По каталонскому сценарию

Александр Кокшаров
14 мая 2011, 17:19

Спустя неделю после региональных выборов в Шотландии стало понятно, что регион не будет стремиться к скорой независимости.

Фото: AP
Алекс Салмонд

В прошлую пятницу, пока в Лондоне лидеры трех крупнейших политических партий Британии оценивали масштабы потерь или недостаточных выигрышей на местных выборах в Англии и Уэльсе, в Эдинбурге праздновали победу. Алекс Салмонд, глава автономного правительства Шотландии, привел свою Шотландскую национальную партию к убедительной победе. ШНП выиграла 23 новых мандата и получила 69 из 129 голосов в региональном парламенте. Таким образом, теперь Салмонд сможет сформировать первое правительство большинства в Шотландии после восстановления автономии в 1999-м. С 2007 года он правил в меньшинстве (его партия хотя и имела больше мандатов, чем конкуренты, но до большинства не дотягивала), а до этого регионом управляла коалиция лейбористов и либдемов.

Центральное правительство в Лондоне немедленно прокомментировало победу ШНП, заявив, что не будет препятствовать референдуму о независимости Шотландии, пункт о котором входит в программу этой партии. Впрочем, очень многие в Британии сомневаются, что успех националистов в Эдинбурге приведет к распаду Британии, которая была создана в 1707-м в результате унии Англии и Шотландии.

Причиной этого стало то, что в предвыборной кампании ни независимость, ни значительное расширение автономии не оказались в центре внимания в отличие от вопросов экономической политики и госрасходов. Отчасти это стало результатом прагматизма в самой ШНП. Хотя на выборы 2007 года она шла с обещанием референдума о независимости в будущем, возглавив региональное правительство, Салмонд предпочел сконцентрироваться на более практичных вопросах, таких как образование, рабочие места и транспортная инфраструктура.

По мнению британского политического комментатора Филипа Стивенса, Салмонд решил пойти по каталонскому пути, взяв на вооружение опыт Жорди Пужоля, лидера каталонских националистов. После того как автономный парламент был учрежден в Барселоне в 1980 году, Пужоль 23 года управлял автономным регионом Испании, постоянно требуя новых экономических послаблений от Мадрида и угрожая в противном случае объявить независимость.

Действительно, сразу после оглашения результатов Салмонд заявил, что он планирует отложить референдум о независимости Шотландии до 2015 года – конца срока его нынешнего мандата. А его непосредственным приоритетом станет получение новых полномочий для автономного правительства региона, в частности по фискальным вопросам. В Эдинбурге хотят получать долю от налогов нефтегазовых компаний, разрабатывающих месторождения на шельфе Северного моря (80% британской добычи приходится на шотландский сектор), а также право выступать в роли независимого от Лондона заемщика на рынках капитала. «Подобные требования ставят Лондон в сложную ситуацию. Отказ Шотландии по экономическим требованиям будет означать риск дальнейшего усиления партии Салмонда. Если же Лондон согласится с требованиями, то шотландские избиратели увидят, что голосование за ШНП приносит прямые экономические дивиденды», – рассказал «Эксперту Online» Джеймс Митчелл, политолог из Университета Стратклайда.

Решение отложить вопрос референдума о независимости отражает и настроения в самой Шотландии, где, по опросам, большинство хотят остаться частью Соединенного Королевства. Так, если за ШНП проголосовал 51% избирателей, то идею независимости поддерживают лишь около 32%. Причем сейчас идея независимости оказалась менее популярна, чем всего несколько лет тому назад.

Так, в 1997 году, когда корреспондент «Эксперта Online» ездил по шотландским городам накануне предыдущих выборов, активисты ШНП рассказывали о том, как независимая Шотландия сможет повторить экономический успех Ирландии, которая тогда именовалась не иначе, как «Кельтский тигр». Глубокий экономический кризис в Ирландии, которая предотвратила банкротство своего банковского сектора лишь резким наращиванием госдолга, сделал ее антимоделью. Тем более что и в самой Шотландии банки пострадали в результате кризиса, особенно Royal Bank of Scotland и входящий в Lloyds Banking Group шотландский Bank of Scotland – эти банки были вынуждены согласиться на национализацию и вливание капитала из госбюджета. Поэтому прагматики из ШНП сегодня предпочитают осторожнее относиться к вопросу независимости, которая в итоге сможет трансформироваться в очень широкую автономию по каталонскому сценарию. Так, приоритетом для них становится экономическая автономия от Лондона, а не наличие собственных дипломатов или вооруженных сил.

Тенденцию к автономизации в Британии может повторить и Уэльс, где одновременно с выборами в местную ассамблею прошел референдум о получении дополнительных полномочий от центрального правительства. В результате проведенной при лейбористах Тони Блэра деволюции Кардифф получил более ограниченную автономию, чем Эдинбург. На плебисците в 2011 году 64% высказались за предоставление местной ассамблее возможности принимать собственные законы по 20 направлениям, в частности по вопросам здравоохранения и образования.

При сохранении нынешних тенденций Британия через несколько десятилетий может оказаться похожей по своей структуре на Испанию, в которой разные автономные провинции имеют разную степень автономии (Каталония – максимальную, Галисия – среднюю, а Эстремадура или Андалусия – минимальную). «И хотя Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия попытаются увеличить число вопросов, которые они решают самостоятельно, на местах, распад Соединенного Королевства в обозримой перспективе оказывается маловероятным. И независимость из результата в повестках дня регионов трансформируется в процесс», – рассказал «Эксперту Online» Том Майерс, научный сотрудник эдинбургского Института политики.