Битва за Судан

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
12 января 2011, 09:48

Крупнейшая страна Африки находится на грани распада. 9 января в южной части Судана начался референдум по вопросу отделения этой территории и созданию на ней независимого государства. По планам его организаторов, референдум должен завершиться 15 января. Для получения независимого статуса «за» должны проголосовать минимум 51% избирателей.

Фото: AP

Одной из основных причин внутрисуданского конфликта является общая для всей Африки проблема трайбализма. Колониальные державы — в случае Судана это сначала Египет, а потом Великобритания — включили в рамки одного государства два враждебных друг другу этноса — арабов-мусульман (которые жили на севере) и негроидное население юга (исповедующее в основном христианство).

Неудивительно, что конфликт между двумя этносами начался сразу же после ухода англичан в 1955 году. В 1972 году было достигнуто шаткое перемирие, по которому южные районы страны получили достаточно широкую автономию. Однако после того как в 1983 году официальное правительство Судана решило ввести на юге страны законы шариата (включая казнь через побивание камнями, публичную порку и отсечение конечностей за воровство) война возобновилась. Новое перемирие было достигнуто лишь в 2005 году и предусматривало проведение в 2011 году референдума по отделению южной части Судана. В целом бушующая вот уже полвека гражданская война унесла жизни более 2 млн человек и сделала беженцами еще 5 млн (для сравнения: общее число жителей государства составляет около 38 млн человек).

Успешное завершение референдума станет катализатором центробежных процессов как в Судане, так и во всей Африке. В частности, оно может повлечь за собой выпадение из оставшейся части Судана и других частей, в частности Дарфура. Кроме того, отделение Южного Судана может иметь и ряд региональных последствий, ведь множество африканских государств, как и Судан, были «скроены» колонизаторами, проводившими границы между своими колониями без учета этно-конфессиональных различий между группами местного населения. «Организация африканского единства сделала очень важный шаг: она признала границы незыблемыми. Но теперь эта незыблемость исчезла. И движения за самоопределение приведут к расколу Судана, Эфиопии, Уганды, всей Африки, поскольку все африканские государства сформированы на базе разнородных элементов… Ящик Пандоры открыт», — говорит бывший премьер-министр Судана Садик аль Махди. Неудивительно, что ряд африканских государств может попросту не признать итоги референдума.

Однако основные иностранные адвокаты независимости Южного Судана — американцы — похоже, не сильно об этом беспокоятся. Барак Обама назвал будущий успех референдума «поводом для торжества и вдохновляющим шагом вперед в долгом путешествии Африки к демократии и справедливости». Такая позиция обусловлена тем, что Южный Судан представляет огромный интерес для ведущих мировых держав. Несмотря на то что 90% населения Южного Судана живет менее чем на доллар в день, в этом регионе сосредоточены колоссальные запасы природных ископаемых. Прежде всего нефти.

До недавнего времени разработка южносуданских месторождений находилась в руках Индии и Китая. Особенно сильно было присутствие Китая, который в обмен на углеводороды (доля суданской нефти составляла до 10% всего потребляемого в Китае «черного золота») постоянно прикрывал суданское правительство на международном уровне. Сейчас же эксперты сомневаются, что правительство Южного Судана, столь многим обязанное американцам, сохранит за Пекином и Дели их концессии. И что Китай с Индией так просто отступят. Ведь не вызывает сомнений тот факт, что даже успешное окончание референдума вряд ли окончательно решит проблему столкновений между севером и югом Судана. «Решение о проведении референдума принято более пяти лет назад, когда между конфликтующими сторонами было достигнуто соглашение о прекращении огня и была остановлена гражданская война в Судане. Однако существует серьезная проблема принадлежности округа Абьей, на границе между севером и югом, где находится крупнейшее месторождение нефти в Африке. Вопрос принадлежности или раздела этой провинции между севером и югом является наиболее опасным для будущей государственности Южного Судана», — говорит директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. В этой провинции сейчас проживают как негры, так и арабы, и это дает основание президенту Судана Омару аль-Баширу требовать, чтобы провинция осталась в составе управляемого им государства. Президент уже заявил, что не исключает начала гражданской войны в стране. Уже во время проведения референдума в районе Абьей прошли межэтнические столкновения, унесшие жизни нескольких десятков людей.

Впрочем, к этой войне Южный Судан готов. Со времени заключения перемирия в 2005 году его армия увеличилась более чем в четыре раза (с 30 до 130 тыс. человек), став одной из крупнейших в тропической Африке. Повысилась и техническая оснащенность — несмотря на ряд международных запретов, на эту территорию поставлялось тяжелое вооружение (вспомнить хотя бы скандал с захватом пиратами украинского судна «Фаина», которое должно было доставить в Южный Судан значительное количество оружия, включая танки Т-72 и ПЗРК). Поэтому битва за суданские месторождения еще не закончена.