас публичный формат под праздники. Достаточно вспомнить не только высылку Сахарова, но и, например, отставку Бориса Ельцина 31 декабря 1999 года. Пятая версия также имеет серьезное право на существование: после того как президент Дмитрий Медведев стал политиком европейского и мирового уровня (особенно явно это стало проявляться именно в уходящем году), ему сложно игнорировать мнение зарубежья по поводу событий, происходящих в России. Накануне известные в Европе и США персоны (среди них экс-главы МИД Великобритании Дэвид Милибэнд и Франции и Бернар Кушнер, уполномоченный по делам человека при правительстве Германии Маркус Ленинг) обратились к российским властям: «Прочное и надежное партнерство с Россией может существовать только в том случае, если наши фундаментальные ценности разделяются и используются — права человека защищены, права собственности незыблемы, а правосудие торжествует над коррупцией».

Вспомним, российские власти называют дело ЮКОСа лежащим в плоскости права и зависящим от решения независимого российского суда, а также часто призывают Запад не вмешиваться во внутренние дела России. В то же время в декабре 2010 года, когда Запад изъявил готовность сотрудничать с Россией в необходимой ей модернизации, когда многие готовы вести диалоги на равных наконец, накануне запуска кампании по выборам президента эта позиция может претерпеть изменения.

 

27 декабря и далее

 

Даже опытные адвокаты не берутся прогнозировать, сколько дней потребуется судье на оглашение приговора. «По нашему закону, приговор должен быть мотивированным. Это означает изложение существа обвинения, позиции сторон, доказательств, которые суд принимает и кладет в основу приговора, а также доказательств, которые он отбрасывает, и причин, по которым им не доверяет», — напомнил Юрий Шмидт. Второе дело ЮКОСа намного объемнее, чем первое. Приговор по первому делу три судьи оглашали две недели, меняясь и давая отдохнуть друг другу. Теперь приговор должен оглашать один человек.

Согласно опросам общественного мнения, лишь 4% россиян верят в то, что приговор будет оправдательным. Социологи «Левада-Центра» провели опрос в 44 регионах России 19–22 ноября. В то же время, мало кто верит, что им придется отсидеть более семи лет. 13% считают, что они получат 1–3 года, 11% верят в условный срок и освобождение в течение года, 10% — полагают, что срок составит 4–6 лет.

Адвокат Шмидт, между тем, надеется на оправдательный приговор: «Я говорю как человек, которые не может работать адвокатом, если он теряет надежду. Тем более когда речь идет о деле, где обвинение развалилось, доказательства отсутствуют полностью и даже событие преступления недоказуемо. Не говоря уже о том, что нет никаких данных о виновности подсудимых».