Есть женщины в каннских селеньях

Екатерина Чен
13 мая 2011, 16:23

Фестиваль в Каннах стартовал с гламурной красной дорожки и премьеры фильма Вуди Аллена «Полночь в Париже» — картины ироничной, милой, ностальгирующей по старым временам и обеспечивающей зрителям удовольствие от просмотра.

Фото: AP

У входа в зал фотографам улыбались Эдриан Броуди, Оуэн Уилсон, Рейчел МакАдамс, Антонио Бандерас с Мелани Гриффит, Сальма Хайек, Джуд Лоу и другие примечательные личности. Две обладательницы наиболее эффектных нарядов, — ведущая церемонии открытия Мелани Лоран и член жюри Ума Турман, — непринужденно танцевали под попурри на темы Нью-Йорка в честь главы судейской коллегии Роберта де Ниро. В той же теплой дружественной обстановке собравшиеся чествовали живого классика Бернардо Бертолуччи, лауреата почетной «Золотой пальмы». Казалось, дальше фестиваль пойдет в том же духе — легко и приятно. Даром что конкурсную программу были назначены открывать режиссеры-женщины: австралийка Джулия Ли со «Спящей красавицей», британка Линн Рэмзи с семейной драмой  «Нам надо поговорить о Кевине» и француженка Майвенн с лентой «Полисс».

Но если кто ожидал нежностей от женских режиссерских рук, то жестоко просчитался. В «Спящей красавице» писательница Ли, дебютирующая в режиссуре, поведала историю сексапильной студентки, которая ради денег занялась рискованным бизнесом похлеще эскорт-сервиса. В элитном доме развлечений девушку мыли, наряжали, погружали в глубокий сон и отдавали спящую в распоряжение состоятельных клиентов. С оговоренными ограничениями в использовании. Однажды из любопытства девушка решила поставить в комнате скрытую камеру и записать, что там с ней делают, пока она спит, и закончилась затея довольно печально. Однако от «Спящей красавицы», вызвавшей небольшой скандал уже одною афишей — чересчур откровенной, с обнаженкой, — ждали большего. И поначалу картина смотрится многообещающе. Джулия Ли, казалось, нашла простейшую формулу успеха: вполне целомудренно и даже трогательно раздела на экране красивую свежую молодую артистку Эмили Браунинг (зрители могли видеть ее в экшн-комиксе «Запрещенный прием»). Но изящная натура целый фильм все же вытянуть не в состоянии. На протяжении всего просмотра ждешь, что станет ясно,  куда же режиссер клонит. Но помимо сочувствия, на что только не приходится идти бедным студенткам, чтобы выбиться в люди, и как жестока порой судьба-индейка, — ничего не дожидаешься. Юная Эмили Браунинг, впрочем, и в жизни оказалась столь привлекательна, что на целый день стала самым притягательным объектом для фотографов и телевизионщиков, мелькая на фестивальных плазменных экранах и страницах местной прессы.

Фильм француженки Майвенн посвящен еще более суровой теме: повседневной работе полицейского подразделения по защите детей. Бригада быстрого реагирования, причудливая помесь спецназа и детской комнаты милиции, разбирает случаи жестокого обращения, насилия над детьми, устраивает облавы на румынских нелегалов, а попутно решает проблемы с собственными чадами и домочадцами. Задумано лихо, но выполнено эклектично: Майвенн явно надеялась повторить каннский успех своих соотечественников: Лорана Канте, обладателя Золотой пальмы за фильм о трудных подростках «Класс», и Матье Амальрика, лауреата премии за режиссуру картины «Турне». Проблема в том, что в своей ленте «Полисс» мадам Майвенн пытается соединить оба чужих жанра, документальный реализм и бурлеск. А сочетаются они, увы, плохо.

Зато третья конкурсантка, Линн Рэмзи, сорвала заслуженные овации. Фильм «Нам надо поговорить о Кевине» повествует о несчастной матери малолетнего преступника. Мать никак не могла совладать с сыновней злостью и жестокостью, пока мальчик рос, а однажды воспитывать его стало уже слишком поздно. Картина превратилась в бенефис Тильды Суинтон, женщины-оркестра, точно и тонко сыгравшей всю гамму материнских эмоций, и скрытых, и ярко выраженных. Героине, формально ни в чем не виноватой, приходится на протяжении всей картины держать удар, принять на себя обструкцию социума, предназначенною, по сути, ее отпрыску. Тильда — слишком очевидный кандидат на приз лучшей актрисе, конкуренток у нее попросту не предвидится, но политика раздачи наград малопредсказуема.

Параллельно с конкурсом в Каннах стартовала программа «Особый взгляд», та самая, в рамках которой будут показаны позже оба российских фильма-участника, «Охотник» Бакура Бакурадзе и «Елена» Андрея Звягинцева. Жюри программы возглавляет Эмир Кустурица. На открытии «Особого взгляда» показали фильм Гаса Ван Сэнта «Не сдавайся». Молодые актеры Миа Васиковска («Алиса в стране чудес») и Генри Хоппер (сын знаменитого Дэнниса Хоппера) разыграли на двоих историю любви с заведомо известным концом, поскольку один из влюбленных по сценарию смертельно болен. Фильм обаял аудиторию сквозящей в нем светлой грустью, хрупкостью отношений и дыханием юности: Гас — мастер на такие штуки. Камерность  сюжета, должно быть, стала причиной того, что неоднократный лауреат Канн, Ван Сэнт на этот раз не в основновном конкурсе. Сам режиссер ничуть не расстроен, наоборот: рад, что не обязятельно было надевать на премьеру смокинг. Гас Ван Сэнт поведал журналистам некоторые секреты съемок: чтобы найти верные жесты, взгляды, эмоции,  он снимал с актерами «немые» дубли, без слов. И, глядя на персонажей, вправду кажется, что они вполне обошлись бы без диалогов. Режиссеру на протяжении многих лет удается сохранять доверительную интонацию в общении и с молодыми исполнителями, и с публикой, причем вне зависимости от того, работает ли Гас с независимой компанией или большой голливудской студей, как в этот раз. 

Фестиваль с бюджетом 20 млн евро только набирает обороты. В рамках функционирующего тут же кинорынка уже состоялись первые громкие презентации. Эксперты предсказывают, что после двух кризисных для кино лет объемы сделок по кинопроектам в 2011-м ощутимо возрастут.