С дальним прицелом

Вадим Пономарев
6 апреля 2011, 19:01

Нефтяная компания «ЛУКойл» сегодня объявила о намерении продать «Дагестанэнерго», которое сейчас входит в состав «ЛУКойл-Ростовэнерго» и обеспечивает жителей Махачкалы и Каспийска теплом, электроэнергией и горячей водой. Причиной этого, очевидно, стали как климатические особенности самого южного региона России, так и хронические неплатежи потребителей за поставленные услуги.

Фото: picvario.com/Russian Look
«Лукойл» уходит из электроэнергетики Дагестана

В состав «Дагестанэнерго» (ДЭ) сейчас входят Махачкалинская ТЭЦ с установленной электрической мощностью 18 МВт, тепловые сети в столице республики протяженностью 159,8 км и ТЭЦ в городе-спутнике Махачкалы – Каспийске с установленной электрической мощностью 18 МВт. Все эти активы первоначально входили в состав ТГК-8, которую нефтяная компания купила весной 2008 года у федерального энергохолдинга РАО «ЕЭС России». Далее «ЛУКойл» довел свою долю в этой генерирующей компании до 100%, реорганизовал ее (ДЭ тогда и вошло в состав ООО «ЛУКойл-Ростовэнерго»), а весной нынешнего года признал электроэнергетику в качестве своего основного бизнеса, наравне с добычей, переработкой и реализацией нефти, газа и нефтепродуктов.

Нынешнее решение правления «ЛУКойла» в отношении дагестанских электростанций, видимо, напрямую связано с повышением эффективности электроэнергетического бизнеса компании. «В целях дальнейшего совершенствования структуры владения и управления энергетическими активами „ЛУКойл” предполагает в дальнейшем вывести «Дагестанэнерго» за пределы компании путем отчуждения 100% принадлежащего ей уставного капитала энергопредприятия», – коротко пояснила свою позицию компания. И ее в принципе можно понять. По словам президента «ЛУКойла» Вагита Алекперова, компания только в этом году введет в эксплуатацию 600 МВт новых энергомощностей – 400 МВт в Краснодарском крае и 200 МВт в Астрахани, где наблюдается дефицит электроэнергии. В последующие два года – еще 400 МВт, увеличив установленную мощность ТГК-8 (сейчас – Южная генерирующая компания) до 4,7 ГВт. В соответствии с отчетом компании по US GAAP в прошлом году компания увеличила производство электроэнергии на 0,8% – до 13,2 млрд кВт/ч, производство тепловой энергии выросло на 1,3% и составило 15,3 Гкал.

На фоне этого масштаба «потеря» компанией 36 МВт мощности в результате продажи двух дагестанских ТЭЦ выглядит арифметической погрешностью. На самом деле «ЛУКойл» этой сделкой выигрывает как минимум дважды. Во-первых, он избавляется от проблемного актива. Экономика работы тепловых станций такова, что наибольшую прибыль они зарабатывают в осенне-зимний отопительный период (ОЗП), когда сочетают генерацию электроэнергии с выработкой сетевой воды для отопления. Лето для большинства российских ТЭЦ – планово-убыточный период. В равнинной же части Дагестана, где располагаются Махачкала и Каспийск, снег зимой – большая редкость (поэтому большинство местных водителей даже не думают на зиму ставить шипованную резину). Средняя температура января в столице самой южной российской республики – около нуля, а в марте уже вовсю прет буйная зелень. Поэтому даже зимой махачкалинская и каспийская ТЭЦ, очевидно, работали с минимальной рентабельностью (особенно учитывая отсутствие ныне крупных производств, в том числе и оборонных, для обеспечения которых эти теплостанции и строились в советское время). С этим же связана и крайняя степень неопределенности в отношении перспектив развития централизованного отопления в Дагестане. Дело не в темпах жилищного строительства – известны случаи, когда будущие жильцы даже многоквартирных домов в республике отказывались устанавливать батареи в своих квартирах, потому как использовали другие способы отопления.

Кроме того, в Дагестане, как и на всем Северном Кавказе, много лет не решается проблема неплатежей за коммунальные услуги (в том числе отопление, снабжение горячей водой и газом) и поставки электричества. По данным Минэкономразвития, долги только по трем северокавказским республикам превысили 10 млрд рублей. «Лидирует» в этом списке Чеченская республика, где долги только по электроэнергии превысили 4 млрд рублей. В Дагестане долги за электричество, по данным Минэкономразвития, достигли 1,7 млрд рублей (180 млн рублей должно население, 166 млн рублей – предприятия ЖКХ, остальное – муниципальные энергосбытовые компании).

Попытки «силовым» методом решить проблему неплатежей, например за электричество, в Махачкале не проходят, как не проходили они и пять лет назад, когда тогдашний глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс в присутствии корреспондента «Эксперта Online» грозил уголовным преследованием тем жителям города, которые вязали охрану, сбивали замки и вновь запускали обесточенные по приказу из Москвы сетевые подстанции в Махачкале. Сейчас воздействовать на неплательщиков пытается государственная энергокомпания МРСК Северного Кавказа. Однако ограничение электроснабжения части республиканской столицы летом 2009 года привело к тому, что жители города устроили манифестации на улице. Сейчас МРСК Северного Кавказа пытается использовать другую тактику. «Если будет консолидация всех электрических сетей в одних руках, их передадут одной организации, неважно, каким способом – покупка, аренда или передача в управление, – то проблема с неплатежами разрешится», – заявил недавно прессе начальник департамента компании по работе со СМИ Геннадий Выхристюк. Кроме того, сетевая компания считает, что тариф на розничном рынке электроэнергии, устанавливаемый республиканской службой по тарифам, ниже экономически обоснованного на 40%. «Компания с нами ссорится, третий год подает на нас судебные иски, в том числе в арбитражную инстанцию, но все безрезультатно. Суд признает претензии энергетиков к службе необоснованными, потому что мы стараемся придерживаться баланса интересов поставщика и потребителя энергии», – парирует этот довод заместитель руководителя региональной службы по тарифам Марат Мамаев.

Как бы то ни было, очевидно, что «ЛУКойлу» далее вести электроэнергетический бизнес в таких условиях в Дагестане показалось излишним. Однако этот регион по-прежнему входит в зону стратегических интересов компании, поскольку она возлагает серъезные надежды на развитие добычи нефти в Северном Каспии. Ровно год назад премьер Владимир Путин дал старт промышленной добыче нефти на платформе имени Корчагина, которая располагается на одноименном месторождении в российском секторе Каспийского моря. Это месторождение лежит аккурат на середине между Астраханью и Махачкалой. А у «ЛУКойла» в нашей зоне Каспия, неподалеку от дагестанского берега, открыто еще минимум пять нефтегазовых месторождений суммарными запасами 4,7 млрд долларов. Поэтому столь же очевидно, что «отчуждать» «Дагестанэнерго» компания будет не абы как, а в пользу тех людей и компаний, которые помогут ей обеспечить надежность и стабильность ее нефтяного бизнеса здесь.