Системный сбой

Али Алиев
27 апреля 2011, 20:22

Бензиновый кризис мог стать следствием совпадения двух факторов – ливийского ценового шока на мировых рынках нефти и увеличения акцизной нагрузки на производителей ГСМ на внутреннем рынке. И хотя причин для паники нет, система ценообразования на рынке топливной розницы требует скорейшего усовершенствования.

Фото: ИТАР-ТАСС
Рост цен на бензин привел к панике на розничном рынке нефтепродуктов

Дефицит бензина в некоторых регионах страны связан не с налоговыми факторами, а исключительно с администрированием и регулированием, считает вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин. По его словам, сейчас «работают обычные налоговые факторы», которые не могли повлиять на ситуацию с дефицитом бензина, особенно сейчас, когда цена на нефть такая высокая и спрос на мировом рынке полностью не восстановился и даже несколько начал притормаживать именно из-за высокой цены на нефть. «Никакого дефицита из-за этого произойти не могло», – считает вице-премьер.

Он отметил, что основные факторы изменения цен на бензин подчиняются мировым тенденциям, в том числе тенденциям спроса и предложения. «Собственно, под них и должны подстраиваться производители, умело и своевременно администрируя, реагируя на спрос», – сказал он.

Иной точки зрения придерживается президент НК «ЛУКойл» Вагит Алекперов. По его словам, повышение цен на топливо связано с тем, что «совпали воедино снова резкий рост цены на сырую нефть и рост акцизной нагрузки на литр бензина, который поступает потребителям». «Мы сегодня имеем ряд сдерживающих факторов, мы ведем диалог с правительством, в том числе о мерах компенсации. Одной из мер было бы и снижение акцизов, которые ввели с 1 января, – это не дало бы возможности повышать», – сообщил он в интервью телеканалу RT. «Сегодняшняя цена на рынке РФ не отражает тех затрат, которые несут компании: на производство бензина, дизельного топлива и на доставку их потребителю. Все тарифы естественных монополий, все они сегодня индексированы, поэтому мы считаем, что цена может расти, но незначительно», – отметил глава «ЛУКойла». «Конечно, мы понимаем общество, которое вправе требовать от нас справедливой цены. Но вопрос в том, где эта справедливая цена – сегодня наше топливо почти на 30-40% продается дешевле, чем у наших соседей: даже в Белоруссии, Украине, я уже не говорю о Прибалтике», – сказал Алекперов.

Напомним, что нефтяные компании в течение последней недели повысили цены на топливо на автозаправочных станциях. К примеру, в Москве и московском регионе, согласно данным Московской топливной ассоциации, средневзвешенные цены на дизельное топливо выросли на 13 копеек за литр, на Аи-92 – на 21 копейку, Аи-95 – на 25 копеек. «ЛУКойл» еще 21 апреля увеличил цены на все топливо, реализуемое на АЗС в регионе, на 30 копеек за литр, сообщил Агентству нефтяной информации (АНИ) источник в компании. В ТНК-ВР отметили, что компания на этой неделе повысила цены на бензин в московском регионе также примерно на 30 копеек за литр, следуя общей тенденции рынка. Подросли цены на АЗС и «Роснефти». По свидетельствам автовладельцев, стоимость обычного бензина выросла на 30 копеек за литр, брендированного – на 50 копеек.

На острую ситуацию с дефицитом бензина были вынуждены откликнуться и власти. Владимир Путин 26 апреля поручил компетентным ведомствам разобраться в ситуации в кратчайшие сроки с тем, чтобы «сформулировать и реализовать перечень необходимых мер по нормализации ситуации на рынке топлива». УФАС по Алтайскому краю во вторник возбудило уголовное дело в отношении компаний «Роснефть» и «Газпром нефть», подозревая их в картельном сговоре. Не остались в стороне и силовые структуры. «Генпрокуратура поручила прокурорам субъектов федерации во взаимодействии с органами антимонопольной службы принять меры по противодействию ценовому сговору в сфере производства и торговли нефтепродуктами», – сообщила официальный представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева.

В чем же причина перебоев с бензином в отдельных регионах страны и есть ли какие-либо экономические основания для возникновения сейчас дефицита бензина и нефтепродуктов в России? «Более определенной картина будет выглядеть после публикации данных об экспорте нефти в апреле. Но, вероятно, нефтяные компании, ориентируясь на высокие цены на нефть и искусственное сдерживание цен на бензин внутри страны, стали направлять на экспорт дополнительные объемы нефти, что и могло привести к дефициту топлива на российском рынке, – полагает директор департамента Due Diligence „2К Аудит – Деловые консультации / Morison International” Александр Шток. – Учитывая высокий уровень монополизации российского рынка в целом и регионального в частности, подобные действия нефтяников вполне могут привести к дефициту топлива на внутреннем рынке. Что, судя по всему, и случилось в Алтайском крае».

«Мы видим совокупность причин возникновения текущего „бензинового кризиса”. Основная причина – сокращение объемов предложения бензина и дизельного топлива со стороны НПЗ, причем эта проблема характерна для большинства российских регионов», – отмечает управляющий фондом «Финам нефтегаз» Роман Беседовский

По его мнению, в условиях жесткого контроля за ценообразованием на рынке топливной розницы со стороны госрегуляторов ВИНК более заинтересованы в использовании благоприятной внешней конъюнктуры на рынках нефти и нефтепродуктов, где давления на цены не оказывается. «Показательны в данной ситуации данные Росстата, согласно которым прирост объемов экспорта нефти в феврале 2011 года вырос относительно января более чем на 20%. То есть крупные нефтяные компании таким образом компенсируют выпадающую в сетевой рознице маржу, в то время как АЗС, не относящиеся к ВИНК (а именно – независимые АЗС), зачастую испытывают серьезные проблемы в сфере поставок топлива, – говорит Беседовский. – Другая проблема в том, что существенно возрос уровень спроса на топливо за счет начала посевной кампании и появления на дорогах так называемых „подснежников”. Помимо этого, в ряде регионов в настоящий момент происходит модернизация оборудования НПЗ, что оказывает давление на объемы производства нефтепродуктов в РФ и, как следствие, толкает цены вверх. Имеет влияние на цены, правда, в несколько меньшей степени, проблема биржевой торговли нефтепродуктами. Согласно схеме такой работы, направление поставок приобретенной нефти определяет покупатель, и не всегда вопрос решается в пользу розничного сегмента. Особенно учитывая объем поставок, ряд экспертов выражают сомнения в рыночном характере подобного рода сделок».

Схожей точки зрения придерживается и Григорий Бирг, аналитик «Инвесткафе». По его словам, можно предположить, что стабильно высокие цены на нефть и особенности налогового законодательства в последнее время сделали экспорт сырой нефти более выгодным, чем ее переработка с последующим экспортом или продажей на внутреннем рынке нефтепродуктов. «Также особое внимание со стороны ФАС и действия правительства по сдерживанию роста цен на нефтепродукты сделали реализацию на внутреннем рынке менее выгодной для нефтяных компаний», – отмечает аналитик.

«Основания дефицита на поверхности: во-первых, очевидный приоритет экспорта нефтепродуктов по более чем комфортным мировым ценам по сравнению с внутренним рынком, даже несмотря на повышающиеся экспортные пошлины. Во-вторых, нерыночное, а с помощью „ручного привода” регулирование цен внутри страны явно не по вкусу нефтяным корпорациям, и, в-третьих, посевная, на которую нефтяники должны в принудительном порядке отгружать с огромным дисконтом к цене нефтепродуктов осени прошлого года себе в убыток огромные объемы топлива», – говорит Андрей Корельский, управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры».

По его мнению, есть комплекс причин перебоев с бензином. «С одной стороны, мы стремимся к свободной рыночной экономике, а с другой стороны, периодически видим как „тяжелая рука” регуляторов напрямую устанавливает плановые цены на те или иные товары и услуги, и по нефтепродуктам таких примеров больше всего, – говорит Корельский. – Я думаю, и нефтяникам было бы уже проще, да и населению понятней, если бы руководство страны обозначило бы напрямую объемы и цены, по которым страна должна быть обеспечена нефтепродуктами. И мы, как нефтяная супердержава по примеру ряда стран Ближнего Востока и Южной Америки, вполне могли бы себе это позволить. А уже сверхлимиты нефтяники спокойно могли бы направлять на экспорт по мировым ценам. Но никто такую ответственность открыто в современных условиях брать на себя не будет».

Спасут ли ситуацию административные меры, вроде «ручного управления», ограничения цен в приказном порядке и угрозы возбуждения уголовных дел? «На определенное время – да, спасти могут. Власти предпримут максимум усилий (в том числе административного характера) для того, чтобы не вызывать социальную напряженность в преддверии выборов в парламент и позднее, весной 2012 года – президентских, – считает Роман Беседовский. – В такой ситуации все средства хороши. В противном случае нынешней власти будет крайне проблематично получить лояльность электората. Но есть и рыночные факторы, которые нельзя не учитывать, и рост цен, скорее всего, продолжится, однако будет носить достаточно плавный характер».

«К „ручному регулированию” рынка правительство РФ прибегает не в первый раз, очевидно, что свидетельствует о неэффективности действующей системы налогообложения и контроля за рынком, – полагает Александр Шток. – Принимая во внимание специфику российского рынка, а именно, что ключевыми поставщиками топлива являются ВИНК, правительству необходимо построить такую налоговую систему, которая будет стимулировать развитие переработки в стране. Иначе при более высокой доходности от экспорта сырой нефти по сравнению с переработкой ВИНК будут делать ставку на экспорт, что сейчас и происходит». По мнению аналитика, в сложившейся ситуации без искусственного регулирования рынка, видимо, не обойтись. «В преддверии посевного сезона ситуацию нужно стабилизировать. Сделать это необходимо в кратчайшие сроки, что невозможно без вмешательства государства. Однако в дальнейшем необходима налоговая стимуляция нефтепереработки, иначе рыночные механизмы на топливном рынке в России перестанут работать», – говорит аналитик.

«Очередная четвертая, пятая, десятая волны ФАС уже девальвировали свое значение, и нефтяные корпорации по большому счету уже не видят в них критической угрозы, – сомневается Андрей Корельский. – В конце концов если всех запугать и страшить оборотными штрафами и тюрьмой за квазикартели, то просто некому будет скоро добывать и инвестировать в развитие отрасли. Нужен конструктивный диалог и понятные правила игры для всех игроков нефтяного рынка, а не рынок постоянных исключений, двойных стандартов и преференций для отдельных особо приближенных».

При этом аналитик не исключает и конспирологической версии, что российские ВИНК, теряющие льготы и зажатые растущими налогами, могли решиться несколько «разогреть» ситуацию и прибегнуть к такого рода пиаровскому шантажу. «Если не нравится, как добываем мы, то поезжайте сами в арктическую тундру и аномально континентальную зону погодных условий Восточную Сибирь и добывайте „черное золото” страны сами – могут рассуждать российские нефтяники, – говорит Корельский. – Легко рассуждать о неправильном ценообразовании, сидя в московском кабинете, при этом не учитывая постоянно растущие тарифы естественных монополий, увеличения стоимости перевозок и транспортировки нефтепродуктов, стремительно скудеющих разведанных запасов, а также гигантской стоимости нефтедобывающего и сервисного оборудования, преимущественно иностранного производства».

Впрочем, такая «теория нефтяного заговора» маловероятна. «ВИНК прекрасно понимают, какова будет реакция государства на резкий прирост цен на топливо – очередные антимонопольные дела, директивы, попытки надавить другими способами, – говорит Роман Беседовский. – Крупные нефтяные компании в сложившейся ситуации точно не внакладе – на автозаправках спрос огромен, НПЗ загружены, внешние цены на нефть благоприятны для экспорта».

«Не думаю, что российские ВИНК ввиду особого внимания к ним ФАС рискнули бы организовать подобного рода заговор ради достижения каких то целей, – соглашается Григорий Бирг. – Ситуация на рынке бензина стабилизируется в течение месяца-двух и по необходимости с вовлечением правительства к устранению проблем. „Роснефть” уже вдвое сократила экспорт бензина с начала года. Также „Роснефть” вчера приняла решение выделить дополнительные объемы дизельного топлива и бензина Алтайскому краю и в других регионах страны. Думаю, другие компании последуют примеру, и это лишь вопрос времени».