Не состоялись

Москва, 22.12.2010
Недавний скандал вокруг косовских властей, открытое обвинение ведущих косовских политиков в тягчайших преступлениях еще раз продемонстрировали, что крупнейший балканский эксперимент Евросоюза на грани провала. За 10 лет де-факто независимости Косово так и не состоялось как национальное государство.

Фото: AP

В стране нет ни экономики, ни нормального государственного управления. Косово не может и не хочет обеспечивать себя даже простейшими продуктами питания и живет фактически на средства международного сообщества, а также дохода от преступной деятельности. Прежде всего торговли наркотиками (Албания и Косово являются сердцем балканского наркотического пути из Афганистана в Европу, по которому доставляется 80% героина, потребляемого Западной Европой) и контрабанды. Лишь в последнем проявляется основное сотрудничество косовских этносов (в Косово шутят, что в деле контрабанды топлива из Сербии албанцы и сербы — лучшие друзья), в остальном же сербы и албанцы так и не достигли примирения, еще больше ухудшив обстановку в крае.

Сочетание отсутствия стимулов к честному зарабатыванию денег и культурных корней у косоваров фактически создает в Косово паразитирующие общество, нацеленное исключительно на потребление и не обремененное никакими морально-этическими нормами. Фактически огромную черную дыру в центре Европы, рассадник преступности. Попытки Запада спасти ситуацию за счет направления в край сонма советников и консультантов не дали результата. «Вы можете поставить в тело хрупкой женщины сердце Шварцнегера и сказать, что это мощное сердце будет поддерживать женщину долгие годы. Но ее тело это сердце отторгнет, потому что оно — другое. Если привести сюда много умных людей из других стран, то это не станет решением проблемы. Ведь это люди с иным складом мышления, чем косовары», — говорит в интервью «Эксперту» один из сотрудников ОБСЕ, работающий в Косово.

 

Экзамен не сдан

 

«Косово получило очень зависимую независимость, — говорит лидер сербской общины в центральной части края Рада Трайкович. — Безопасность этого образования обеспечивает ЕС, экономику — Запад и Саудовская Аравия, а мультиэтничность — Белград (все сербские анклавы, их систему здравоохранения и просвещения финансирует Сербия)».

Несмотря на многомиллиардные инвестиции в проект (только страны ЕС за 10 лет вбухали в Косово почти 3 млрд евро), самым слабым местом косовского проекта остается экономика. Вместо создания производственного сектора большая часть донорских денег (в некоторые годы до 80%) шла на так называемую «техническую помощь». То есть на оплату услуг иностранных консультантов, которые приезжали в Косово обучать местных чиновников. Отсутствие национальной промышленности видно по полному отсутствию рекламы на улицах. Видны лишь логотипы Raiffaisenbank и Proccredit — финансовых учреждений, через которые в Косово идет международная помощь и, по некоторым слухам, отмываются деньги.

Из-за отсутствия собственного производства в крае очень большое отрицательное сальдо торгового баланса. При объеме экспорта на 150 млн евро (в основном металлолом) Косово импортирует товаров почти на 1,5 млрд евро в год — практически все товары. «Мы импортируем почти все сельхозпродукты, которые потребляем — когда 50% нашей земли не обрабатывается. Даже салат привозим из Греции — притом что грузовик самого салата стоит 200 евро, а транспортные расходы составляют 1800 евро, — говорит косовский экономист Шпенд Ахмети. — Мы также импортируем из Сербии стройматериалы на 200 млн евро, и в этой стоимости доля транспортных расходов еще выше».

Единственный сектор экономики, который развивается в стране, — это ресторанный и гостиничный бизнес, и то лишь потому, что этот сектор ориентирован на чиновников и консультантов из многочисленных международных организаций, работающих в крае. В Приштине огромное количество маленьких уютных отелей и забегаловок, в которых можно за 5 евро насладиться отменной едой.

В результате такой экономической политики, только по официальным данным, безработица в Косово достигла 45%. И это в крае, где возраст 70% населения моложе 35 лет, а 50% — 25 лет. По данным Всемирного банка, более 40% населения Косово сейчас живут менее чем на 2 доллара в день, а 15% — менее чем на 1 доллар в день.

Но несмотря на столь печальную статистику, сравнимую с некоторыми самыми бедными странами Африки, на улицах Приштины не видно умирающих с голода или множества попрошаек (за исключением цыган, для которых это традиционная работа). Причиной этому являются сильные социальные сети —  умереть с голоду албанцу не дадут его более успешные родственники или даже соседи. Причем наиболее важными являются не столько внутренние, сколько внешние связи. Фактически все Косово выживает за счет денег 500-тысячной косоварской диаспоры, которая живет в Европе и США. «Нет такого дружного народа в мире, как косовары. Тут все за свою семью. Человек за границей будет жить на хлебе и воде, но домой пришлет. А в Сербии брат брату не поможет!» — с гордостью говорит один из жителей Приштины. «Ежегодно от диаспоры мы получаем около 400 млн евро — это 15–20% ВВП Косово», — конкретизирует Шпенд Ахмети. Правда, в Косово стараются не говорить о том, что значительная часть денег диаспоры имеет криминальное происхождение. Албанская мафия контролирует от 40 до 75% торговли героином в ряде европейских стран: Швейцарии, Греции, Бельгии, Австрии, Швеции, Чехии, Норвегии и в последнее время в Великобритании. Их ежегодный доход составляет примерно 7 млрд долларов.

Подобная экономическая модель фактически породила в стране общество потребления в крайнем его проявлении. «Если мне брат из Германии ежемесячно шлет 200 евро, какой мне смысл идти тут на работу на 150 евро? Ведь тогда он мне перестанет слать деньги», — рассуждает один из жителей Приштины. У живущих на деньги Европы и диаспоры местных жителей просто отсутствует стимул для развития.

 

Безвластные власти

 

Ситуация усугубляется тем, что власти не только ничего не делают для укрепления экономической составляющей косовского государства, но и фактически закрывают глаза на дальнейшую деиндустриализацию края. «Процесс приватизации, начавшийся у нас примерно в 2003 году, выглядел скорее как процесс ликвидации, — говорит главный редактор одной из косовских газет. — Он проводился не для того, чтобы повысить рентабельность предприятий, а просто чтобы снять с правительства ношу в их лице. В итоге, например, активы, в которые входила земля, были проданы по смешной цене — 10 евро за гектар». При этом правительство мало заботилось о будущей судьбе этих активов. «Вот, например, завод по производству никеля купили израильтяне и не могут сделать его прибыльным. Или же предприятие по производству алюминия, купленное одной болгарской компанией. Они приватизировали предприятие, распродали весь алюминий и оборудование и бросили его», — рассказывает Кейси Джонсон, западный журналист, работающий в крае. «Здания заводов покупаются, но покупатели не восстанавливают производство, а увольняют работников и занимаются там чем-то другим. У нас тут осталось только 10 неприватизированных фабрик, но и они скоро перейдут в частные руки», — жалуется приштинский таксист по имени Блере.

Сами косовары объясняют неспособность нынешнего политического класса управлять Косово как независимым государством теми условиями, в которых этот класс создавался. «Это было время, когда главной целью было достижение независимости. Поэтому у нас в политике много политических борцов, тех, кто много потерял в этой войне, — объясняет Шпенд Ахмети. — У нас не было работы, электричества, воды, и говорили, что все это во имя независимости. И вот мы ее получили, и политическая верхушка растерялась. Ведь теперь ей приходится говорить не о независимости, а о работе, воде, электричестве и улучшении жизни».

Западу не нравится сложившаяся ситуация, но несмотря на тотальную неэффективность и коррумпированность приштинских властей, авторы косовского проекта не могут их сменить. «Для ООН и США самое главное — поддержание стабильности. Поэтому лучше держать опасных ребят внутри системы и оказывать на них влияние, чем отпускать их далеко, чтобы они потом создали проблем. В свою очередь, коррумпированные политики послушны внешним покровителям Косово, ведь они не хотят отправиться в тюрьму», — говорит Кейси Джонсон.

Идеальным для Европы выходом из сложившейся ситуации было бы присоединение Косово к Албании, однако это невозможно как по личностным, так и по юридическим причинам. «Мы, жители Косово, ощущаем себя косоварами, а не албанцами, — говорит житель Приштины по имени Ятулла. — И к Албании мы присоединяться не хотим. Если бы был референдум, то 70–80% людей высказались бы против. Нам без них будет лучше. Мы европейцы, а они только-только вышли из коммунизма. С другой стороны, албанцы также не горят желанием нас принимать. У них есть море, они надеются получать огромные деньги от туризма и не хотят этим делиться с нами. Так что все идеи о присоединении — лишь политические слухи». Кроме того, эту процедуру не предусматривает косовское законодательство. «В нашей конституции написано, что Косово не присоединится ни к кому, — объясняет косовский политик Хаджреддин Кучи. — Мы надеемся объединиться со всеми в Брюсселе».

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Может статься, России не нужен газовый контракт с Украиной
      В прогнозе о заключении соглашения с Украиной премьер-министр Дмитрий Медведев сослался на Ильфа и Петрова
    2. Курс евро сильно удивит
      Единая европейская валюта может удивить высокими темпами восстановления в следующем году.
    3. Минфин увеличил расходы на нацпроекты
      Прежде всего, предусмотрен прирост важных с социальной и гуманистической точек зрения расходов по проекту «Демография». Проекты в целом пока находятся в начальной стадии
    Реклама