Стареет, дорожает – и умнеет

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
13 апреля 2011, 12:57

Вместе с ростом зарплат рабочих растет и себестоимость выпускаемых в КНР товаров, что снижает их конкурентоспособность на мировых рынках и заставляет многие компании переводить производство из «дорогих» прибрежных районов в относительно дешевую глубинку или в другие страны, где стоимость рабочей силы значительно ниже.

Фото: AP
Китай стремительно превращается в страну дорогой рабочей силы и дорогих товаров

Один или два?

 

По прогнозам демографов, уже к 2030 году Индия станет самой многонаселенной страной планеты. На конец прошлого года в ней жили 1,21 млрд человек. Численность населения Китая 1,34 млрд человек, но благодаря более высоким темпам роста населения Индия это отставание в течение двух десятилетий ликвидирует.

В Пекине с удовольствием расстанутся с титулом самой многонаселенной страны планеты. Последние три десятилетия правительство КНР пыталось замедлить рост населения. В основном за счет введенного в 1979 году правила «одного ребенка» в семье, благодаря которому, считают власти, удалось предотвратить свыше 400 млн рождений.

Последние 20 лет китайцев рождается все меньше. В 2010 году население Поднебесной увеличилось на 6,3 млн человек. Если в 2009 году рождаемость в КНР составляла 5,5 на тысячу человек, то в прошлом она снизилась до 4,7.

Кроме закона «одного ребенка» специалисты объясняют замедление роста населения урбанизацией и растущим благосостоянием китайцев. Однако замедление темпов роста населения наряду с плюсами имеет и свои минусы. Большинство экономистов соглашаются, что низкий уровень рождаемости в Китае, ранее считавшийся преимуществом, сейчас будет замедлять экономическое развитие.

Отношение рабочей силы к численности населения, по прогнозам специалистов, уже через пять лет начнет уменьшаться. Численность же пожилого населения растет так быстро, что к 2040 году средний возраст китайцев превысит средний возраст американцев.

«Над китайской демографией, – предупреждает Ван Фен, директор столичного Центра публичной политики Цинхуа, – навис дамоклов меч страшного кризиса. Сейчас с этим уже почти никто не спорит».

Не спорят, похоже, и в правительстве. Власти пока еще не готовы окончательно отменить правило «одного ребенка», но недавно пошли на очередное ослабление. Отныне штрафоваться будут не все, как раньше, семьи, а только те, в которых мать моложе 28 лет и в которых второй ребенок родился менее чем через 4 года после первого.

Демографы считают, что этих мер недостаточно. По мнению Ван Фена, даже сейчас почти две трети (63%) семей не имеют право иметь больше одного ребенка. Сейчас китаянки рожают 1,4-1,8 ребенка, а для естественного воспроизводства населения необходимы 2,1. Причем в Пекине и Шанхае этот показатель значительно ниже – всего лишь 0,7 ребенка.

Нельзя забывать и о глубокой диспропорции по половому признаку. Если в 70-е годы соотношение мальчиков и девочек было близко к норме: 103-107 мальчиков на 100 девочек, то через четверть века ситуация изменилась. 119 мальчиков на 100 девочек в КНР – один из самых искаженных половых балансов на планете. В 2005 году юношей в возрасте до 20 лет в Китае было на 32 млн больше, чем девушек.

Ван Фен утверждает, что численность молодежи до 20 лет сейчас в Поднебесной на 14% ниже, чем 10 лет назад. К 2030 году численность молодых людей уменьшится еще на 17%.

Доля китайцев старше 65 лет, с другой стороны, почти удвоилась и достигла 16%, а к 2050 году, по прогнозам демографов из ООН, старше 65 будет почти каждый четвертый китаец.

Китайское общество стремительно стареет: в 1950 году пожилых китайцев было 41 млн человек, а в 2009 году – уже 167 млн человек. В 2020 году стариков будет 248 млн человек, а в 2050-м – 440 млн. Сейчас каждому восьмому китайцу за 60 лет, а почти 19 млн старше 80. Старение приведет к тому, что в 2050 году на каждого старика будет приходиться 1,7 работающих китайцев. В 1975 году на каждого пенсионера работали 7,7 человека.

Конечно, эффект сокращения рабочей силы частично будет компенсироваться ростом производительности труда и другими мерами – например, обсуждаемым сейчас в правительстве повышением пенсионного возраста для женщин. Но в любом случае наступит момент, когда изменившиеся соотношения в китайском обществе начнут замедлять его экономический рост.

В розыске 25 миллионов рабочих

Миф о Китае как о стране, где для всех не хватает работы, в результате чего китайцы едут на заработки в другие страны, канул в Лету. Несмотря на то что в Поднебесной по-прежнему самая многочисленная армия рабочих – 819,5 млн человек (CIA World Factbook, 2010), бурный поток молодых рабочих уже начинает превращаться в ручеек, который со временем может совсем пересохнуть.

Соотношение молодых и пожилых рабочих с каждым годом меняется в сторону пожилых. Из примерно 550 млн работоспособного населения в китайском селе моложе 35 лет лишь менее 200 млн.

Согласно результатам исследования почти 3 тыс. деревень в 17 китайских провинциях в трех из четырех деревень (74%) не осталось ни одного работоспособного человека.

Многие ученые, к примеру, Жу Хайвань из Шанхайской академии социальных наук, объясняют недостаток рабочей силы тем, что ее численность не успевает угнаться за ростом экономики. С ним согласен Стивен Грин, экономист Standard Chartered Bank и автор исследования «В розыске 25 миллионов рабочих», который считает, что экономический рост создает рабочие места быстрее, чем население – новых рабочих. По его расчетам, в 2011-15 годах на рынке труда в КНР будет появляться 3 млн новых рабочих в год, в то время как в предыдущее десятилетие эта цифра составляла 10 млн.

Даже сейчас, в середине апреля, спустя два месяца после окончания новогодних праздников, более чем на 90% фабрик не хватает от 10% до 30% рабочих. Это на 3% больше, чем в 2010 году. Далеко не все из десятков миллионов рабочих-мигрантов, уехавших домой на праздники, вернулись на работу. И далеко не все из вернувшихся пришли на прежние рабочие места.

Новое поколение рабочих-мигрантов хорошо образовано и имеет высокие запросы как по качеству жизни, так и по уровню зарплат. Поэтому многие из них часто меняют работы.

В Гуанчжоу, провинция Гуандун, по словам Стэнли Лау, заместителя председателя Гонконгской федерации экономики, после праздников на работу не вышли 30-40% приезжих рабочих. И хотя владельцы фабрик уже привыкли к этому явлению, в этом году нехватка рабочей силы побила все рекорды, потому что раньше «невозвращенцев» было 10-15%.

В отличие от предыдущих лет развитые южные и восточные провинции сейчас вынуждены конкурировать за рабочих с центральными и западными районами страны, традиционными поставщиками рабочей силы. Власти там энергично убеждают местных жителей не ехать на заработки в прибрежные города, а оставаться дома. Например, в Ухане, столице Хубея, работают 12 ярмарок труда для рабочих-мигрантов, а многие компании открывают пункты найма прямо на железнодорожном вокзале.

Главным фронтом борьбы за рабочих являются зарплаты, которые поднимают не только на юге и востоке, но и в центре Поднебесной и на западе. И хотя на юге и востоке рабочие получают по-прежнему больше, разница стремительно сокращается. Стоимость жизни в центральных и западных районах в три раза ниже, чем на побережье. Не удивительно, что все больше китайцев предпочитают искать работу поближе к дому, а не ехать за тридевять земель к морю.

Нехватка рабочих и политика правительства, три года назад пересмотревшего Трудовой кодекс, приводят к росту зарплат. Как следствие этого, а также стремительного роста цен на сырье, лозунги типа: «Китай – родина самых дешевых товаров!» и «Китай – родина самой дешевой рабочей силы» уходят в прошлое.

Исследование Standard Chartered по итогам первого квартала показывает рост зарплат примерно на 15%. Это немного выше, чем 10-процентный рост в первом квартале 2010 года, но намного меньше прогнозируемого роста в 20-30%.

Сейчас уже мало кого удивляет тот факт, что по стоимости, слагающейся из зарплаты и социальных выплат, средний китайский рабочий на начало этого года уступал только малайскому и тайскому. На 12-ю пятилетку поставлена цель удвоить к 2015 году МРОТ до 3 тыс. долларов и довести соцвыплаты до 1,5 тыс. долларов. Так что через пять лет дороже китайской рабочей силы в Азии будет только малайская.

Все это лишает Поднебесную привлекательности в глазах зарубежных инвесторов. Одни компании выводят производство в центр и на запад страны, где земля стоит значительно дешевле; другие уезжают в более дешевые азиатские страны.

Аналитики банка Credit Suisse называют происходящие сейчас в Китае перемены «поворотным моментом» для китайской экономики и, не исключено, остального мира, потому что роль Поднебесной как главного борца против глобальной инфляции при помощи дешевых товаров стремительно уходит в прошлое.

«Процесс снижения конкурентоспособности китайских товаров, – говорится в исследовании Credit Suisse, – конечно, не будет мгновенным и растянется на целое десятилетие, но начало ему уже положено».

Как относятся в Пекине к этим тревожным явлениям? В целом спокойно, без паники. В правительстве считают разговоры о нехватке рабочей силы сильно преувеличенными, а к потере титулов поставщика дешевой рабочей силы и дешевых товаров относятся даже положительно. Во-первых, это заставит волей-неволей переходить от дешевого ширпотреба к высоким технологиям и тяжелому и точному машиностроению; а во-вторых, повышение зарплат повышает уровень жизни и покупательную способность китайцев и развивает внутренний рынок.