Маневры Башара

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
11 мая 2011, 10:17

Несмотря на начало обещанных реформ и отмену режима чрезвычайного положения, Башару Асаду никак не удается подавить недовольных. В Сирии продолжаются массовые беспорядки.

Фото: AP

Вероятно, президент несколько переоценил свои силы. Башар Асад «искренне полагал, что у него все будет в порядке, так как его популярность является неоспоримой. Но уже больше невозможно быть неоспоримым лидером на новом Ближнем Востоке, где потоки информации не поддаются контролю, как это было когда-то, – считает американский эксперт по Сирии профессор Дэвид Лещ. – Рост цен на потребительские товары, WikiLeaks и сила арабской молодежи, вооруженной новым оружием массового уничтожения – социальными медиа, – привели к тому, что на поверхность стали всплывать социально-экономические проблемы, коррупция, ограниченное политическое пространство, и авторитарные режимы не могли больше сдерживать эту информацию. И в этом смысле Сирия не стала исключением». Теперь Башар Асад находится между двух огней. Ему необходимо поддерживать реноме цивилизованного лидера, проводить реформы – однако на него давят силовики, требуя жестко подавлять акции протеста.

Пока что Башару Асаду удается маневрировать. Сирийские власти относительно успешно используют тактику кнута и пряника. С одной стороны, они вводят в мятежные города войска, отключают электричество, телефонную связь и интернет, проводят массовые задержания недовольных. Так, по данным оппозиции, 9 мая в Дамаске были задержаны «сотни» недовольных, в городе Банияс – еще 250. Аресты прошли также в мятежных городах Хомс и Дераа.

С другой стороны, власти проводят массовую информационную кампанию для успокоения населения, играя на его страхах и фобиях. Так, в столице повсюду можно увидеть рекламные щиты и плакаты с лозунгами, в которых население призывают к соблюдению законности и «сохранению национального единства». «Я – на стороне закона», «Остерегайтесь подстрекателей межрелигиозной розни», «Моя религия – Сирия». «Цель этой кампании, которая проводится по инициативе и на средства нашей фирмы, – содействовать укреплению национального единства страны, противостоять попыткам разжигания межконфессиональной розни, – заявил менеджер компании United Group (занимающейся размещением плакатов) Джихад Ладакани. – Мы хотим довести до сознания людей, что призывы к свободе не должны противоречить закону, что свобода не означает хаоса, что она начинается не с насилия и убийств, а с диалога и реформ».

В информационной кампании власти откровенно делают упор на консолидации религиозных и этнических меньшинств страны вокруг правящего режима. Башар Асад играет на их страхе от последствий демократизации страны – в частности, приходе к власти большинства (каковым являются сунниты, составляющие более 70% населения страны). Алавиты, христиане, курды и другие меньшинства опасаются, что после прихода суннитов к власти Сирия перестанет быть государством, проводящим политику национальной и этнической терпимости. А ведь именно эта линия терпимости позволила меньшинствам не только выживать в Сирии, но и процветать (так, например, многие христиане сделали состояние на том, что выступали как посредники в переговорах и торговле между алавитами и суннитами).

Тем временем в дело вступила Европа. Несмотря на то что Старый Свет откровенно и серьезно завяз в Ливии, европейские лидеры не смогли проигнорировать кровопролитие в Сирии. 10 мая вступили в силу санкции ЕС против Дамаска. Так, Брюссель ввел эмбарго на поставку оружия в Сирию, а также запретил посещать страны Евросоюза 13 сирийским официальным лицам.

Поводом для санкций послужил очередной сирийский «день гнева», когда после пятничной молитвы начались столкновения между толпой демонстрантов и полицией. По некоторым данным, жертвами этих демонстраций стало более трех десятков человек. В целом, по словам сирийских оппозиционеров, за два месяца антиправительственных выступлений было убито не менее 800 демонстрантов.

Однако санкции оказались по сути весьма мягкими. Никакого особого вреда режиму они не нанесут. Так, нужным Сирии оружием и боеприпасами всегда готов поделиться Иран. Для Тегерана жизненно необходимо сохранить режим Асада у власти. По словам ведущего эксперта Центра военного анализа и Ближнего Востока в Дубае Теодора Карасика, иранским амбициям распространения влияния в регионе будет нанесен сокрушительный удар в случае падения режима Асада. Если египетскую революцию можно рассматривать в качестве большой стратегической потери для Запада, то крушение Асада представляет собой еще большую потерю для Ирана. В этом случае само ядро военно-политических отношений на Ближнем Востоке претерпит кардинальные изменения, и последствия подобных перестановок будут крайне негативными для Ирана. Что касается запрета на посещение Европы, то под него не попал, в частности, сам Башар Асад и члены его семьи (кроме младшего брата). Они в любой момент могут выехать в Европу – и, по слухам, воспользовались этой возможностью. Так, по некоторым данным, Сирию уже покинула 35-летняя жена президента Асма Асад. Она сейчас находится в Лондоне вместе с тремя детьми Башара Асада Хафезом, Зейном и Каримом. В столице Великобритании сейчас куда безопаснее, чем в охваченной мятежом Сирии. Башар Асад надеется, что ему все же не придется последовать за женой.