Варшава верит Москве

Евгения Новикова
13 января 2011, 20:38

Сегодня Польша обсуждает отчет Межгосударственного авиационного комитета (МАК) о результатах расследования авиакатастрофы, в которой погиб президент Лех Качиньский. Премьер Туск к вечеру четверга, проведя консультации с ключевыми министрами, выступил с анализом отчета МАК о расследовании апрельской катастрофы над Смоленском. Политическое руководство Польши верит выводам МАК.

Фото: AP
Дональд Туск заявил, что Польша не допустит недопонимания с Россией, которое помешает улучшению отношений

Балансировка в поисках правды

Премьер Дональд Туск смог сформулировать позицию лишь к вечеру четверга: тема действительно сложная, на чашах весов внутренний и международный престиж. С одной стороны, недоверие к докладу МАК и истерика недопустимы на фоне выстраивающихся новых отношений с Россией, с другой стороны, полная поддержка доклада в ситуации острой критики со стороны оппозиции — это шанс для противников Туска разыгрывать и далее эту карту, вплоть до выборов в сейм осенью 2011 года.

Премьер заявил прессе, что, по его мнению, доклад МАК неполный: «Только некоторые замечания польской стороны были включены в доклад. Это значит, что с точки зрения польской стороны доклад не является полным». В своих замечаниях к докладу мы не ставили под сомнения важнейшие пункты доклада МАК, сказал Туск, отметив, что Польшу беспокоят лишь «недостатки (информации) в докладе, а не сами его утверждения». «Факты — это факты. Польские сомнения касаются того, чего нет в докладе, а не того, что в нем есть», — отметил он.

Вместе с тем, отметил он, основная ответственность за крушение самолета лежит на польской стороне. По словам политика, Польша не допустит недопонимания с Россией в этом важном для обеих сторон вопросе. И напомнил, что обе стороны должны «интенсивно работая над полным выяснением всех причин трагедии, заботиться также о состоянии отношений между Россией и Польшей и строительстве хороших связей между странами». Он напомнил, что после смоленской катастрофы «между политиками возникло взаимопонимание, появилась атмосфера солидарности. Мы не можем допустить ситуации, в которой какое-либо недопонимание может помешать улучшению отношений».

Премьер пообещал опубликовать свою версию обстоятельств и причин трагедии под Смоленском: «Польская сторона будет стремиться описать все детали с обеих сторон. Мы не допустим, чтобы окончательный отчет был фальшив. Не для политических интересов, а для выяснения всех причин на будущее, чтобы никогда трагедия такого типа не произошла».

Основные замечания

Глава МВД Ежи Миллер вчера уже дал первые комментарии и пообещал опубликовать на следующей неделе то, что было якобы не опубликовано русскими: записи переговоров диспетчеров аэродрома «Северный», которые, по данным Варшавы,  консультировались с Москвой о возможности посадки самолета. «Диспетчеры не принимали самостоятельные решения. Это была ненормальная ситуация, — сообщил он. — Москва сказала: «Дайте им возможность снизиться на 100 м». Возможно, это был глупый шаг, который должен стать предметом обсуждения, поскольку самолет не приземлился».

По словам Миллера, РФ не передавала записи этих переговоров Польше, но они у нее есть. Вчера в Москве председатель технической комиссии МАК Алексей Морозов заверил, что смоленские диспетчеры принимали решения абсолютно самостоятельно.

В Польше уверены, что наземные службы аэродрома должны были запретить посадку президентского лайнера. По крайней мере, так заявил вчера Ежи Миллер. Вчера же руководители МАК пояснили, что закрыть небо для борта №1 диспетчеры не могли. Как сообщил Морозов, закрытие аэродромов для международных полетов по метеоусловиям не предусмотрено аэронавигационными правилами России и СНГ, на основании которых осуществляются воздушные перевозки. Для полетов такого статуса действует правило полной ответственности командира воздушного судна за принятие решения о взлете и посадке. Польский сенатор Влодзимеж Чимошевич согласился с этим доводом: «Прозвучавшие на пресс-конференции МАК заявления достаточно убедительны, в частности, те, что касались отсутствия у диспетчерской службы права "закрывать" аэродром».

Глава МВД призвал не оспаривать основные тезисы доклада, но считает необходимым дополнить этот документ информацией о работе смоленского аэродрома. В частности, по его данным, «у диспетчеров не было достаточной квалификации для работы с гражданскими воздушными судами». Он уверен, что вина за катастрофу лежит как на польской, так и на российской стороне. Вместе с тем он заранее предупредил поляков, что выводы со стороны Варшавы по поводу причин и виновных будут более жесткими к польской стороне, чем те, что предоставил МАК. Министр внутренних дел уже пообещал, что собственный доклад МВД по катастрофе президентского лайнера будет готов в текущем месяце. Это будет промежуточный вариант. Его не опубликуют. Полная версия появится, когда завершится анализ записей «черных ящиков». Тогда ее и обнародуют.

Миллер подверг сомнениям утверждение МАК о том, что в крови главкома ВВС Польши Анджея Бласика был обнаружен алкоголь. «Мы знаем, что после смерти человека его тело вырабатывает некоторое количество алкоголя, — сообщил он. — Следует напомнить, что никто не может сказать, что пассажирам самолета подавали алкоголь, так что все инсинуации на эту тему не соответствуют действительности».

Утверждение о том, что после смерти человека в его теле вырабатывается этанол, неверно, заявил «Эксперту Online» Вячеслав Пауков, известный российский патологоанатом, заведующий кафедрой патологической анатомии 2-го лечебного факультета Московской медицинской академии. «После смерти этанол не вырабатывается. Для того чтобы что-то вырабатывалось, должен быть обмен веществ. А в мертвом организме его нет, — сообщил он. — Метаболизм прекращается, как только прекращается кровообращение и работа сердца. Потому что для обмена веществ нужно поступление кислорода и метаболитов. После смерти идет распад».

Отметим, информация о содержании этилового спирта в крови главкома польских ВВС была выдана вчера председателем МАК Татьяной Анодиной, рассказывавшей прессе о результатах работы комиссии. Она уточнила, что концентрация алкоголя составляла 0,6 промилле. «У живого человека вырабатывается этанол, его содержание может достигать 0,3 промилле, не больше. Если у человека есть какой-то воспалительный процесс, например, ангина, то этанола может быть чуть выше — 0,4 промилле, — пояснил Вячеслав Пауков. — Но то, что обнаружили в крови польского военного, 0,6 промилле, это все же этанол экзогенный. 0,6 промилле — это легкая степень опьянения. Можно предположить, что выпил он граммов 100. Все еще зависит от массы тела и от того, когда он выпил. Потому что 15% алкоголя выводится в неизмененном виде через дыхание, через легкие».

Как сообщил сегодня «Эксперту Online» Ежи Хащиньский,  заведующий международным отделом польской газеты «Речпосполита», из всего, что прозвучало вчера из уст чиновников МАК, эта информация была для поляков по-настоящему новой.

Предкризисное состояние

Оппозиция развернула бурную дискуссию вокруг доклада МАК, обвиняя премьера в попустительстве России. Премьер, отмечают польские издания, оказался в очень сложной ситуации, дав карт-бланш российскому премьеру Владимиру Путину своим согласием на проведение расследования в Москве. Так, по крайней мере, считают в «Речпосполита». Брат погибшего президента Ярослав Качиньский акцентирует на этом внимание, указывая, что в том, что доклад стал «издевательством над Польшей», виноват премьер Туск: «Была возможность обратиться к России с просьбой о передаче следствия в руки поляков. Премьер Туск заявил тогда, что не может ставить на кон доверие к России и поэтому не пойдет на такой шаг».

С позицией Качиньского согласиться сложно: во-первых, катастрофа произошла в российском небе, поэтому участие РФ расследовании бесспорно, во-вторых, расследование причин аварии вела не Москва, а Межгосударственный авиационный комитет, в-третьих, польская сторона в лице 24-х экспертов постоянно присутствовала в здании комитета и получала беспрепятственный доступ, как заверяет российская сторона, ко всем документам, включая  бумаги ограниченного доступа.

Сегодня глава МИД РФ Сергей Лавров счел необходимым напомнить, что расследование было проведено по поручению правительств России и Польши в соответствии с международными нормами, которые были закреплены в Чикагской конвенции. А МАК, указал он, «независимая международная организация», признанная «в качестве независимого механизма, и опиралась техническая комиссия на поддержку ведущих экспертов из нашей страны, из Польши, из США и из ряда европейских государств и стран СНГ, и ряд международных организаций в этом участвовал».

Отметим, общественное мнение в Польше весьма неоднородно. Так, «Газета Выборча» не видит особых противоречий в докладе МАК. Документ «открывает мрачную последовательность событий, которые неминуемо ведут к трагическому концу». «Это не российские следователи управляли самолетом», — пишет издание. Однопартийцы Туска по «Гражданской платформе» в ожидании реакции премьера оценивали доклад МАК осторожно. Как заявила замлидера фракции сейма Малгожата Кидава-Блоньска, доклад «достаточно конструктивен». А советник президента Польши Томаш Наленч предостерег от спешных выводов до полного и детального изучения документа: «Хорошо, профессионально подготовленным российским специалистам, представившим и аргументировавшим отчет, мы противопоставляем эмоциональную реакцию некоторых наших политиков. Это неправильно».

Экспертное сообщество вместе с тем уверено в справедливости замечаний МАК. Как заявил секретарь польского Авиационного комитета Томаш Хыпки, ситуация в Польше такова, что безответственность политиков влечет за собой безответственность всех остальных, включая пилотов и тех, кто непосредственно готовит полеты.

Касаясь оценки доклада, он процитировал слова президента Бронислава Коморовского: «Правда — такая, какая она есть. Она трагична для поляков, и вся ответственность лежит на польской стороне, в том числе на экипаже, который был плохо обучен, а полет не подготовлен». Хыпки уверен: «Не обеспечили всем этим политики. Их миссия не была выполнена. Ведь было известно, что это закрытый аэродром, тем не менее приняли решение лететь именно туда. Кто должен за это ответить?» Более того, по его мнению, ситуация не станет лучше в ближайшее время, так как нет политической воли для наведения порядка. Предвидя непростые для Польши дни в связи с изучением доклада МАК, Хыпки прогнозирует: «Думаю, политические "разборки" будут продолжаться, это очевидно. Потому что одна сторона хочет спихнуть ответственность на россиян — это "дивиденды" оппозиционной партии "Право и справедливость", явно страдающей русофобией и зарабатывающей на этом себе проценты голосов избирателей. А другая сторона — правительственная — пытается снять с себя ответственность, поскольку должна отвечать за все».