Мир к северу от Альп

Москва, 01.02.2011
В Музее изобразительных искусств им. Пушкина открылась выставка «Искусство Северной готики и Ренессанса. Живопись, скульптура, художественная мебель» из собрания Михаила Перченко — известного коллекционера, владельца галереи «Старые мастера». Выставка, на которой представлены 33 картины североевропейских мастеров в окружении позднеготической раскрашенной деревянной скульптуры и резных сундуков, — зрелище для России крайне необычное.

Фото: ИТАР-ТАСС

Отечественные музеи не слишком богаты произведениями тех времен. Настолько не слишком, что залы Северного Возрождения музея «Метрополитен» или, скажем, Лондонской национальной галереи неизбежно повергают нашего человека сначала в оторопь, а затем в отчаяние. Во-первых, потому, что у нас нет навыка видеть Яна ван Эйка, Рогира ван дер Вейдена, Дюрера с Гольбейном в таких количествах. Во-вторых, потому, что «все, все у них». У нас когда-то в Эрмитаже тоже были бриллианты — «Благовещение» и знаменитые боковые створки «Татищевского складня» с «Распятием» и «Страшным судом» — оба Яна ван Эйка (или Яна и Губерта ван Эйков). Но их в начале 1930-х (вместе с двумя Рафаэлями и многими другими прекрасными вещами) советское правительство потихоньку продало на Pапад.

В коллекции Михаила Перченко нет ни ван Эйка, ни Дюрера. Большинство мастеров либо вообще безымянны, либо мало известны широкой публике. Нет Лукаса Кранаха-старшего, но есть Лукас Кранах-младший, унаследовавший за отцом его мастерскую при дворе курфюрста Саксонии. Нет Иохима Патинира — художника, которого Дюрер в своем дневнике назвал «хорошим пейзажистом», но есть мастер круга Иоахима Патинира. Нет Гуго ван дер Гуса, но есть ранняя копия его «Оплакивания Христа». Нет Питера Брейгеля-старшего, но есть круг Питера Брейгеля Младшего. Собрание это интересно не абсолютными шедеврами, а как срез разнообразного и самодостаточного художественного мира, отделенного Альпами от ренессансной Италии, где XV–XVI века прошли под знаком возрождения античного наследия и открытия законов центральной перспективы. Раздававшиеся во Флоренции и Риме страстные призывы превзойти мастеров классической древности в деле подражания природе не был слышен к северу от Альп. В германских и австрийских землях, в Нидерландах и Чехии готические храмы наполняла раскрашенная скульптура затейливой резьбы, алтарные образы представляли святых и сцены из Священного писания, игнорируя математические законы построения пространства и каноны классической красоты зачастую вместе с анатомией. Даже там, где появляются античные сюжеты (Венера с амуром) или повод изобразить римского воина (как, скажем, в сцене бичевания Христа), североевропейский мастер не слишком удаляется от того, что делали его непосредственные предшественники, или от вкусов заказчика, воспитанного на образцах изобразительной культуры куртуазных рыцарских времен.

Что же касается скульптуры, то резные алтари и статуи, до конца XVI века сохраняющие грациозный готический S-образный изгиб, еще раз подтверждают: главенство Италии в художественных вкусах Европы эпохи Ренессанса, заставляющее видеть в искусстве этой страны художественный стержень эпохи, — миф, который родился тогда же в самой Италии. Изрядная часть Европы прекрасно обходилась без попыток подражать Леонардо и Рафаэлю, прозревая прекрасное не сквозь призму античного наследия, а совершенно по-иному. Этот способ зрения один великий исследователь охарактеризовал как умение смотреть одновременно «в микроскоп и телескоп», то есть совмещать в одном изображении мельчайшие детали и необъятные, вселенские пространства. Результаты работы этой оптики и представлены сегодня в Музее изобразительных искусств имени Пушкина.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Ситуация с китайским коронавирусом становится все тревожнее
      Несмотря на меры предосторожности, принимаемые во многих странах, новая болезнь, которая появилась в Китае, расползается по планете.
    2. В США начинается процесс отрешения от власти Дональда Трампа
      Шансов на победу у сторонников импичмента почти нет.
    3. Дмитрий Медведев рассказал о решенных и нерешенных задачах за время своей работы
      Бывший российский премьер заявил, что он в целом доволен тем, как работал кабинет министров почти восемь лет, хотя и признает, что «были и нерешенные задачи»
    Реклама